Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Исход праймериз в Мичигане: президентская гонка без лидеров. Президент Буш завершает Ближневосточное турне. Десятилетие печально знаменитого скандала


Юрий Жигалкин: Исход праймериз в Мичигане: президентская гонка без лидеров. Президент Буш завершает Ближневосточное турне. Десятилетие печально знаменитого скандала. Таковы некоторые из тем рубрики «Сегодня в Америке»


В среду завершается восьмидневная поездка президента Буша по ближневосточным столицам. Главными задачами президента была активизация израильско-палестинского мирного процесса и создание антииранской коалиции в регионе. Но под занавес турне тревожные домашние экономические новости настигли президента в Саудовской Аравии. И главной новостью заключительной части поездки президента стал его мягкий призыв к странам - членам ОПЕК, а точнее, к своим хозяевам саудовцам, подумать о необходимости увеличения производства нефти, с тем чтобы попытаться сбить цены на горючее, которые могут подтолкнут Соединенные Штаты к рецессии.



Джордж Буш: Я надеюсь, что ОПЕК рассмотрит возможность повышения уровня производства. Ведь если пострадает экономика страны - главного потребителя, это приведет к уменьшению закупок и продажи нефти и газа.



Юрий Жигалкин: На вежливый призыв президента США саудовский министр ответил столь же вежливо и неопределенно. Его страна, сказал он, подумает об увеличении производства нефти, если этого потребуют рыночные условия. Такой джентльменский обмен мнениями стал отчасти символом ближневосточных встреч президента Буша. Во время поездки, которую некоторые американские наблюдатели назвали сильно запоздавшей, президент Буш призвал Израиль покинуть оккупированные территории и первым из американских президентов ясно сформулировал план сосуществования двух государств – израильского и палестинского, назвав даже крайний срок осуществления этого плана – конец нынешнего года. Но на свой призыв к региональным столицам сделать шаг к улучшению отношений с Израилем, с тем чтобы помочь в мирном процессе, президент Буш получил вежливый, ничего не обещающий ответ. Тем же, по крайней мере формально, закончились попытки Джорджа Буша добиться поддержки американских арабских союзников в противостоянии с Ираном.


Как оценивают результаты этого самого продолжительного международного турне президента американские аналитики? Мой коллега Ян Рунов взял интервью у одного из известных политологов.



Ян Рунов: Вот что думает об итогах поездки директор программ региональной стратегии Никсоновского центра внешнеполитических исследований в Вашингтоне, бывший помощник Советника по вопросам национальной безопасности США Джэффри Кемп.



Джэффри Кемп: Я полагаю, хорошая новость состоит в том, что президент Буш пошел дальше своих предшественников, призвав Израиль вернуться к границам 1967 года, что устранит одно из важных препятствий на пути к созданию жизнеспособного палестинского государства. Причем Буш сделал это в присутствии обоих лидеров – Ольмерта и Аббаса, которые, похоже, действительно хотят сотрудничать друг с другом в поисках мирного решения палестин-израильского конфликта. Буш сделал шаг вперед – и это хорошая новость. А плохая состоит в том, что заявление Буша о возможности заключения мирного соглашения еще до конца этого года – красивые слова, далекие от реальности. Потому что и у премьер-министра Израиля, и у президента Палестинской автономии очень шаткие позиции. Пока не будет решена проблема Газы, на которую власть Аббаса фактически не распространяется, он не может давать обещания и подписывать соглашения от имени палестинского народа. И пока Ольмерт не одержит верх над консервативными силами и не эвакуирует все израильские поселения с территорий, принадлежавших до 1967 года палестинцам, никакого соглашения не будет.



Ян Рунов: Если так много «если», в чем же тогда достижения визита Буша?



Джэффри Кемп: Лучше что-то, чем ничего. А это что-то – сам факт поездки Буша. Конечно, ради заявлений можно было и не ездить на Ближний Восток. Но никто и не ожидал значительного прорыва в этом вопросе.



Ян Рунов: Удалось ли президенту создать антииранскую коалицию арабских государств?



Джэффри Кемп: Когда я работал в администрации президента Рейгана, и когда Госсекретарь Александр Хейг совершил поездку по ближневосточным странам в апреле 1981 году, американская администрация пыталась сделать то же самое – создать стратегическое взаимопонимание между проамерикански настроенными арабскими государствами, для которых главной опасностью тогда считался Советский Союз. И я был свидетелем того, что в частных беседах лидеры арабских государств выражали согласие с министром обороны США, но в публичных выступлениях все они говорили, что проблемой номер один является арабо-израильский конфликт. Я думаю, что сейчас происходит то же самое: в переговорах за закрытыми дверьми арабские лидеры признаются, что так же озабочены иранской экспансией, как и США, но на публике они этого не говорят, поскольку они соседствуют с Ираном. Они по-прежнему утверждают, что палестино-израильский конфликт – это первая проблема, которую США должны решить.



Ян Рунов: Итак, каковы же общие результаты поездки Буша?



Джэффри Кемп: Я бы сказал, что, в общем, результаты больше положительные, чем отрицательные. Например, посетив Кувейт, Объединенные Арабские Эмираты и Саудовскую Аравию, Буш не столкнулся с особыми трудностями даже тогда, когда публично говорил о необходимости проведения в них демократических реформ. Обычно президент привозит из заграничных поездок какие-либо договоры. Единственный договор, который удалось заключить Бушу, - это 20-миллиардный контракт на продажу Саудовской Аравии американского оружия.



Ян Рунов: Буш заявил, что, по его убеждению, арабские лидеры хотят создания палестинского государства, которое бы мирно сосуществовало с соседним Израилем.



Юрий Жигалкин: Завершающая встреча ближневосточной поездки президента Буша состоится в среду в египетском Шарм-аш-Шейхе с президентом Египта Мубараком. Но никаких значительных результатов от этой встречи не ожидается. Некогда близкие отношения между двумя союзниками явно охладились после американской критики антидемократического уклона египетского режима.


На первичных партийных выборах Республиканской партии в Мичигане победу одержал Митт Ромни, бывший губернатор Массачусетса, инвестор, мультимиллионер. Эта победа была жизненно необходима Ромни, он считался фаворитом накануне первичных голосований, но уступил первенство Майку Хакаби и Джону Маккейну в Айове и Нью-Гэмпшире, где он потратил десятки миллионов долларов на агитационную кампанию. У демократов выборы были чистой формальностью, поскольку мичиганские демократы были лишены права голосования за кандидата партии в президенты на партийной конференции Демократической партии за несанкционированный руководством партии перенос первичных выборов на более раннюю дату. В том, что касается республиканцев, то пока победа Ромни оставляет партию пока без ведущего претендента на номинацию. Накануне выборов в Неваде и Южной Каролине о кандидатском жезле в своем ранце могут продолжать мечтать и Ромни, и Маккейн, и Хаккаби, и Эдвардс, и даже не проявивший себя пока нигде Рудольф Джулиани, намеренный дать первый серьезный предвыборный соперникам во Флориде.


Мясо и молоко клонированных животных безопасно для потребления, объявило во вторник Федеральное управление по безопасности лекарств и продуктов питания. Это решение формально открывает дорогу на прилавки продуктам из мяса и молока скота, произведенного, образно говоря, в лабораторной пробирке. Готовность правительства узаконить подобные продукты вызвала сильную оппозицию в стране, в том числе и со стороны агропромышленного сектора, который опасается того, что иностранные потребители откажутся от американского сельскохозяйственного экспорта. Члены Сената приняли резолюцию с призывом повременить с таким решением до тех пор, пока не станут однозначно ясными долговременные последствия потребления подобных продуктов. Мало того, шестьдесят процентов американцев считают морально неприемлемым клонирование животных. Единственным сторонником этой меры, судя по всему, стала индустрия клонирования, представители которой заявили о том, что это решение позволит фермерам прибегнуть к новому методу воспроизводства скота, который поможет произвести больше высококачественных, безопасных и питательных продуктов.


Ровно десять лет назад начала раскручиваться история, завершившаяся вторым в истории страны импичментом президента и оставившая несмываемое пятно на президентстве Билла Клинтона. Впервые изумленные американцы услышали тогда об интимных подробностях, о сексуальных запросах своего президента, которые он удовлетворял в Овальном кабинете, а ошеломленные законодатели попытались отправить президента в отставку, посчитав, что попытка скрыть факт совокупления в президентском кабинете заслуживает такого же наказания, как предательство и другое тяжкое преступления. Все это было вскоре стало известно как «Моникагейт», не исключено, самый удивительный скандал в истории США.


Рассказывает Владимир Морозов.



Владимир Морозов: «Моникагейт» возник 10 лет назад, 17 января 1998 года. Американский журналист Мэт Драдж сообщил на своем сайте о том, что журнал Newsweek решил не публиковать историю про сексуальные отношения Билла Клинтона с некой практиканткой Белого Дома. На следующий день сайт назвал ее имя - Моника Левински. В печати появились сообщения о том, что президент пытался убедить своих подчиненных скрыть подробности инцидента и сбить с пути расследование. Целый год скандал не сходил в первых страниц газет. В конце 1998 года Конгресс вынес импичмент президенту, в начале 1999 Сенат этого решения не подержал и признал президента невиновным. Сегодня за место в Белом доме борется жена бывшего президента сенатор Хиллари Клинтон. И некоторые критики говорят, что Хиллари смогла подняться на такие политические высоты не столько благодаря своим достижениям и влиянию мужа, сколько из-за инцидента с Моникой. Мол, скандал сделал имя Хиллари известным каждому американцу. Что думает об этом утверждении историк, сотрудник Фонда Наследие Ли Эдвардс.



Ли Эдвардс: Нет, нет, нет, нет. Хиллари пользовалась известностью и без этого. Она была не просто женой президента, но одним из его советников, активно участвовала в разработке реформы здравоохранения. Она входила в команду Билла Клинтона. Не зря он говорил, что, так сказать, за ту же цену избиратели получают не одного политика, а сразу двух.



Владимир Морозов: Историк признает, что «Моникагейт» вызвал повышенное внимание и сочувствие к Хиллари, но не имел первостепенного значения в ее карьере. Мистер Эдвардс, каковы же уроки скандала, который имел место 10 лет назад?



Ли Эдвардс: ЭДВАРДС. Я думаю, сегодня большинство людей понимают, что Билла Клинтона наказали так строго из-за излишнего обострения межпартийной борьбы. Если бы демократы имели в Конгрессе большинство, они никогда не применили бы импичмент в отношении члена своей партии. Да, он солгал под присягой и должен быть наказан. Урок в том, что и наказывать следует осторожнее. Было бы достаточно просто порицания.



Владимир Морозов: За всю историю США это был второй импичмент президента страны. Первый вынесен нижней палатой Конгресса президенту Эндрю Джексону в 1868 году. Он был оправдан Сенатом, так же как и Билл Клинтон.


XS
SM
MD
LG