Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Истории Запада и Востока. Судьба корейской девочки, удочеренной голландскими дипломатами


Программу ведет Алексей Кузнецов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Нидерландах Софья Корниенко.



Алексей Кузнецов: В Гонконге в конце прошлого года супружеская пара голландских дипломатов отказалась от дальнейшего воспитания приемной дочери 7 лет. В азиатской прессе, равно как и в других европейских газетах, эта история вызвала бурю негодования.



Софья Корниенко: «Мы были влюблены в Голландию за Гуса Хиддинка, но последние события перечеркнули нашу любовь», - писали южнокорейские газеты в декабре. Отказ вице-консула Нидерландов в Гонконге Рэймонда Путерея от своей приемной дочери, кореянки по национальности, поставил было под угрозу отношения между Сеулом и Гаагой. На прошлой неделе Министерство иностранных дел Нидерландов даже опубликовало официальное заявление, в котором исключило вероятность дипломатического конфликта. Согласно информации министерства, девочка перестала жить в приемной семье исключительно по состоянию здоровья. «Родители от ребенка не отказывались», - заявил министр иностранных дел Максим Верхахен в среду в ответ на запрос нидерландского парламента. По словам министра Верхахена, Нидерланды неформально обращались в южнокорейское посольство в Гааге с целью разъяснения своей позиции. "Пока нет оснований говорить об ухудшении отношений с Кореей или с Гонконгом", - заявил министр.


Сообщения о том, что голландский дипломат хочет аннулировать документы по удочерению, впервые появились в международной прессе месяц назад. Девочка, которую дипломат и его жена удочерили в 2000 году в Южной Корее в возрасте 4 месяцев, якобы «так и не прижилась в европейской семье», например, «отказывалась принимать европейскую пищу». В настоящее время девочка передана временным опекунам в Гонконге. Рене Хоксберхен , профессор, специализирующийся по проблемам усыновления, рассказал в интервью телепередаче «Нова».



Рене Хоксберхен : Мне очень жаль, что СМИ представили эту ситуацию в таком свете, что у многих появится теперь страх перед практикой усыновления, в то время как тысячи детей счастливы в приемных семьях и состоят в хороших отношениях с приемными родителями. Дело в Гонконге раздули до невероятных размеров.



Софья Корниенко: Официальной причиной, диагнозом, из-за которого дальнейшее совместное проживание приемной девочки и родителей-голландцев якобы оказалось невозможным, стал страх формирования родственной связи, на профессиональном языке - attachment disorder .



Рене Хоксберхен : Это довольно обычное отклонение, оно встречается гораздо чаще в семьях с приемными детьми, чем с родными. В данном случае девочка отлучена от биологических родителей, какое-то время провела, возможно, вообще без родителей в некоем учреждении. И тот факт, что ее удочерили уже в возрасте 4 месяцев, ни о чем не говорит. Очень многое могло повлиять на ее психику и за такой короткий срок. Некоторые факторы имеют место еще в чреве матери - употребление алкоголя, например. К сожалению, ребенок может родиться с уже поврежденной психикой. Я бы очень хотел подробнее изучить этот случай. Я передал свой адрес Путереям, потому что с сочувствием отношусь к ним. Они подвергаются несправедливым нападкам, в то время как сами в одиночку не способны разобраться в ситуации.



Софья Корниенко: В южнокорейское консульство в Гонконге поступили уже несколько десятков предложений от семей, выразивших желание забрать «брошенного» нидерландским дипломатом ребенка. Однако, по словам профессора Хоксберхена, ни один приемный родитель не застрахован оттого, что случилось в семье Путереев, в особенности - если он не пройдет должной подготовки под наблюдением специалистов.



Рене Хоксберхен : Семья Путереев, по всей видимости, проходила процедуру усыновления по корейскому законодательству. В Нидерландах будущих приемных родителей принято подолгу готовить к усыновлению ребенка: они обязаны пройти специальные курсы, они находятся в контакте с парами, которые воспитывают приемных детей. Это целый процесс, направленный на сбор информации и создание групп поддержки. Боюсь, что в Гонконге все проходило иначе.



Софья Корниенко: Генеральный консул Нидерландов в Гонконге Ян Ревис настаивает на том, что проблема - сугубо частная.Китайская сторона призывает консульство, как работодателя, вмешаться и обеспечить безопасность ребенку сотрудника. Ревис, в свою очередь, объясняет, что по закону не имеет права распоряжаться судьбой девочки и что инструкции с требованием дополнительного расследования статуса ребенка из Гааги не поступали. Процедуры натурализации девочки для предоставления ей нидерландского подданства не проводилось, что вызывает недоумение критиков, как с голландской, так и с корейской стороны. Так же странно, почему семилетний ребенок, всю жизнь проживший в голландской семье, где недавно появились еще двое родных детей, не говорит по-голландски, а владеет только английским и кантонским диалектом китайского. Приемный отец ссылается на медицинские отклонения ребенка.



Рене Хоксберхен : Я не хочу сказать, что ребенка нужно привезти в Нидерланды. Я имею в виду, что приемным родителям, оказавшимся в подобной ситуации, должна быть со стороны государства оказана экспертная помощь в принятии решения. И решение это не может быть принято просто, на «раз, два, три»! Ведь девочке всего 7 лет. У меня большой опыт работы с семьями, где проблемы продолжаются гораздо дольше, годами, но с профессиональной психологической помощью эти проблемы сглаживаются и даже уходят совсем в более старшем возрасте. В семье Путереев такого профессионального участия не было вообще. Нет закона, обязывающего их прибегнуть к помощи специалистов.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG