Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Нелегкое дело - праздники. Или – когда причиной алкогольных отравлений становится не алкоголь, а его количество


Ирина Лагунина: Прошедшие новогодние праздники дались нелегко жителям России, употребляющим спиртные напитки: многие из них попали в больницы с диагнозом «острое алкогольное отравление». К примеру, в Якутске за январские каникулы «скорая помощь» выезжала к перепившим людям около трехсот раз. Но и в будние дни тема алкоголизма не становится менее актуальной: по официальной статистике, этот диагноз поставлен почти двум с половиной миллионам россиян, на самом же деле зависимых от алкоголя людей в стране гораздо больше. Рассказывает Любовь Чижова.



Любовь Чижова: Сразу после новогодних праздников российские средства массовой информации начинают сообщать гражданам печальную статистику прошедших многодневных гуляний: тут и криминал, и травмы, и ожоги, и автоаварии, и многое другое. Практически все эти происшествия случаются с выпившими людьми. А часто случается, что медицинская статистика пополняется жертвами алкоголя в чистом виде. К сожалению, наступивший год не стал исключением. В Якутске за первые дни января 300 человек попали в больницы с диагнозом «острое алкогольное опьянение». Передает корреспондент Радио Свобода Сергей Суранов…



Сергей Суранов: Вряд ли ошибусь, предположив, что непосильным испытанием для тысяч Якутска оказалось затяжное сидение за праздничными столами. 450 из них были вынуждены вызывать «скорую помощь», чтобы придти в себя, и 301 из них были госпитализирован. И не только потому, что в домашних условиях медикам не удалось вывести этих людей из состояния алкогольной интоксикации. Почти 50 человек из числа госпитализированных проведут в больнице не одну неделю из-за обострения хронических заболеваний, а еще 15 человек из-за того, что на почве обильных возлияний у них развились психозы. От такой «праздничной» статистики стало не по себе в первый рабочий день года председателю городского комитета здравоохранения Якутска Егору Борисову. В беседе со мной он сказал: «10 дней безделья – это ведь ужасно. Экстренную помощь пришлось оказывать и четырем подросткам. Мы сейчас начинаем разбираться вместе с управлением образования Якутска с родителями этих подростков, почему их дети оказались в таком тяжелом положении. Детям нужно будет помочь». Впрочем, Егор Борисов уверен, что на самом деле алкогольную интоксикацию пережило значительно больше горожан. Просто «скорую» вызывал тот, кому казалось, что он уже умирает. Егор Борисов считает, что большинство людей не научилось хотя бы без тяжких последствий для своего здоровья проводить зимние каникулы. Ведь россияне за столом не только обильно пьют, но и не менее интенсивно едят. Егор Борисов уверен, что не менее 80% горожан во время таких застолий набрали совершенно ненужные им килограммы лишнего веса, а это еще одна тропинка в кабинет врача, правда, в будущем. Тем временем якутские туристические компании подсчитали, что не больше 500 якутян смогли позволить себе провести новогодние каникулы за границей. Удел остальных - более скромные по расходам, но более тяжелые по последствиям застольные развлечения.



Любовь Чижова: Рассказывал мой якутский коллега Сергей Суранов. К сожалению, эта ситуация характерна для всех российских регионов. Двум с половиной миллионам россиян поставлен диагноз «алкоголизм», но специалисты считают, что зависимых от алкоголя в стране гораздо больше. С 2000 года заболеваемость алкоголизмом выросла более чем на 14 процентов, и больше всего медиков тревожит, что болезнь за эти годы сильно помолодела – на 100 тысяч подростков до 14 лет – 17 алкоголиков, и это только официальная статистика. По той же статистике, уже 70 процентов опрошенных подростков признавались, что хотя бы раз испытывали состояние алкогольного опьянения, а 8 процентов не скрывали, что за последний месяц крепко выпивали 5 раз. Ну, а в праздничные дни количество употребляющих спиртное, людей значительно возрастает. Не имеет значение, сколько у человека денег, чтобы отметить праздники. Отравится можно и суперэлитным коньяком, и самой дешевой водкой, купленной в соседнем ларьке. Сколько нужно выпить, чтобы попасть в больницу с отравлением? На этот вопрос отвечает нарколог Сергей Полятыкин из фонда «Нет алкоголизму и наркомании»…



Сергей Полятыкин: В справочнике по реаниматологии смертельная доза этилового спирта или алкоголя определена в 300 миллилитров на одномоментный прием, то есть это чисто этилового спирта. В жизни это индивидуально. Скажем, и ГАИ, и полиция дорожная других стран регулярно вылавливают водителей, при экспертизе в крови которых концентрация алкоголя оказывается смертельной для других людей, но они даже за рулем сидят. Это некие индивидуальные особенности человеческого организма.



Любовь Чижова: Каким алкоголем можно отравиться?



Сергей Полятыкин: Отравиться можно любым алкоголем, даже самым элитным, супер-элитным алкоголем можно отравиться, если выпить его много, близко к тем количествам, о которых говорится в справочнике по реаниматологии.



Любовь Чижова: То есть если взять самый дорогой, самый лучший коньяк?



Сергей Полятыкин: Супер-очищенный серебряными фильтрами на воде из горных источников Швейцарии, я не знаю, чего там еще придумать, все равно. Потому что этиловый спирт – это протоплазматический яд с наркотическим действием на центральную нервную систему.



Любовь Чижова: Ну а если говорить о том, что многие россияне склонны употреблять не совсем качественный алкоголь, фальсифицированный или вообще суррогатный?



Сергей Полятыкин: Фальсифицированный алкоголь, допустим, я купил бочку спирта неучтенную на том же предприятии, где делается спирт «Русского стандарта» самого высокого качества, разбавил ее в ванне дома водопроводной водой и разлил по бутылкам с какой-нибудь этикеткой «кристалловской», то этой водкой отравиться нельзя, если выпить ее в обычных количествах, как обычный гражданин на праздник выпивает. Это будет водка фальсифицированная, но не суррогатная. Суррогатные алкогольные напитки – это которые делаются из спирта, не предназначенного для потребления человеком, из технического, из денатуратов, когда люди употребляют какие-нибудь огуречные лосьоны, «Тройные одеколоны» - это все суррогаты. Проблема, конечно, существует, поскольку где-то около 60, а может быть даже 80 тысяч гибнет ежегодно от употребления больших доз алкоголя. Много в пьяном виде гибнет в авариях, в результате каких-то травм на производстве, в быту. Огромное количество людей, которые не учтены статистикой, гибнут от болезней хронических, которые вызваны длительным употреблением алкоголя. И северный тип потребления, особенности генов большой части нашего населения, северного, в частности, это все приводит к тому, что проблема есть.


Пути решения этой проблемы – это выработка некоей единой государственной программы, основная цель которой – это снижение потребления алкоголя населением. Это не только запретительные меры, если только запретительные меры принимать, то ничего хорошего не будет, нам горбачевский опыт это хорошо показал. В принципе, опыт был в начале века – это мировая война, там тоже сухой закон был, тоже ничего хорошего он не принес тот сухой закон, как и горбачевский. Поэтому это должна быть комплексная система мер, некое снижение доступности алкоголя разными путями, снижение его предложения в сочетании со снижением спроса, то есть формирование у граждан России стереотипа трезвого образа жизни, когда здоровому человеку в принципе не требуется алкоголь для того, чтобы чувствовать себя нормально, чтобы веселиться, горевать, решать какие-то жизненные проблемы, общаться друг с другом, расслабиться, получить удовольствие. Это такая должна быть программа с такими механизмами. А конкретное ее наполнение – это дело профессионалов. И критерий здесь один – приводит эта мера к снижению потребления алкоголя – хорошо, не приводит – плохо.



Любовь Чижова: Это был нарколог Сергей Полятыкин. В этом году свой путь по снижению вреда от алкоголизма предстоит пройти и Литве: 2008 год объявлен здесь годом трезвости. По статистике, Литва – самая пьющая страна Евросоюза. Подробности – у моей коллеги Ирины Петерс…



Ирина Петерс: Более 11 литров абсолютного алкоголя на каждого жителя страны в год - эта неутешительная статистика, которая на практике в буквальном смысле слова «выливается» в преступления, травмы, аварии на дорогах, болезни, а также несчастную долю детей в пьющих семьях, заставила политиков под давлением общества перейти от увещеваний к жесткому наступлению на тех, кто правит алкогольным рынком. А рынок этот в Литве, опасно либерализованный, давно втянул в свою сферу многих - знаменитые литовские баскетбольные клубы, шоу-бизнес, медиа и самих политиков. Последним вскоре предстоит принять принципиальное решение о предлагаемом запрете алкогольной рекламы на телевидении.


Парламентарий Андрюс Кубилюс в интервью Литовскому радио сказал:



Андрюс Кубилюс: Трагическая ситуация. На 25 процентов увеличилось употребление алкоголя, число алкогольных психозов увеличилось в два раза, если считать от 90- го года – то в десять раз. Проблемы решаются регулированием рынка, цен, доступа к алкоголю и конечно, реклама. Реклама имеет очень большое воздействие.



Ирина Петерс: В борьбу против широкого распространения алкоголя включились даже церковные иерархи, обычно не вмешивающиеся в общественную жизнь. Глава Католической церкви Литвы Аудрис Юозас Бачкис и архиепископ Сигитас Тамкявичюс заявили: Алкогольные бизнес-группы и подотчетные им средства массовой информации решились разжечь публичную травлю политиков ради своей прибыли, которая может уменьшиться с введением ограничений на рекламу алкоголя. Телекомпании, живущие на средства от этой рекламы, перешли к действиям, напоминающим саботаж – прекратили спортивные трансляции и манипулируют естественным возмущением зрителей. Всей Литве лгут в глаза, будто- бы прямым трансляциям мешает ограничение рекламы, а баскетбол, якобы, потерпит крах без пожертвований пивоваров . – говорится в заявлении.


Священник вильнюсского католического Архикафедрального собора Ричардас Довейка:



Ричардас Довейка: Общество дает знать, что ему не нужна эта реклама. И теперь это услышат члены Сейма.



Ирина Петерс: Коммерческий мир давит на любого политика, это не секрет. Как вам кажется, в этой борьбе победит ли совестливый взгляд?



Ричардас Довейка: Мы можем об этом только молиться. Чтобы наши члены Сейма не были такими, что могли за что-то там продать свой голос, не услышать своих избирателей. За плечами каждого члена Сейма стоят тысячи и тысячи людей. Сегодня уже одним голосом просят: нужно спасть семью, нужно спасать людей от алкоголя. Много молодых людей, которые пьют, употребляют наркотики, которые свою молодость продают за бутылку сидра.



Ирина Петерс: Католический священник Ричардас Довейка пожелал политикам «устоять перед шантажом и лавиной угроз».


Граждане Литвы с пристрастием следят за этой схваткой политиков, общественных деятелей и производителей алкоголя. И многие пообещали не успокаиваться, пока государство не вернет выпущенного из бутылки джина на место.



Любовь Чижова: Проблемы Литвы и России во многом схожи. Эксперты считают, что в России до сих пор нет внятной государственной антиалкогольной политики. Когда в стране участились случаи отравления суррогатным алкоголем, многие известные политики предлагали ввести в оборот так называемую «народную водку» по минимальной цене – от 60 рублей. При этом никто из них не говорил об огромных проблемах, которые приносит водка – хоть народная, хоть элитная. Некоторые северные страны не так давно предприняли меры для снижения вреда от алкоголизма: водка и другие крепкие напитки стали там очень дорогими, а красное вино и пиво – более доступными. Но вот сделать так, чтобы люди не пили вовсе, пока не удалось нигде. Впрочем, по сообщениям российских СМИ, с алкоголизмом по-своему пытаются бороться в некоторых деревнях Башкирии: там за это взялись местные женщины, уставшие от беспробудного пьянства своих мужей. Все праздники там проводятся без водки, в магазинах не продается спиртное. Пьющие семьи из деревни просто выселяют. Таких деревень – три на всю Башкирию.


XS
SM
MD
LG