Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Грузия после выборов: участие оппозиции в управлении страной зависит от оппозиции


Ирина Лагунина: Центральная избирательная комиссия Грузии подвела официальные итоги избирательной кампании и хотя оппозиция настаивает на том, что выборы были сфальсифицированы, Михаил Саакашвили объявлен победителем уже после первого тура. Уже сейчас он обещает скорректировать свой политический курс. "Что может изменить Саакашвили в своей стратегии?", - с таким вопросом Андрей Бабицкий обратился к грузинским политологам.



Андрей Бабицкий: Мой первый собеседник Гия Нодиа, директор кавказского Института мира, демократии и развития из Тбилиси. Оппозиция заявила о том, что она не признает результаты. Что делать в этой ситуации, как будут себя вести участники этого политического процесса?



Гия Нодиа: Я думаю, оппозиция будет говорить до следующих выборов, что эти выборы были несправедливыми. Но всегда все оппозиции в Грузии говорили, что все выборы были несправедливыми. Тем не менее, жизнь проходила. Я думаю, что после прихода к власти правительства Саакашвили, планка поднялась, то есть требования к институтам стали выше, и это хорошо. Но реальность будет такова, что оппозиция де-факто примирится с тем, что Саакашвили будет президент. Уровень напряженности при втором сроке Саакашвили будет выше, чем она была при первом сроке.



Андрей Бабицкий: Какой оппозиция сегодня оказывается Саакашвили? То есть почти со стопроцентной поддержкой во время первого срока он ушел на 50% поддержку. Что-то изменится, как вы считаете, в той политике, которую он проводил?



Гия Нодиа: Я думаю, дело не столько в политике, сколько в стиле политики, это изменится, наверное. Но что касается политики, она будет более социально ориентирована, чем была до сих пор. Что касается стиля проведения политики, то Саакашвили заявил о готовности больше сотрудничать с оппозицией, включая приглашение каких-то людей из оппозиции на правительственные посты. И хотя оппозиция в начале отвергла это предложение, сказав, что Саакашвили нелегитимный президент, но можно предположить, что Саакашвили будет продолжать стараться договориться с оппозицией, и мы увидим, сможет ли он этого достичь.



Андрей Бабицкий: Подводя итоги этим выборам, можно ли уже как-то предугадать перспективы парламентских выборов, которые пройдут весной этого года?



Гия Нодиа: На парламентских выборах у оппозиции будут серьезные шансы. Трудно сказать, сможет ли национальное движение сохранить большинство или не сможет, и то, и другое возможно. С другой стороны, конечно, все будут смотреть на то, сможет ли та часть оппозиции, которая называется объединенной оппозицией, сохранить единство до выборов в парламент. В любом случае для Саакашвили это будут сложные выборы.



Андрей Бабицкий: Должна измениться, наверное, и сама концепция той политической реформы, которую сегодня осуществляет руководство Грузии?



Гия Нодиа: Что касается общего направления на привлечение инвестиций или усиление государственных институтов и так далее, я не думаю, что это следует менять.



Андрей Бабицкий: А каким образом Саакашвили собирается строить более дружеские отношения с Россией?



Гия Нодиа: Мне кажется, что единственное, что можно предложить России, что возможно изменило бы отношения фундаментально - это отказ от ориентации на Запад, когда западные организации и структуры. Но я думаю, что это предложить Саакашвили не сможет и не нужно. С другой стороны, улучшение российско-грузинских отношений, наверное, возможно в том случае, если просто Грузия станет более стабильным внутри себя государством и, соответственно, у российской политической элиты будем меньше искушений изменить политический курс Грузии.



Андрей Бабицкий: Из Тбилиси Леван Рамишвили, председатель правления Института свободы. Мы все-таки имеем какую-то новую реальность в Грузии и, наверное, нового президента, ему что-то придется менять?



Леван Рамишвили: На предыдущих президентских выборах Саакашвили получил 96%, на парламентских его партия получила две трети. На предыдущих местных выборах его партия получила где-то 77%. По сравнению с теми выборами избирательная кампания 2007-2008 года была самой конкурентной. И в результате то, что мы получили, создает иную политическую картину в Грузии. То, что четыре года тому назад Саакашвили получил 96%, те выборы были не выборами, а как бы референдумом и тогда было гораздо легче, потому что тогда все были против Шеварднадзе, тогда лозунг был у Саакашвили «Грузия без Шеварднадзе». И объединяться против чего-то - это легче. Но за эти четыре года Саакашвили проводил определенную политику. И иметь позитивную программу и иметь коалицию, нацеленную на эту позитивную программу всеобъемлющей поддержкой - это гораздо труднее. Когда проводилась реформа образования или реформа полиции или экономические реформы, реформа трудового законодательства, то у всех этих реформ есть и сторонники, и есть противники. То есть до этого у Саакашвили, можно сказать, не было демократического мандата на проведение тех ультралиберальных реформ, которые он проводил, потому что мандат был получен расплывчатый против чего-то. Сейчас уже избирателям более конкретно известно, какую политику проводит Саакашвили и очень многие голосовали за эту политику, но немало граждан голосовало и против.



Андрей Бабицкий: Все-таки, что сегодня придется менять Саакашвили в собственной политике? Вы говорите, что, наверное, протестные голоса, которые были поданы против Саакашвили - это результат его либертарианских реформ. Сегодня после выборов, что сказал Саакашвили, что его политика будет более социально ориентированной?



Леван Рамишвили: Саакашвили пытался вести только позитивную кампанию и неоднократно заявлял, что были допущены определенные ошибки в том, что такая поляризация политическая сложилась, что практически нет консенсуса между основными политическими силами. После выборов неоднократно он заявлял о том, что будет пересмотрен состав кабинета министров, что это не будет может быть формально коалиционным правительством. Но он собирается пригласить тех людей, которые может быть голосовали за оппозицию, а может быть сами были какими-то оппозиционерами. Может быть он последуют примеру Николя Саркози, который в кабинет приглашал и социалистов, и центристов. Во всяком случае, если судить по риторике и по тем заявлениям, которые делает Саакашвили и его команда, политика будет более эксклюзивной. Будет проводиться более активно социальная политика, но я не думаю, что результатом будет отказ от либеральных реформ. Наверное, реформы тоже будут проводиться, потому что именно эти реформы дают результаты и именно благодаря этим реформам Саакашвили удалось все-таки устоять у власти. Потому что в течение четырех лет рост валового внутреннего продукта 9%, экономика удвоилась, прямые иностранные инвестиции увеличились где-то в четыре раза. Если смотреть по всем опросам общественного мнения, которые проводились в Грузии и до «революции роз», и после, во всех этих опросах главной проблемой всегда была безработица, нищета. Неспособность правительства значительно повлиять на эту ситуацию является самым большим минусом правительства Саакашвили. Безработица во время этого периода не только не уменьшилась, а наоборот немножко даже увеличилась. До революции было 13% безработных, сейчас примерно 15.



Андрей Бабицкий: Перспективы на парламентские выборы?



Леван Рамишвили: Вот это самое интересное. Потому что политика, которую будет проводить Саакашвили, будет зависеть от того мандата, который будет получен на парламентских выборах. А для оппозиции это шанс взять реванш. То, что Саакашвили уже победил на выборах, для некоторых его сторонников может быть будет достаточным, может быть некоторые его избиратели не будут так активны на парламентских выборах, для них будет меньше мотиваций. Но с другой стороны, то, что сейчас оппозиция ставит под вопрос легитимность президентских выборов, есть такое опасение, что протестное противостояние после того, как Саакашвили протянул им руку примирения, они все еще собираются митинговать против этого. У некоторой части избирателей может создаться опасение по поводу стабильности. И определенная часть избирателей может в результате немножко отвернуться от оппозиции. Как это все пройдет в первые недели после официального оглашения результатов президентских выборов - все это будет решающим образом влиять на исход парламентских выборов.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG