Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Ингушетии завершилась акция «Я не голосовал»


Программу «Итоги недели» ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие владелец портала «Ингушетия.ру» Магомед Евлоев.



Дмитрий Волчек: Российские наблюдатели внимательнейшим образом следили за подсчетом голосов в Грузии, отмечали нарушения, давали слово грузинским оппозиционерам, несогласным с итогами выборов. А вот информации о том, как жители одной из российской республики протестовали против фальсификации декабрьских выборов в Госдуму, не нашлось места в телеэфире. Речь идет об Ингушетии. По официальным данным, на избирательные участки 2 декабря пришли более 98% избирателей, причем львиная доля их голосов - 99,15% ушла «Единой России». Интернет-портал «Ингушетия.ру» решил выяснить, сколько на самом деле проголосовало жителей республики и за кого они голосовали. Результаты акции «Я не голосовал» оказались весьма интересными. Вот что рассказал мне Магомед Евлоев, владелец портала «Ингушетия.ру».


Расскажите, пожалуйста, как вам удалось организовать акцию «Я не голосовал» с технической точки зрения? Наверное, это было непросто?



Магомед Евлоев: Вообще-то акция заранее не планировалась. После того, как 2 декабря вечером было объявлено, что проголосовало 98%, в редакции сайта люди начали возмущаться: почему? Что, нас за народ не считают, что, мы - быдло, раз за нас кто-то проголосовал? Люди начали обращаться, пятьсот писем поступило. И у нас родилась идея провести опрос, кто не голосовал, где и как, обходить, выяснять. Специальная была анкета, заявление на имя генерального прокурора России, что я такой-то, такой-то не принимал участия. Подготовили эту анкету и начали обходить. Конечно, не ожидали, что так много людей сможем опросить. Во время акции сотни добровольных помощников, около 500-600 человек, которые сами печатали на компьютерах образцы заявлений, обходили людей, выясняли, кто не голосовал, заполняли заявления. Были и такие, кто заявлял, что голосовал. Это, в основном, родственники чиновников. Абсолютное большинство, все, кого мы опрашивали, говорили, что не голосовали, подписывали заявление.



Дмитрий Волчек: А местные власти не мешали вам проводить опрос?



Магомед Евлоев: Мы это делали, конечно, неформально, никого уведомляя, ходили по домам, по квартирам. Но если попадем на какого-нибудь чиновника, или родственника, или милиционера, семью, где живет милиционер, были звонки, были попытки забрать заявление у некоторых помощников. Были такие моменты, например, в станице Орджоникидзевской у сотрудника акции забрали порядка ста заявлений милиционеры насильно.



Дмитрий Волчек: А люди не боялись говорить вам правду, что они не голосовали или голосовали за какую-то другую партию?



Магомед Евлоев: Люди абсолютно не боятся, все писали заявления. Люди говорят: почему нас не считают за народ? Мы у многих во время акции выясняли, почему не ходили на голосование. В основном только из-за недовольства политикой Зязикова, что он врет, обманывает федеральный центр, что у нас в республике все хорошо, не заботится о народе, о населении.



Дмитрий Волчек: Какие же на сегодняшний день результаты?



Магомед Евлоев: На сегодняшний день результаты: мы подсчитали порядка 89 тысяч заявлений, 294 тома, по 250-300 собрали, привезли в Москву из Ингушетии.



Дмитрий Волчек: Насколько отличаются результаты от официальных?



Магомед Евлоев: Официальные результаты - это явка 98%. В результате проверки опрошено процентов 70% избирателей, уже выяснили, что 55-56% вообще не участвовали в голосовании, лица, которые достигли избирательного возраста - 18 лет.



Дмитрий Волчек: А те случаи, когда голосовали за другую партию, не за «Единую Россию», а голоса были приписаны «Единой России»?



Магомед Евлоев: Приходили на голосование, специально вели нелегальный опрос, в основном те, кто голосовали за «Яблоко». Были такие чиновники, кто за «Единую Россию».



Дмитрий Волчек: То есть, на ваш взгляд, какой процент на самом деле проголосовал?



Магомед Евлоев: На самом деле те, кто явились на выборы, по предварительным прогнозам 8-9%. За «Яблоко» проголосовали процентов 90, кто явился, за «Единую Россию» почти никто кроме чиновников голоса не отдал.



Дмитрий Волчек: То есть всего 9% населения Ингушетии участвовали в выборах?



Магомед Евлоев: Примерно.



Дмитрий Волчек: Анкеты собраны, результаты потрясающие, а что с ними можно сделать, имеют ли они юридическую силу?



Магомед Евлоев: Будем действовать в трех направлениях. Первое направление – это обращение в генпрокуратуру с приложением всех заявлений о возбуждении уголовного дела по фактам фальсификации на территории Ингушетии. Второе направление – это заявление в Верховный суд Ингушетии о признании недействительными итогов голосования по Ингушетии. И третье направление – это ждать, какие решения будут приняты на местах судом и генпрокуратурой. Если будут попытки не разрешить по справедливости, по закону эти документы, то готовится в международную правовую судебную инстанцию, например, в Европейский суд по правам человека. Хотя если мы будем ждать прохода всех процедур судебных и прокурорских, это может затянуться, они могут опрашивать в день по одному человеку, не так, как мы делали, и они могут затянуть на года эту проверку.



Дмитрий Волчек: То есть серьезных шансов опротестовать итоги выборов нет?



Магомед Евлоев: В понедельник проведем совещание юридическое по этому вопросу, те, кто участвовал в этой акции, кто организовывал эту акцию, будем принимать решение. Если будет политическая воля. Но если этой воли не будет, то местные органы, местные суды никогда не пойдут против, они будут смотреть, как на это смотрят в Москве.


XS
SM
MD
LG