Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Анатолий Стреляный: «Три года в Украине бардак, а бардака нет»


Президент Ющенко очень не хотел, чтобы премьер-министром стала Юлия Тимошенко, мучительно не хотел, и все это знали, и он знал, что все это знают, но конституция велела, и он подал в парламент представление на такое нежеланное лицо… Мелькнула надежда: кто-то там сжульничал, и это лицо не добрало одного голоса. Но конституция была неумолима. Пришлось подать второй раз.


Медведев, может быть, тоже очень не хотел объявлять, что назначит Путина премьер-министром, но никто об этом не знал, и заставила его не конституция, а известно кто.


Лучше в Украине поносить украинскую нелепую демократию, чем в России славить лепый путинизм – так всё чаще заканчивают свои споры украинские политики и телекрикуны, что часто одно и то же. Причём, споры ожесточённые, того и гляди дойдёт до мордобоя, иной раз и доходит, но тут кивнёт кто-нибудь в сторону России – и все согласно сбавят тон.


Вот этой разницы между Украиной и Россией и не доносит российский экран до своих зрителей. И ведь казалось бы: мог бы. Не только Путин, но и половина страны считает, что это и впрямь несуразица из несуразиц: всеми силами души не желать, чтобы некто занял премьерский пост, и собственной рукой подать на него представление! Но другая половина страны думает иначе, хотя ничего пока не решает. Вот этой-то половины боясь до дрожи в коленях дзюдоиста, и затемняют упомянутую разницу.


Беда не в том, что в России лгут об Украине. Беда в том, что лгуны верят в собственную брехню – и всё больше, как-то уже отчаянно. Если бы Путин не верил в свои слова, он не говорил бы американцам, что они посеяли разброд в Украине. Россиянам – да, мог бы это говорить, но американцам – вряд ли: те-то хорошо знают, что и где они сеют или не сеют. Веря в собственную ложь, путинизм всё хуже понимает мир вокруг себя. Вот Павловский задним числом учит украинского президента: поехал бы ты сразу после своей победы в Донбасс и сказал бы там по-русски: «Я – ваш, победители – вы». И кто ему поверил бы? И как откликнулся бы на это Майдан? В Киев-то Ющенко вернулся бы, но уже не президентом… Тот же Павловский, по его словам, был поражён, когда явился от Путина помогать Януковичу и обнаружил, что их избранник не объявляет себя представителем всей Украины. Какая, мол, ужасная ошибка! Ну, стал бы он это объявлять – и что? Зачем он ей нужен, всей Украине, – с его двумя ходками на зону?


Путинскую Россию в Украине не ненавидят, на неё не обижаются, её нисколько не боятся, её всё меньше хотят понимать, так как – что, собственно, понимать? Так ли важно Украине понимать, почему путинизм её не понимает? Интерес к тому, что можно условно назвать российской общественно-политической жизнью, падает на глазах. Польшей, например, интересуются больше и предметнее, брать с неё пример призывают даже «януковичи». Смотрите, мол: там досрочные выборы прошли позже, чем у нас, а правящая коалиция уже создана, появилось правительство, поляки уже работают, тогда как мы всё чубимся.


Украина всё дальше и быстрее уходит от путинской России. Непутинская же Россия придвигается к Украине. Российское демократическое упование уже преувеличивает её достижения. Обоим народам было бы лучше, если бы российская демократия ориентировалась всё-таки не на Украину, а на Запад. Украину это уберегло бы от зазнайства, Россию – от потери времени. У Киева учиться нечему, строго говоря. Учиться стоит у тех, у кого есть чему учиться: у американцев, англичан, немцев. Изумляться, глядя на Украину, – это да, можно. Надо же, она и в самом деле – не Россия. Три года там бардак, а бардака нет. Странный бардак. Он есть, и в то же время его нет.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG