Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Элла Кесаева: «Потерпевшие имели и имеют право делать заявления о вине президента»


Пострадавшие от бесланского теракта напоминают: расследование еще не закончено, и говорить о невиновности Владимира Путина рано

Пострадавшие от бесланского теракта напоминают: расследование еще не закончено, и говорить о невиновности Владимира Путина рано



Заседание в суде Назрановского района Ингушетии, на которое в качестве ответчиков приглашены представители общественной организации «Голос Беслана», перенесено на 15 января. Прокуратура Ингушетии требует признать экстремистскими информационные материалы, размещенные на сайте организации. Речь идет о статье двухлетней давности под названием «Всем, кто сочувствует жертвам бесланского теракта».

Представители общественной организации «Голос Беслана» накануне слушаний отправили судье районного Назрановского суда Горакаевой три ходатайства. Одно из них – с просьбой вернуть исковое заявление исполняющему обязанности прокурора Назрани Магомеду Аушеву. Причину этого решения объясняет сопредседатель организации «Голос Беслана» Элла Кесаева: «По закону о прокуратуре Российской Федерации прокурор заявление о преступлении должен был расследовать. Ничего такого сделано прокурором не было. Он должен был провести экспертизу, согласно которой можно было сделать вывод о содержании в заявлении экстремистской направленности – этого тоже сделано не было».


О бвинение в экстремизме прокуратура Назрани представила общественной организации за статью, которая была напечатана еще 2 года назад на сайте «Голос Беслана». Призыв к экстремизму Аушев усмотрел в материале «Всем, кто сочувствует жертвам бесланского теракта». Элла Кесаева, считает, что решение прокуратуры вызвано тем, что «Голос Беслана» ведет независимое расследование теракта 1 сентября в бесланской школе.


С точки зрения профессионального юриста, директора Института прав человека Валентина Гефтера, представление ингушской прокуратуры оформлено без нарушений. А вот что касается территориальной правомерности представления, тут вопросы определенно есть, считает эксперт: «В законе, на который ссылается прокуратура, написано: “Установление наличия в информационных материалах признаков, предусмотренных такой-то статьей федерального закона, осуществляется федеральным судом по месту нахождения организации, осуществляющей издание таких материалов”. Насколько мне известно, эта организация (“Голос Беслана” - РС) не находится на территории Республики Ингушетия. Не совсем понятно, на каком основании именно Республика Ингушетия, а не Северная Осетия – Алания, обнаружила эти информационные материалы в Интернете».


Еще в одном ходатайстве, заявленном в суд «Голосом Беслана», указано, что дело по расследованию причин трагедии не закончено. Оно продлено до марта 2008 года. Делать выводы о невиновности президента рано, говорит Кесаева: «Потерпевшие имели и имеют право делать заявления о вине президента Российской Федерации в трагедии. Постановление об отсутствии в действиях президента состава преступления следственной группой на период 2005 года не было вынесено. Не вынесено оно и на сегодняшний день. То есть расследование идет. Это касается всех должностных лиц, которые причастны к трагедии. Потому что и президент страны является гарантом конституции, а конституция была нарушена, право на жизнь заложников было нарушено – в этом вина и факты на лицо. И говорить о том, что мы обвиняем президента страны ложно, - это все не доказано».


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG