Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Какие сюрпризы приготовил наступивший год петербуржцам


Виктор Резунков: Сегодня мы поговорим о том, какие сюрпризы ожидают петербуржцев, да и вообще всех россиян в наступившем 2008 году, обсудим, посмотрим последние публикации на эту тему в российских средствах массовой информации. С точки зрения политической, кроме президентских выборов, судя по всему, особых событий ждать и не приходится. И россияне, похоже, и не желают каких-то политических перемен – об этом мы поговорим попозже. А с точки зрения экономической событий ожидается немало – это и рост цен на продовольственные товары, жилищно-коммунальные услуги, бензин и тому подобное. В этом отношении наступивший год приготовил петербуржцам и россиянам, разумеется, немало сюрпризов. Во всем этом мы попытаемся сегодня разобраться.


У нас в студии редактор газеты «Северная столица» Дмитрий Мотрич и редактор отдела экономики газеты «Санкт-Петербургские ведомости» Виктор Николаев.


А в начале нашей передачи – рубрика «Что происходит?»



Час прессы. Что происходит?



Виктор Резунков: В Петербурге продолжается судебный процесс над журналистом газеты «Новый Петербург» Николаем Андруйченко. Да и сама газета вчера получила уже третье за последние полтора месяца предупреждение о недопустимости экстремистской деятельности. Мы связались по телефону с главным редактором «Нового Петербурга» Алексеем Андреевым и попросили прокомментировать ситуацию.


Алексей, в чем заключаются последние претензии властей к вашей газете? И вообще, какая в данный момент сложилась ситуация вокруг «Нового Петербурга»?



Алексей Андреев: Я хочу сказать, что ситуация трагическая. Что касается последних претензий, они не так уж и важны. Я хотел бы все-таки в первую очередь сказать о том, что Николай Андруйченко по-прежнему находится за решеткой. Даже не рассматривается по существует кассационный протест на то, что его отправили за решетку. И сейчас рассмотрение назначено городским судом на 30 января, то есть на срок, когда уже двухмесячный срок пребывания за решеткой истечет. И воспользовались наши судейские и правоохранительные власти таким, я думаю, иезуитским методом. Они по решению следователя отправили Андруйченко на психиатрическую стационарную экспертизу. И якобы настолько это закрытое заведение, что оттуда нельзя человека доставить в городской суд и так далее. последнее заседание проходило даже в самом этом заведении, в результате оно было закрытым. Это было 9-е число. В результате это заседание было закрытым, и Николай Андруйченко отказался участвовать в закрытом заседании, он потребовал, чтобы оно было открытым.


Что касается этого предупреждения, то оно датировано 17 декабря, но вручено мне, как главному редактору, только вчера. Очень странно, что оно также вынесено за публикацию июньскую в газете. Но именно за публикацию Николая Андруйченко, она называлась «Пора покупать оружие. Как путинские опричники убивают души и веру». Я скажу так, что текст самого предупреждения и заключение специалиста, на котором оно основано, по-прежнему очень странные. Вот пишет специалист, что имеются признаки экстремисткой деятельности в тексте статьи Андруйченко, которые выразились в публичном заведомо ложном обвинении лица, замещающего государственную в Российской Федерации, в совершении им деяний, указанных в законе об экстремизме. Ничего подобного в этой статье нет, я утверждают. Так же как, собственно говоря, не совершил Андруйченко никакого преступления. Я бы даже уточнил, что вообще факта преступления нет. Уголовное дело заведено, но преступления, по которому оно заведено, не было.



Виктор Резунков: Алексей, насколько я знаю, Николай Андруйченко сейчас содержится в специальной психиатрической больнице на Арсенальной, где в свое время находился Владимир Буковский и другие диссиденты.



Алексей Андреев: Да, это так. Пока трудно сказать, на основании чего будут выносить решение психиатры, но в самом плохом варианте можно предположить даже, что они, например, по публикациям, как в старые добрые времена, по текстам человека могут вынести заключение. Это ужас, но это может быть, поскольку времена стремительно, я бы сказал, возвращаются.



Виктор Резунков: Спасибо большое, Алексей. Мы беседовали с главным редактором газеты «Новый Петербург» Алексеем Андреевым.


И возвращаемся к нашей главной теме – сюрпризам, которых стоит ожидать петербуржцам и россиянам в наступившем 2008 году. Коллеги, давайте начнем сначала с политики, но не будем уделять ей, конечно, очень уж большое внимание. Интернет-газета «Фонтанка.Ру» сообщает о том, что предвыборный штаб Дмитрия Медведева в Петербурге возглавит губернатор Валентина Матвиенко, а в Ленинградской области, соответственно, губернатор Ленинградской области Валерий Сердюков. И вот у меня первый к вам вопрос, Дмитрий, вы ожидаете каких-то, скажем так, ярких политических событий в наступившем 2008 году для петербуржцев и для россиян?



Дмитрий Мотрич: Вы знаете, я, наверное, сейчас очень странную вещь скажу, но вот это мое личное мнение, что самым ярким таким событием может оказаться отмена президентских выборов. То есть у меня нет уверенности в том, я не разделяю всеобщую уверенность в том, что они состоятся. Я боюсь, что найдутся люди, которые в последний момент, или группу людей, смогут испугаться даже такой вот заранее продуманной вроде и тщательно спланированной передачи власти. И просто произойдет одно из тех событий, которые меняют ход истории, не в том значении обязательно, которое придавал этому Александр Дюма, а может быть, какая-нибудь техногенная катастрофа или что-то еще, что позволит отменить президентские выборы, а потом развести руками и сказать: «Вы же видите, мы же хотели, все же было готово, но, сами понимаете, не судьба».



Виктор Николаев: Я думаю, что такой сценарий вполне возможен. Хотя вот так сейчас делать подобные прогнозы я бы не стал. Потому что, к сожалению, власть полностью вышла из правового поля, и вот даже то, что предвыборные штабы возглавляют губернаторы… Известно, что государственный чиновник, находящийся на государственном посту, не имеет права вести агитацию, для этого он, как минимум, должен уйти в отпуск. Никто в отпуск не уходит, всем все понятно, всем понятно, что это серьезное нарушение, но суды занимаются, на самом деле, вот такими, как Андруйченко.


Что касается меня, я в новом году жду роста политической активности со стороны народа. Будут новые митинги, новые «Марши несогласных», и я думаю, именно это будет яркими политическими событиями. Ну, власть, как и плохая погода, наверное, могут подкинуть народу какие-то вводные, и все зависит просто от того, как народ будет на это реагировать.



Виктор Резунков: Газета «Ведомости» публикует статью директора Левана-центра Льва Гудкова, вот что, в частности, он пишет: «Главное, что произошло за годы путинского правления, это полное отчуждение общества от политики. События в верхнем эшелоне власти перестали интересовать людей. Там – борьба за власть и передел собственности, коррупционные склоки и интриги, которые, как думает большинство опрошенных, не затрагивают их повседневной жизни. Здесь внизу – проблемы с медициной, лекарствами, жилищно-коммунальным хозяйством, бедность и тому подобное. Для основной массы россиян стабильность означает прежде всего возможность достойно жить на зарплату и пенсию, преодоление инфляции и роста цен, а не возрождение величия российского государства или устойчивость власти».


Что вы думаете по этому поводу? Действительно, сложилась в России такая ситуация, скажем, на примере Петербурга?



Дмитрий Мотрич: Мне кажется, что, в общем, как всегда, Левада-центр делает правильные выводы. Ну, это же не они придумывают, это ясно из социологических опросов, это действительно мнение людей. Да, действительно, пока, грубо говоря, есть корм в кормушке – что происходит там, наверху, у тех, кто этот корм насыпает нещедрой рукой, это, в общем, людей не очень интересует. То есть политическая апатия действительно необыкновенно сильная. Собственно говоря, это видно же и по результатам парламентских выборов. То есть несмотря на победные реляции, простой арифметический расчет ясно показывает, что Владимир Владимирович Путин вместе с партией получил на 5 миллионов голосов меньше, чем четыре года назад без партии. Спрашивается: зачем такая партия? То есть, в общем, реакция народа вполне понятна, никто просто не хочет, людей на выборы приходилось, грубо говоря, загонять. И то, что сейчас происходит эта печальная комедия в Ингушетии, связанная с тем, что выясняется, что там больше половины народа просто не голосовала при официально заявленной 99-процентной явке, - это еще одно подтверждение мнения уважаемого мною Левада-центра.



Виктор Резунков: Сегодня сразу две газеты - «Московский комсомолец» и «Ведомости» - активно обсуждают и сообщают о том, что Михаил Зурабов назначен тайно, еще в октябре месяце, советников президента Владимира Путина. Я процитирую: «Российскую социальную сферу ждут новые испытания. По указанию нового социального министра Татьяны Голиковой, специальные рабочие группы Минзравсоцразвития в обстановке полной секретности разрабатывают проект масштабной реформы пенсионной сферы и здравоохранения», - утверждает «Московский комсомолец». Информацию о том, что в недрах Минздрава готовят второй этап пенсионной реформы, подтверждает и газета «Ведомости». Тем временем реформатора Михаила Зурабова назначили советником президента Путина, причем тайно. Произошло это еще в октябре, в день рождения президента, но сведений об этом на кремлевском сайте нет.


Виктор, что вы думаете по поводу этого нового назначения? Кстати говоря, газеты приводят основные грехи, которые приписываются Зурабову. «Монетизация льгот, пенсионная реформа, нехватка бесплатных лекарств, воровство в системе медицинского пенсионного страхования, издевательство над инвалидами, которым ежегодно приходится доказывать, что они не инвалиды, и попытка урезать бюджетное финансирование здравоохранения», - это News . com . ru пишет. Я хотел бы узнать, с какой стати тогда назначать Михаила Зурабова советником президента?



Виктор Николаев: Мне кажется, что Зурабов очень хорошо сделал то, что от него требовалось, то есть все те грехи, которые совершила полностью исполнительная власть, начиная от президента, он просто взял на себя. Для народа он стал таким мощным пугалом, и за это он, в общем-то, поощрен. Он остался в обойме, он назначен на должность, которая, в общем-то, всем понятно, является синекурой. Я не знаю, что он там может советовать президенту по поводу всей этой реформы. Наверное, что-то посоветует, особенно если у них такие замечательные отношения, что это в день рождения происходит, кто знает, может быть, и за праздничным столом. Поэтому мне сложно судить. Я не вхож в этих сферы. Что касается простого народа, то тут явно, конечно, пытаются показать, что Зурабов наказан, что он снят. Но, вы заметьте, ни один крупный государственный чиновник, да и мелкий, не потерял должности даже в тех случаях, когда власти признавали какие-то проблемы. Вспомним подводную лодку «Курск» (это было уже довольно давно) – никто не потерял из-за этого должностей, никто не был уволен. Монетизация льгот, пенсионная реформа, что только ни происходило, события в Беслане – все остались на своих постах или переехали на другие такие же должности, столь же хлебные и доходные.



Дмитрий Мотрич: Хотелось бы только заметить, как потрясающе красиво звучит: действительный тайный советник Зурабов. Я полностью согласен с Виктором, власть, в общем, никогда у нас в стране своих не сдавала, но сейчас это просто приобретает совсем уже комические формы. Потому что если раньше провинившегося могли отправить послом куда-нибудь в Гану, то сейчас фактически всего лишь передвинут по горизонтали и сделают вид, что так и надо. Известная замена министра юстиции на генерального прокурора – просто элементарные такие, чисто горизонтальные группировки. Даже слегка пожурить или куда-то отодвинуть – это не делают.



Виктор Резунков: Виктор, вы следите за экономической ситуацией в Петербурге очень внимательно, я знаю. Ирина спрашивает: «Сегодня только ленивый не продолжает пинать Зурабова. Госпожа Голикова запретила выписывать бесплатные лекарства. А как у вас в Питере?»



Виктор Николаев: К сожалению, это относится к социальной сфере, а не к экономической. А как петербуржец я не пенсионер и бесплатные лекарства не получаю, поэтому этот вопрос, конечно, не совсем ко мне.



Виктор Резунков: Но проблема есть, насколько мне известно.



Виктор Николаев: Проблема, конечно, есть, и проблемы с бесплатными лекарствами, собственно говоря, были всегда. К сожалению, все эти проблемы решаются за счет пенсионеров, за счет социально незащищенных, то есть люди, у которых нет детей, которые зарабатывают хорошие деньги и могут им помогать, оказываются, на самом деле, в катастрофической ситуации. И я, кстати, помню, сразу после монетизации льгот вскоре умер журналист, мой хороший знакомый, даже, я бы сказал, друг, пожилой человек Григорий Набойщиков. Он, кстати, на Радио Свобода выступал. Он был инсулинозависимым диабетиком, были проблемы с инсулином, и вот его организм не выдержал.



Виктор Резунков: Я хотел бы привести еще выдержку о том, что ожидает вообще петербуржцев, какой рост цен и на что в наступившем году. Это из статьи, помещенной на «Фонтанке.Ру», «Прореха в кармане стала еще шире» - так называется статья. Вот что, в частности, пишется: «Несмотря на все усилия властей, инфляция в октябре составила 1,6 процента. Быстрее всего дорожали продукты, в том числе, те цены, которые были заморожены. А вот цены на подсолнечное масло побили все рекорды. Однако петербуржцы никакого торможения роста цен не заметили. На вопрос «Фонтанки»: «Какие экономические события больше всего сказались на кошельках петербуржцев?» - 71,1 процента читателей ответили, что больше всего их ограбили именно «кусачие» цены на продукты. Вторым по популярности ответом было увеличение коммунальных платежей, в 2007 году они выросли на 13-13,5 процента. Кроме того, многие ТСЖ решили проводить капитальный ремонт вверенных им домов и начали собирать с горожан дополнительную плату. Эта тенденция сохранится. И средний рост тарифов на коммуналку в 2008 году составит 14 процентов больше всего подорожает газ – на 24,6 процента, чуть меньше – свет – на 13 процентов, тепло – на 13 процентов, вода – почти на 14 процентов. В среднем семье из трех человек в следующем году придется платить за услуги ЖКХ на 240 рублей больше.


Вот куда уходят деньги? Этим вопросом задаются журналисты, но дело даже не в этом. Мне интересно ваше мнение, это много, мало? В чем смысл этого всего?



Дмитрий Мотрич: Вы знаете, поскольку это такая бездонная бочка, которые дочери царя Даная наполняли, то обсуждать, куда оно уходит, в общем, наверное, достаточно бессмысленно. Вот конкретно в нашем доме пришла к нам хороший человек – управдом и говорит: «Подпишите, пожалуйста. Мы теперь преобразуемся, у нас теперь будет называться вот так-то». Я говорю: «Ну и что? Это что-нибудь поменяет?» - «Ну, нам зарплату чуть-чуть повысят». – «Ну, ладно, подпишу, добрая женщина». Потому что, какая, в сущности, разница? Ничего не происходит, ни на что это не повлияет. И самое обидное, что это повышение тарифов ничем не обосновано. И давным-давно мы уже достигли этой пресловутой планки в 100 процентов, тем не менее, ничего не меняется. Мне вообще трудно понять, может быть, Виктор объяснит, как считается вот эта вот пресловутая инфляция. Мне кажется, что если каждый человек просто посчитает свои расходы на продукты, на билеты, которые дорожают с колоссальной скоростью, на то же ЖКХ, то просто по факту станет ясно, что инфляция составляет не 10, не 13 процентов, а вот мне кажется, что так хорошо за 30.



Виктор Николаев: Дмитрий, тут, на самом деле, довольно лукавая статистика. И я попробую сейчас объяснить это все максимально понятно. Даже если посчитать, что официальные цифры инфляции, которые предварительно были объявлены за прошлый год, - это где-то 12-13 процентов, даже если посчитать, что это так, а не 20, хотя официальные данные, как правило, во всех странах немножко занижаются, это не только у нас. Вот то, что ты говорил о ценах на проезд, о тарифах ЖКХ, о стоимости продуктов питания, - это немножко другая статистика. Это речь идет о потребительских ценах. И поэтому можно зайти в интернете на сайт Роскомстата и посмотреть, там все эти данные открыты, они лежат, официальные данные. Если посмотреть данные не по инфляции, а по росту потребительских цен, то мы увидим совсем другие цифры. Там будет не 13 процентов, может, не 30, но за 20 точно. Можно посмотреть, что было там за прошлый год, хотя официальная статистика за прошлый год будет подведена, наверное, в конце января. Это то, что касается этого.


Далее тоже такая лукавая цифра. Когда мы будем платить 100 процентов за жилье? 100 процентов от чего? Дело в том, что все эти тарифы, из которых состоит оплата жилищно-коммунальных услуг, все эти тарифы должны быть как-то обоснованы. Нам говорят, что это рыночные цены, но на самом деле речь идет не о рыночных ценах, а о ценах, которые назначают монополисты по договоренности с государством. А поскольку эти самые монополисты являются государственными компаниями, что «Газпром», что РАО ЕЭС, что остальные компании, фактически получается, что государство договаривается само с собой.


Что касается роста цен, рост цен, безусловно, будет. И я сразу скажу, что рост цен, возможно, будет выше, чем в 2007 году, и в первую очередь это будет рос цен, безусловно, на продукты питания, а не на ЖКХ. ЖКХ тоже серьезно повысится. Но по сравнению с ростом цен на продукты питания это будет мелочь.



Виктор Резунков: Я хотел зачитать небольшую выдержку из статьи, помещенной в «Новой газете», о том, какие цены и на что будут возрастать и уже возросли в какой-то степени. Поднимут цены на поезда дальнего следования, железнодорожные билеты в 2008 году вырастут как минимум на 14 процентов в общих и плацкартных вагонах, а в купе и СВ – на 19-25 в зависимости от направления и категории поезда. Наибольший рост цен в 2008 году ожидается на мясные и молочные продукты. Причина подорожания – высокая доля импорта на потребительском рынке и острый дефицит отечественных продуктов. Если по итогам 2007 года рост цен на продукты составил в среднем 16 процентов, то по прогнозам на 2008 год он может превысить 20 процентов. Возможный скачок цен в Петербурге связывают с завершением срока действия хлебного, молочного и масляного соглашений. Фирмы, согласившиеся сдерживать оптовые и розничные цены на так называемые социальные сорта продуктов, смогут в феврале-марте наступившего года с чистой совестью снять с себя все обязательства, и цены могут рвануть вверх. Хотя, возможно, правительству города удастся пролонгировать соглашение. А вот алкоголь уже подорожал».


Это выдержка из статьи. Виктор, пожалуйста, вы хотели продолжить.



Виктор Николаев: Да, на самом деле, что касается роста цен, сдерживания, этого пресловутого масляно-мучного соглашения, тут тоже есть доля лукавства. Дело в том, что обвинили продавцов в том, что растут цены. На самом деле, по большому счету, не было никакого корпоративного сговора, и в данном случае для продавцов рост цен, в принципе, тоже невыгоден: люди будут меньше покупать, меньше будет оборот, а все эти компании, ритейлинговые и оптовые, они все-таки живут с оборота. Нужно понимать, что, заморозив рост цен конечных, не заморожены цены на сырье. То есть сырье будет дорожать, а, соответственно, продажная, конечная цена остается. В результате производить какие-то товары и продавать их становится просто невыгодно. Поэтому если соглашение завершит свое действие, и цены поднимутся – это будет плохо; но если соглашение будет пролонгировано, и цены будут заморожены и дальше, то производителям будет невыгодно производить так называемые социальные продукты, и просто наступит дефицит, тот дефицит, от которого мы успели отвыкнуть с 1992 года.



Виктор Резунков: В какой-то степени его уже даже сейчас можно наблюдать в магазинах, например, дешевое молоко или дешевая сметана.


Алла Павловна, Москва, пожалуйста.



Слушатель: Здравствуйте, господа. С прошедшими праздниками вас! Еще Старый Новый год скоро будет. Я вот что хочу сказать в отношении социальной политики Зурабова. Зурабова нет, но социальная политика осталась такой же. А то, что его назначили тайным советником, это не новость. Дело в том, что действительным автором, истинным автором этой социальной политики является Владимир Владимирович Путин. С прошлого года госслужащим повысили на 50 процентов их зарплату, в декабре – еще на 50 процентов повысили. И все это втихаря делается, втихую, как и Зурабова назначили. А нам – 300 рублей, и дальше на весь год – 12 процентов. Это же безобразие! Правительство во главе с нашим гарантом не жалеет средств на Олимпиаду, не жалеет на госкорпорации. Ведь «Газпром», его основная деятельность сейчас – это средства массовой информации и то, что они хотят вбухать в Олимпиаду.



Виктор Резунков: Да, Алла Павловна, понятно. Света пишет: «Вчера в Калининграде Медведев сказал, что мы станем продовольственной сверхдержавой. А летом после скачка цен на продукты губернатор Петербурга предложила ввести карточки. Как это совмещается?»



Дмитрий Мотрич: Ну, как, обыкновенно. Точно так же, как совмещается гигантомания «Газпрома» с его башней – с нанотехнологиями. Вот примерно так же.



Виктор Резунков: Вадим Викторович, Петербург, пожалуйста.



Слушатель: Добрый день. Я пенсионер, и я хотел ответить вам, Виктор, в отношении лекарств в Питере. Уже больше года нет лекарств, пустые полки льготных лекарств. И здесь не Зурабов виноват, а виноват наш президент, его воля. Всего стоимость вопроса – 2 миллиарда долларов – это 10 дней сверхприбылей за нефть. И здесь кощунственно, что люди не получают жизненно необходимых лекарств. Болезни не ждут, люди погибают. У меня уже умерло трое товарищей, не дождавшись нужных лекарств. И тут воля президента только, а Зурабов – это прикрытие, это просто прикрытие. И на следующий год выделено всего на каждого 417 рублей. 416 рублей! А три года выделялось 350, а уже лекарства в три раза выросли в цене. Это просто кощунство, что 417 рублей в месяц будет выделяться, а три года – 350 выделялось. Вот и считайте.



Виктор Резунков: Спасибо, Вадим Викторович. Я бы хотел еще зачитать маленькую выдержку из «Новой газеты». «Новая газета» в Санкт-Петербурге сообщает о том, что ожидается повышение стоимости проезда, и уже повысился проезд в маршрутках и так далее в Петербурге. И вот на что обращает внимание автор этой статьи Борис Вишневский: «За четыре года проезд подорожал в 2,5-3 раза, а то и больше. Это на фоне примерно 1,5-кратного роста цен, если верить официальным показателям инфляции. Интересная деталь: в Самаре, как сообщает информационное агентство, проезд на общественном транспорте с нового года «страшно» подорожал – аж до 10 рублей, а в Ульяновске еще «страшнее» - до целых 7 рублей. В Липецке проезд на общественном транспорте – 6 рублей, в маршрутке – 7 рублей. Вопрос к Смольному: почему в Петербурге надо ездить втрое и более дороже? Разве у нас вдвое-втрое больше затраты перевозчиков?»


Кто может ответить на такой вопрос?



Виктор Николаев: Я мог бы ответить на этот вопрос. На самом деле, перевозчикам точно так же, как и продавцам, невыгодны высокие цены. И есть такая организация у нас – независимых перевозчиков, может быть, их стоит в эфир позвать вам, и они очень грамотно и подробно все рассказывают, у них в руках есть цифры. Я сейчас на память не скажу, какая сумма за проезд была бы оптимальна, но я напомню, что совсем недавно по Невскому у нас ходили маршрутки, в которых - при стоимости в так называемом социальном транспорте 14 рублей - проезд был 10 рублей. И эти автоперевозчики, эти компании частные испытывали очень мощное давление со стороны городских властей, от них требовали повысить цены, по их словам. Я вот сейчас на них ссылаюсь, потому что сам во время этих переговоров не присутствовал. Но вот исходя из стоимости в 7 и 10 рублей в других городах Российской Федерации, и исходя из того, что бензин стоит примерно везде одинаково, я бы, конечно, сказал, что у нас вполне транспорт мог бы стоить 10 рублей – и маршрутки, и, тем более, общественный транспорт, так называемый социальный. Но нельзя забывать, что социальный транспорт еще несет на себе очень большую нагрузку, такую как аппарат, чиновники от социального транспорта, и опять же им нужно постоянно получать дотации из бюджета, поскольку они все время объясняют, что они убыточны.



Виктор Резунков: Вячеслав, Калужская область, пожалуйста.



Слушатель: Здравствуйте, господа. Я хотел бы высказать свое мнение, каких ожидать основных событий в этом году. Я думаю, будет продолжаться закрытие свободных СМИ в России по тому принципу, как, например, происходило с НТВ. И я выскажу прогноз, как это будет примерно происходить. Например, проходит «Марш несогласных» ОГФ, лимоновские ребята устраивают кровавую потасовку – Владимир Владимирович говорит: «Вот видите, господа, до чего доходят эти экстремисты. И мы вынуждены будем закрыть радио «Эхо Москвы», Радио Свобода, на которых Лимонов был в этом году раза четыре». И по такому принципу они будут закручивать гайки и уничтожать свободу в России. Так же могут закрыть и газету «Коммерсант», и «Новую газету», и придется только по Интернету получать свободную информацию.



Виктор Резунков: Спасибо, Николай. Что вы думаете, коллеги?



Дмитрий Мотрич: Я думаю, что Николай, в общем, совершенно прав, прогноз именно такой. Когда эта машина разгоняется, ее очень трудно остановить, да никому особенно это и не надо. Я думаю, что дойдет дело и до Интернета. Технически это не так сложно, опыт Китая показывает, что можно запросто установить фильтры соответствующие. То есть, может быть, те, у кого будет Интернет со спутниковой тарелкой, непосредственно через спутник, вот у них останется свободная какая-то информация, а для остальных прикроют. И самое печальное в этом – в общем, это никого особенно не огорчит. Точно так же, как никого особенно не огорчило то, с чего начинал говорить Николай, закрытие НТВ, потом закрытие независимого ТВ-6. Ну, и что, сейчас на их месте веселенькие «желтенькие» каналы, народ с удовольствием смотрит, как говорится, «пипл хавает», ничего страшного. Если то же самое произойдет даже и с Интернетом, думаю, повозмущаются какие-нибудь блогеры – и на этом, в общем, все и закончится. Так что я думаю, что гайки будут закручиваться, конечно, дальше, но главное, что очень легко закручивать гайки при полном непротивлении материала.



Виктор Резунков: Павел Иванович, город Саратов, пожалуйста.



Слушатель: Здравствуйте. Скажите, а вот с жильем какой будет прогноз?



Виктор Резунков: На сколько подорожает жилье?



Слушатель: Да.



Виктор Резунков: По-моему, всплеск ожидается…



Виктор Николаев: Мне сложно сказать, на сколько именно подорожает жилье, потому что наши цены на жилье и так достаточно высоки, гораздо выше уже, чем в других странах. Например, в Петербурге уже, в принципе, жилье дороже, чем в Хельсинки, рядом. И я, например, могу продать свою однокомнатную квартиру и купить двухкомнатную в Берлине, в бывшем восточном, в таком же доме примерно, но только немецкого качества постройки. Это, конечно, понятно. Понятно, что все будет дорожать, жилье будет дорожать, это верно. И многие, кстати, те, кто имеет деньги, они вкладывают свои средства в жилье, так называемые «бетонные кошельки». Можно посмотреть новые дома, которые сейчас строятся, они уже сданы, и половина, а некоторые дома и вообще полностью стоят темные, окна не горят, там никто не живет. Просто люди вложились в недвижимость, и вот эта недвижимость стоит.



Дмитрий Мотрич: А не вернется все это, рынок жилья? В других странах такое бывало: растет-растет, а потом вдруг хоп – и такие вложения окажутся, мягко говоря, не очень перспективными.



Виктор Николаев: Дмитрий, тут вот такая есть деталь: в принципе, цены на недвижимость не падают. Они могут стабилизироваться, но падать они могут только с падением всей системы. Это я говорю не только про Россию, это общемировая тенденция. Цены на жилье могут упасть в случае мировой войны, в случае локального какого-то конфликта, в случае гражданской войны, в случае революции. Вот в случае таких мощных потрясений, безусловно, когда полностью все падает и рушится. Я напомню историю 100-летней давности. 100 лет назад многие аналитики, банковские, биржевые, строили очень красивые графики стоимости акций российских компаний до 1925, до 1940, до 1950 года, сколько будут стоить разные общества взаимного кредита, всевозможные агропромышленные банки, всевозможные заводы, Путиловские завод и прочие, сколько будут стоить акции, сколько будут стоить облигации. Но все это рухнуло. Поэтому вот так может рухнуть, но, в принципе, если ситуация будет стабильной, то цены на жилье не снижаются.



Виктор Резунков: Валентин, город Рязань, пожалуйста.



Слушатель: Здравствуйте. Вы сказали о том, что не интересуется народ политикой, но все-таки этому есть объективные такие причины. Например, не дергают с обязаловкой, можно не работать, такое понятие, как тунеядство, отсутствует. Захотел что-то, не унижаясь, дал взятку из своих кровных – и получил, что тебе нужно. А у меня вопрос к вам. Что такого сделал Медведев, что, кроме принадлежности к «питерско-шепетовской нации», его назначают президентом?



Дмитрий Мотрич: А у меня встречный вопрос: а что такого сделал Путин, что его 8 лет назад назначили президентом?



Виктор Резунков: Евгения Витальевна, Москва, пожалуйста.



Слушатель: Добрый день. Вот я как-то насчет запретов. Я тоже против запретов, и вообще родилась в ссылке, до 1937 года у меня были сосланы родители. И я видела людей, которые по 10 иностранных языков забывали, это действительно было страшно. А что сейчас, пьесы Шекспира будут запрещать или что-то высокое, духовное? Ведь, в общем-то, показали перестроечники, что без сталинских вожжей, мне кажется, у руководящих нами хвосты отросли. Так что, собственно, запретят-то? Ничего духовного не запретят. Спасибо.



Виктор Резунков: Ну, вот на примере Петербурга, кстати говоря, хотел задать моим коллегам этот вопрос. Ожидается ли в Петербурге в будущем году эскалация напряженности, вызванная различной уплотнительной застройкой, разрушением центра города. Что вы думаете об этом?



Виктор Николаев: На самом деле, да, действительно, эскалация напряженности будет продолжаться, потому что, еще раз, Дмитрий прав в том, что «пипл хавает», пока его ничего не затрагивает. Как только человека затронут с его собственностью, с его уровне жизни, он начнет шевелиться. Сейчас люди шевелятся, когда идет уплотнительная застройка, когда сносят скверы, парки, когда сносят здания в историческом центре города, - вот тогда люди начинают шевелиться. Кстати, что далеко ходить, завтра на Малой Охте, недалеко от станции метро «Новочеркасская», «Охтинская дуга» проводит в 12 часов митинг против строительства «Охта-центра» («Газпром-Сити» бывший) и еще двух 100-метровых небоскребов банка «Санкт-Петербург». Это проводится перед общественными слушаниями, которые назначены на понедельник. Это, конечно, все будет усиливаться, безусловно, поэтому как это повлияет на общую политическую активность, я не знаю, но люди предпочитают отстаивать какие-то свои конкретные права. Не какие-то общие, до этого еще гражданское сознание, к сожалению, не доросло, но конкретные права люди отстаивать, безусловно, будут.



Дмитрий Мотрич: Мне бы хотелось чуть вернуться к вопросу нашей уважаемой слушательницы. Я думаю, что, конечно, никто не запретит вам читать книги из бабушкиной библиотеки, никто не запретит ходить, останутся, видимо, какие-то некоммерческие театры, никто не запретит покупать какие-то качественные фильмы (ну, телевизор уже сейчас смотреть бессмысленно), разумеется, если они будут рекомендованы к показу. Потому что отдельные фильмы, отдельные книги у нас и сейчас запрещают, не рекомендуют к изданию. Вот фильм «Борат», например, просто не рекомендовали к показу в кинотеатрах. Так что я думаю, что нет такого, чтобы запретили строки Пушкина: «Зачем стадам дары свободы…» До этого дело не дойдет, но если устраивает кого-то такая жизнь, такая внутренняя кухонная миграция, в общем, мне не хотелось бы, чтобы наша наиболее образованная часть общества вернулась к этому состоянию сталинских времен.



Виктор Резунков: Владимир, Москва, пожалуйста.



Слушатель: Вы знаете, я хочу очень кратенько сказать, принять участие в вашей беседе. Сейчас очень много в связи с такими многочисленными поездками Медведева говорят о социальной политике, о том, что этому отдается очень много внимания, а в дальнейшем будет еще больше, но вот мне кажется, что это ежегодное такое дикое повышение цен на жилищно-коммунальные услуги, годовая инфляция не 12 процентов, как говорят, а на самом деле не меньше 25 процентов в год, потом бешеный рост цен на товары первой необходимости, и, наконец, вообще дикая вещь – мэр, скупивший половину московской земли, - это все и есть и истинное лицо нашей национальной политики. Это истинный портрет власти и ее социальной политики, которая и сейчас осуществляется, и в дальнейшем, очевидно, будет та же самая.



Виктор Резунков: Спасибо, Владимир.


Наталья Львовна пишет: «При сегодняшних направленных на обогащение чиновников, политиков и кремлевской власти, не думающих о населении, люди вынуждены выживать, а не жить. И в дальнейшем население будет продолжать убывать, так как жить не на что».


Я хотел бы еще обратить внимание на то, что ожидает россиян. Газеты, в частности, «Коммерсант» сообщает, что в наступившем году ужесточатся наказание за нарушение правил дорожного движения. Для автомобилистов это, кстати говоря, очень серьезно, там в 5-7 раз, а то и больше даже. И буквально только что сообщение появилось, что в Самаре впервые в России уже арестован на 15 суток водитель, который управлял автомобилем в состоянии алкогольного опьянения. Применение таких жестких мер… Вот вы автомобилист, Дмитрий…



Дмитрий Мотрич: Нет, я не автомобилист, я пешеход. Но, как пешеход, я, конечно, за. Хотя опять же это все очень избирательно. То есть хорошо, что это применяется, но понятное дело, что и чиновничьи кортежи, и дети чиновников, и милицейские автомобили точно так же будут сбивать людей на остановках, на пешеходных переходах, и вряд ли мы услышим о том, что кого-то из них посадят хотя бы на 15 суток.



Виктор Николаев: На самом деле, эта ситуация не улучшит состояние на наших дорогах по одной простой причине. Простое ужесточение наказания никогда не дает никаких результатов. Я приведу один простой пример. Известно, что у нас работники дорожной инспекции стараются на трассе спрятаться и ловить проезжающих по трассе на большой скорости автомобилистов с помощью радара. Это известный факт. Люди превышают, их останавливают, берут штрафы, все понятно. В Финляндии на дороге установлены такие ящики, в которых находятся камеры слежения, которые записывают, и радар, который записывает автомобили, которые быстро двигаются, их номера. И потом штраф присылают домой. При этом везде написано: «Осторожно, перед вами камера слежения». И камеры слежения установлены далеко не во всех этих ящиках.



Виктор Резунков: По-моему, ГАИ даже нет там. Автоинспекция существует в каком-то…



Виктор Николаев: Это и не важно, на самом деле, это как раз все вторично. В Грузии тоже отменили. И там просто автомобилист боится, а вдруг там все-таки стоит камера, а вдруг его оштрафуют, - и он снижает скорость. Там нужно, чтобы скорость снизили. А у нас, наоборот, прячутся, и главное – штраф взять, наказать. И вот это ужесточение наказаний – просто с его помощью можно будет наказывать каких-то неугодных людей дополнительно. Вот я напомню, когда Буковский приезжал в Петербург, его, кстати, пытались задержать, когда он шел посмотреть на эту самую спецпсихушку, в которой он провел столько времени, его пытались задержать именно на основании того, что он якобы перешел дорогу на красный свет.



Виктор Резунков: Ну, штрафы не только по поводу нарушения правил дорожного движения возросли в этом году. Например, «Фонтанка.Ру» приводит данные о том, что возросли штрафы, которые административным кодексом установлены. Например, теперь старушка, которая будет незаконно, скажем так, продавать возле метро картошку или что-нибудь, ее можно будет оштрафовать на 5 тысяч рублей. А продукты жизнедеятельности собаки, оставленные в общественных местах, будут стоить хозяину 3 тысячи рублей, а иной мусор – 1500 рублей. То есть, в принципе, по идее ужесточается сама система уровней штрафов вообще, да? Это можно связывать с ужесточение репрессивной какой-то политики государства, что вы думаете?



Дмитрий Мотрич: Будет чистенько, как в Белоруссии? Когда поезд идет через Белоруссию, ни бабушки не подходят, ничего, потому что лукашенковская милиция всех строит и так далее. Будет такой вот опрятный вариант. В Северной Корее еще чище.



Виктор Николаев: Дима, я бы по поводу Белоруссии возразил. Как в Белоруссии не будет. В Белоруссии всегда было чисто, и до Лукашенко, и при Великом княжестве Литовском там было чисто. Просто это такой национальный менталитет. У нас чисто не будет, и, как всегда, в России наказывают не за то, что кто-то что-то сделал, а за то, что тебя поймали. И я не думаю, что ужесточение штрафов каким-то образом повлияет на чистоту. Чтобы было чисто, нужно убирать, чтобы стыдно было мусорить.



Дмитрий Мотрич: Чисто не там, где убирают, а там, где не сорят.



Виктор Николаев: Да. И уже потом надо вводить штрафы. У нас все делается шиворот-навыворот.



Дмитрий Мотрич: Согласен.



Виктор Резунков: Хорошо. Уважаемые коллеги, давайте подводить итоги нашей программы. И дайте свой маленький прогнозик.



Виктор Николаев: В наступившем году нас ожидает серьезный рост цен. Возможно, цены властям удастся сдержать до президентских выборов или того, что будет вместо президентских выборов. Потому цены будут, по всей видимости, отпущены. В противном случае нас ждет дефицит.



Дмитрий Мотрич: Вообще-то, я, честно говоря, не люблю стабильность, мне это кажется достаточно унылым способом существования. Но в этом году хотелось бы обойтись без сюрпризов. Потому что с теми же президентскими выборами, если их все-таки решат отменить, и с повышением цен, если сюрпризы какие-то и будут, то будут скорее не приятные. Поэтому хотелось бы 2008 год, високосный, как-то без сюрпризов провести.



Виктор Резунков: Спасибо.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG