Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Врачи и медперсонал Международного центра репродуктивной медицины в Петербурге находятся на осадном положении


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Татьяна Вольтская.



Кирилл Кобрин: В Петербурге разгорается скандал вокруг выселения Международного центра репродуктивной медицины из помещения, арендованного у Института акушерства и гинекологии имени Отта, врачи и медперсонал находятся на осадном положении.



Татьяна Вольтская: История борьбы Института имени Отта с Международным центром репродуктивной медицины длится давно. Центр был создан в 1993 году как совместный проект Чикагского института репродуктивной генетики и НИИ акушерства и гинекологии имени Отта, он существует в институте на правах аренды, срок которой закончился в августе, потом был продлен до 1 января. Центр занимает флигель институтского здания на Менделеевской линии, куда пациентки, включая жен высокопоставленных чиновников и звезд шоу-бизнеса, в последнее время могут попасть только с черного хода. Всему виной конфликт с арендодателем. Этой ночью бригада из 11 человек - врачи, медсестра, санитарка и даже электрик на случай отключения энергии - остались запертыми в Институте акушерства и гинекологии имени Отто, имея запасы еды, воды и необходимых медицинских инструментов. Дело в том, что хотя договор аренды юридически не расторгнут, а само дело находится в суде, у сотрудников Центра истек срок действия пропусков, а на утро было назначено пять операций - вот и решили остаться на ночь всей бригадой. По словам директора Центра репродуктивной медицины Владислава Корсака, все 5 операций сделать удалось.



Владислав Корсак: Самое важное, что мамы, которые ждали эмбрионы, эмбрионы получили, а эмбрионы попали к мамам.



Татьяна Вольтская: На ближайшее время запланировано еще 10 таких операций, и судьба их пока неизвестна. Почему же разгорелся такой жестокий конфликт?



Владислав Корсак: Это амбиции неудовлетворенные директора института, личное желание захватить отремонтированный центр. Есть цифры, документы, это его проект, он это придумал. Я был государственным служащим, когда все рухнуло, ничего здесь не было, и государство ни за что не платило. Хотели закрыть программу экстракорпорального оплодотворения. Американец пришел: "Давайте мы всем сделаем нормально все", - пожалуйста, делайте. Корпус рухнувший восстанавливали. Не бизнесмен, никто, а начал все делать, и сделал. А самое главное - научил людей работать. Мы лучшая группа в стране, лучшая группа в городе, и это подтверждено официально, мы выиграли тендер на оказание услуг за счет бюджета города.



Татьяна Вольтская: Эта программа выполняется успешно: за два месяца получено около 100 беременностей, причем в самых трудных случаях.



Владислав Корсак: Теперь, когда все отремонтировано, группа работает, директор сказал: "Хватит с американцем возиться". И начал слухи распускать, что не было никакого сотрудничества. Это ложь, потому что сотрудничество было, в результате этого сотрудничества опубликовано 140 работ, защищено 10 кандидатских диссертаций. У нас есть достижения очень яркие по репродуктивной медицине, там Айламазян входит в состав автором. Например, банк доноров яйцеклеток - он участник этой программы. Вот эти обвинения, что никакой прибыли не приносит, тоже ложь, потому что есть чеки, есть счета, а самое главное - разваленный корпус стоит нормальный. И ему теперь хочется здесь работать.



Татьяна Вольтская: Как же возник конфликт?



Владислав Корсак: Был инвестиционный договор. По окончании инвестиций должны были заключить договор о совместной деятельности на 49 лет. А когда этот инвестиционный договор закончился, начались "игрушки": совместной деятельностью не могу заниматься, могу сдать в аренду на 10 лет, потом - нет, на 5, а потом - на 3, а как только три года закончатся, мы вас продлим аренду. Говорили: у них же краткосрочная аренда, на 3 года, чего они нам успели сделать? А мы не 3 года, а 12 лет были здесь.



Татьяна Вольтская: Связаться с директором института имени Отта Эдуардом Айламазяном, к сожалению, не удалось, в приемной ответили, что комментариев больше не дают. Рядовые врачи института, до которых удалось дозвониться, ответили, что ни в коем случае не согласятся давать интервью, ибо это слишком дорого им обойдется. Кто-то высказался в том смысле, что не видит здесь правых и виноватых. На вопрос, почему, зная о грядущем выселении, Центр репродуктивной медицины заранее не подыскал себе другое помещение, Владислав Корсак ответил, что на этот счет были многочисленные устные договоренности с чиновниками, не давшие результатов.



Владислав Корсак: Я лично озабочен только одним: обеспечить нашей помощью тех пациентов, которые в ней нуждаются, сохранить 1,5 тысячи эмбрионов, которых нам доверили наши пациенты на хранение. А 1,5 тысячи эмбрионов - это приблизительно 500-600 будущих граждан страны.



Татьяна Вольтская: Комитет по управлению городским имуществом подыскал Центру помещение - бумага об этом пришла два или три дня назад. Это дом на Обуховской, 37, 1907 года постройки, без единого ремонта. К тому же оно пока занято и освободится только в апреле.


XS
SM
MD
LG