Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Конфликт вокруг деятельности Британского совета в России


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Евгения Назарец.



Андрей Шарый: "Британский совет продолжит деятельность в регионах, несмотря на запрет российских властей", - заявил посол Великобритании Энтони Брентон сегодня после встречи в Министерстве иностранных дел России. Дипломат был вызван в министерство для беседы из-за того, что с 1 января в Петербурге и Екатеринбурге не были закрыты офисы организации, как того требовали российские власти. Москва расценивает подобные действия как провокацию, направленную на дальнейшее обострение двухсторонних отношений.



Евгения Назарец: Российские власти обосновали свое требование тем, что региональные отделения не обладают необходимым правовым статусом. Официальную мотивировку озвучил представитель МИД России Михаил Камынин. По его словам, работа отделений будет заморожена до разработки и заключения российско-британского соглашения о «нормативно-правовой базе, регулирующей деятельность Британского совета в России».


Лондон связал происходящее с политикой.


«Российское правительство до сих пор не назвало закон, который, как предполагается, нарушил Британский совет. Вместе с тем именно Россия политизировала данный вопрос, связав его с не относящимися к делу трудностями двухсторонних отношений» - это заявление посольства Великобритании распространило британское Генеральное консульство в Петербурге. Сегодня Петербургское отделение Британского совета возобновило работу, сообщил пресс-секретарь филиала Британского Совета Станислав Смирнов.



Станислав Смирнов: Сегодня офис Британского совета в Санкт-Петербурге возобновил свою работу после зимних каникул. Собственно, как и планировалось, сегодня первый рабочий день Британского совета в Петербурге.



Евгения Назарец: Заметно ли какое-либо изменение в отношениях с местными властями?



Станислав Смирнов: Нам известно о тех требованиях, которые выдвинули российские власти, в частности требование Министерства иностранных дел Российской Федерации относительно замораживания работы Британского совета в Санкт-Петербурге. Но мы пытаемся разрешить данную ситуацию путем переговоров и надеемся, что в ближайшее время нам придется прийти к какому-то компромиссу.



Евгения Назарец: Скажите, это может как-то повлиять на содержание программ, на интенсивность деятельности Британского совета?



Станислав Смирнов: Британский совет - это неполитическая организация. Все те проекты, которые мы делаем, они не носят неполитический характер, и надеемся, что ни в коей мере это не сможет повлиять на нашу работу. Сегодня у нас первый рабочий день. Для публики мы будем открыты, начиная с четверга, поэтому о реакции клиентов пока говорить рано. Но та реакция, та поддержка, которую мы получаем по телефону и по электронной почте, она говорит о том, что люди обеспокоены этой ситуацией, заинтересованы в том, чтобы Британский совет продолжил свою работу.



Евгения Назарец: В Екатеринбурге филиал Британского совета возобновил работу 9 января. Но по телефонам филиала Британского совета отвечают: отдел культуры Генерального консульства Великобритании. Официальное заявление, которое распространил отдел по связям с общественностью дипломатической миссии, говорит буквально следующее: «9 января сотрудники Британского совета пришли в свой офис». Словосочетание «Британский совет» в Екатеринбурге не звучит. Формально повод для претензий российских властей исчез: неопределенный, по мнению российского МИДа, статус был у Британского совета, а не у отдела культуры Генерального консульства. Вышедшие на работу сотрудники отказываются беседовать с журналистами даже о программах, которые реализовываются при поддержке организации, название которой на Урале теперь не произносят. О том, что Британский совет как раз сейчас занят планированием деятельности на 2008 год, рассказала специалист по связям с общественностью Британского совета в Москве Наталья Минченко.



Наталья Минченко: В соответствии с глобальной стратегией Британского совета мы работаем над масштабными программами в области образования, науки и культуры и содействуем развитию культурных связей между Россией, Великобританией и европейскими странами.



Евгения Назарец: То, что эти программы не были разработаны в прошлом году, это не связано с тем, что возникли проблемы со статусом региональных отделений?



Наталья Минченко: Нет, не связано. Финансовый год Британского совета завершается в конце марта 2008 года, поэтому для нас сейчас самое время для завершения планирования проектов на следующий год.



Евгения Назарец: Их содержание может претерпеть изменения в связи с теми же неприятными событиями?



Наталья Минченко: Сейчас сложно говорить о каких-то конкретных программах, но, как и раньше, наши программы будут посвящены таким темам, как экономическая эффективность изучения языков, проблемы изменения климата и загрязнения окружающей среды, проблемы глобальной конкуренции и улучшения имиджа стран.



Евгения Назарец: Наталья Минченко заявила, что в Британском совете не могут комментировать сегодняшний вызов посла Великобритании Тони Брентона в российский МИД, но это связано именно с деятельностью Британского совета. По словам самого Тони Брентона, он беседовал с заместителем министра иностранных дел России Владимиром Титовым и заявил ему, что Британский совет будет продолжать свою работу в России, и его закрытие было бы незаконным. МИД России в ответ на это пригрозил санкциями. В официальном заявлении министерства сказано, что в ближайшее время будут взысканы налоговые долги с петербургского отделения Британского совета, так же российская сторона не будет выдавать визы новым сотрудникам, направляющимся на работу в генконсульства в Санкт-Петербурге и Екатеринбурге, если эти сотрудники собираются прибыть для обеспечения деятельности Британского совета. МИД России настаивает, что Британский совет в России действует в нарушение постановления правительства от 1995 года «О порядке учреждения и условиях деятельности иностранных культурно-информационных центров на территории России». Британская сторона ссылается на принятое еще раньше «Соглашение о сотрудничестве в области культуры, науки и образования». Российские власти парируют, что данное соглашение не заменяет официального разрешения на деятельность в России, которое Британский совет даже не запрашивал. Информация из МИД так же развенчивает предыдущие заявления представителей ведомства о том, что в проблеме Британского совета нет политической подоплеки. Говоря о необходимости создания нормативной базы для деятельности Британского совета в России, МИД заявил буквально следующее: «Хорошо известно, что предпринятые в июле прошлого года британской стороной недружественные действия в отношении нашей страны сорвали усилия по подготовке этого документа».



Андрей Шарый: Конфликт вокруг Британского совета лишь одна из проблем, возникших в последнее время в российско-британских отношениях. Отказ в экстрадиции Бориса Березовского, убийство Александра Литвиненко и дело Андрея Лугового, дело британских шпионов, критика со стороны Лондона, нарушения демократических прав и свобод в России привели к тому, что к концу путинской эпохи Великобритания из внешнеполитического партнера Кремля превратилась в его неприятеля. Об этом я беседовал с главным редактором московского бюро Русской службы "Би-Би-Си" Константином Эггертом.



Константин Эггерт: Очевидно, что в Лондоне в Форин-офис действительно рассматривают всю историю с Британским советом в некоем контексте ухудшившихся российско-британских отношений, как, собственно, если судить, по крайней мере, по заявлениям некоторых представителей российского МИД, рассматривает это и российская сторона. Здесь есть, конечно, определенные разночтения в оценке ситуации. Британские власти считают, что соглашение 1994 года позволяет Британскому совету практически свободно работать на территории России. Российские власти утверждают, что это не так, что требуется законодательное урегулирование. Далее идет разговор об уплате налогов, англичане утверждают, что они заплатили все налоги. Российский МИД говорит, что вроде бы да, но, тем не менее, нужно урегулировать юридический статус. Так что здесь с одной стороны, есть чисто, очевидно, бюрократические такие вещи, которые можно обсуждать. С другой стороны, даже если бы обе стороны не ставили это в определенный контекст, масс-медиа, журналисты, аналитики смотрят на эту ситуацию именно в таком контексте.



Андрей Шарый: Чего ждут сейчас больше в Лондоне в связи с развитием политических процессов в России? Вот придет новый президент, его фамилия будет, вероятнее всего, Медведев. Ждут того, что стихнут российско-британские страсти или продолжатся эти треволнения?



Константин Эггерт: У премьер-министра Гордона Брауна довольно-таки много проблем и во внешнеполитической сфере, помимо России, в том числе это и ситуация в Ираке, отношения с Евросоюзом, целый ряд других вещей, в том числе Косово и Иран, где тоже, так сказать, диалог с Россией идет, но идет довольно трудно. Действительно, многие полагают, что приход нового руководства к власти в России может привести к определенному, условно говоря, смягчению остроты этого конфликта. Особенно в том случае, если, скажем, Гордо Браун, премьер-министр Великобритании, и новый президент России смогут достаточно быстро встретиться либо на саммите Россия-Евросоюз, либо, что более вероятно, на саммите "большой восьмерки" в Японии летом. Многое будет зависеть оттого, какова будет конфигурация власти в России.



Андрей Шарый: Бывший премьер-министр Великобритании Тони Блэр был первым западным лидером, который встретился с Владимиром Путиным в свое время в новой тогда для Путина должности президента. Российская внешняя политика Гордона Брауна сильно изменилась с той поры? Можно ли рассчитывать, что он первым приедет поздравить нового президента России, как считаете?



Константин Эггерт: Полагаю, что все-таки ситуация очень сильно изменилась. Блэру требовалось найти некую яркую, может быть, для себя роль, он всегда был в поисках этой яркой роли во внешней политике. Браун просто политик другого склада. Он во многом очень такой расчетливый, не такой яркий, как Блэр, может быть, даже с точки зрения того, что называется паблик рилейшнз. Трудно себе представить, что в нынешнем контексте непростых отношений даже, скажем, России и Евросоюза, а не только России и Великобритании, Гордон Браун поедет в Москву очень быстро. Подобного рода визит даже, может быть, несколько странно был бы воспринят в британской прессе, если бы он вообще произошел.


Браун прагматик, в какой-то степени он пытается дистанцироваться от наследия Блэра, а оно в российско-британских отношениях довольно противоречивое. Поэтому, если говорить о возможности какой-то официальной и протокольной встречи, которая будет, условно говоря, не особенно трудной для обеих сторон, то здесь нельзя исключить, что присущий Брауну прагматизм и, как считают многие, присущий, возможно, будущему президенту России прагматизм сыграют свою роль.


XS
SM
MD
LG