Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Швейцарская фирма Noga продолжает требовать от России погашения давнего долга


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович.



Александр Гостев : Швейцарская фирма Noga продолжает требовать от России погашения давнего долга. И суды разных стран периодически удовлетворяют ее иски об аресте российского государственного имущества. Накануне парижский суд наложил арест на банковские счета российских организаций во французских банках. Арестованы, в частности, депозиты Центробанка России и средства информагентства РИА-Новости. Над этой темой сегодня работал мой коллега Данила Гальперович.



Данила Гальперович : Из-за решения парижского суда российские чиновники всерьез переполошились. Министр иностранных дел Сергей Лавров в специальном заявлении назвал арест российских счетов поспешным. Генеральный прокурор России Юрий Чайка поручил своим подчиненным разобраться в ситуации, а глава российской Счетной палаты Сергей Степашин считает, что будет правильным возбудить против швейцарской компании встречный иск. О том, что же произошло с российской собственностью во Франции сейчас, и какова история вопроса, из Парижа рассказывает Наталия Руткевич.



Наталья Руткевич: По решению французского суда были заморожены счета, находящиеся в банке VTB France и принадлежащие российскому Центробанку. Как сообщается в акте судебных приставов, данное постановление вынесено на основе решения Стокгольмского Международного суда по иску фирмы Noga от 1 февраля 1997 года. Арест налагается на "движимое имущество правительства России", говорится в постановлении. Согласно документу судебных исполнителей, швейцарская компания оценила задолженность в 49 миллионов евро. Вместе с тем, как ранее сообщил адвокат компании Noga Антуан Коркмаз, Российская Федерация должна швейцарской фирме куда больше, порядка 800 миллионов долларов. "Мы успокоимся, только когда будет возвращен весь долг", - заявил Коркмаз.


Судебное разбирательство между Noga и правительством России началось еще в 90-е годы. В 1991-1992 правительство России заключило с компанией несколько контрактов на сумму в 1,5 миллиарда долларов. Согласно контрактам, Noga обязалась поставлять продукты питания и удобрения в Россию в обмен на нефтепродукты. По условиям соглашений, Россия отвечала за выполнение контрактов своим имуществом. Российская сторона неоднократно срывала сроки поставки нефти и до конца свои обязательства не выполнила. В то же время у Москвы имелись претензии к объему и качеству товаров, поставляемых фирмой Noga . Из-за взаимных претензий обмен поставками быстро прервался, и стороны предприняли несколько попыток уладить конфликт. Поскольку все они оказались неудачными, глава Noga Нессим Гаон обратился в 1997 в Стокгольмский арбитражный суд, где он выиграл тяжбу. За последние 8 лет фирма Noga несколько раз добивалась ареста российского имущества за рубежом: в 2000 году по ее просьбе были арестованы счета Центробанка РФ во Франции и российский парусник "Седов"; в 2001 году она попыталась арестовать российские самолеты на авиасалоне в Ле-Бурже, а в 2005 - коллекцию картин из Пушкинского музея, находящуюся в Швейцарии.


В 2006 году СМИ сообщили о том, что значительная часть долга России перед компанией Noga была выкуплена американским бизнесменом российского происхождения Александром Коганом. Однако, как заявил сам Нессим Гаон, долг был перекуплен незаконно.


В российском Министерстве финансов арест российских счетов во Франции считают нелегальным. Российский МИД уже направил по дипломатическим каналам ноту протеста Франции. Однако, как заявляют многие эксперты, обращаться к французскому правительству в данном случае нецелесообразно. Судебная система Франции независима от исполнительной власти. Ни французский президент, ни правительство не могут повлиять на решение суда. И подозрения в том, что правительство Николя Саркози пытается использовать конфликт с Noga как рычаг давления на Россию, совершенно неоправданны, утверждают многие обозреватели.



Данила Гальперович : Специалист в области международного частного права, доктор юридических наук Ирина Хлестова в интервью Радио Свобода говорит, что к разной собственности, принадлежащей какой-либо стране, могут быть разные претензии за рубежом. И здесь дьявол в деталях.



Ирина Хлестова: Все зависит от характера собственности, на которую наложен арест. Если арест наложен на собственность Российского государства, которая используется в коммерческих целях, то, конечно, возможно обращение судебного взыскания на это имущество.


Дело в том, что законодательство и судебная практика Франции основаны на так называемой теории функционального или ограниченного иммунитета иностранного государства. Согласно этой теории, если иностранное государство совершает суверенные действия, то оно пользуется иммунитетом, например, если иностранное государство использует Военно-морской флот, снабженческие суда для этого флота. Если же иностранное государство совершает коммерческие сделки, оно не пользуется иммунитетом.



Данила Гальперович : Но, может быть, у российских юристов есть серьезные основания считать претензии швейцарской компании незаконными, если российские официальные лица так уверенно говорят о своей правоте?



Ирина Хлестова: Такие акты международного права мне не известны. Дело в том, что вообще в 2004 году была подписана конвенция ООН о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности, которую тоже подписала Россия. Эта конвенция основана на теории функционального иммунитета. То есть, в тех случаях, когда государство заключает, совершает коммерческие сделки, оно не пользуется иммунитетом. Поэтому сказать что-либо трудно, какие козыри имеются у наших чиновников, у нашего правительства. Но в данный момент все будет зависеть оттого, какой характер собственности, на которую был наложен арест. Были случаи, во Франции так же был наложен арест и на счет посольства Российской Федерации, и впоследствии этот арест судебным решением был отменен.



Данила Гальперович : А есть ли какая-либо инстанция выше Стокгольмского суда, где Россия могла бы оспорить первоначальное решение. Ирина Хлестова говорит, что нет.



Ирина Хлестова: Дело в том, что арбитражный институт при Стокгольмской торговой палате является органом международного коммерческого арбитража, стороны добровольно подчиняются этому органу и решение этого органа окончательное, оно обжалованию не подлежит. Сроки для отмены уже его давным-давно прошли. Поэтому не существует такой возможности. По идее его необходимо исполнять.



Данила Гальперович : Очевидно, что Россия не признает претензии швейцарской фирмы, иначе ей с ее нынешними баснословными нефтяными доходами было бы гораздо проще откупиться от швейцарцев, нежели каждый раз рисковать своими заграничными активами.




XS
SM
MD
LG