Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Кинообозрение» с Андреем Загданским: «Нефть» Пола Андерсена.




Александр Генис: Сейчас, когда перед быстро приближающимся оскаровским состязанием четче прорисовывается кинематографический пейзаж сезона, становится очевидным, что в этом году конкурс будет на редкость сильным. Пожалуй, такого не было с 95-го года, когда за звание лучшего фильма сражались две очень необычные ленты - «Форест Гамп» и «Бульварное чтиво». Однако на этот раз среди лидеров года не экспериментальные фильмы, а более традиционные картины, раздвигающие и углубляющие традиционные жанры американского кино. Именно такой фильм – пожалуй, первый среди нескольких равных – мы обсуждаем сегодня с ведущим «Кинообозрения» «Американского часа» Андреем Загданским.



‘There will be blood’ by Paul Thomas Andersen


Пол Томас Андерсен, «Нефть»



Андрей Загданский: Новая картина относительно молодого режиссера Пола Томаса Андерсена по-английски называется “ There will be blood ». По-русски это правильнее всего перевести, как «Прольется кровь» или «Будет кровь».



Александр Генис: Но фильм уже перевели по-русски как «Нефть». И это правильно, потому что в основу фильма положен роман Эптона Синклера, который называется «Нефть!». Синклер сам достаточно хорошо известен в России, и роман его посвящен именно нефти.



Андрей Загданский: И история, которую рассказывает Андерсон – история универсально темная, история абсолютно американская, история, по большому счету, страшная, безнадежная, тупиковая. Сталкиваются два суперначала американского человека – предпринимательство, жажда денег, жажда наживы и смирение, преклонение Богу, преклонение другой власти, власти не денег, не человека, а власти Бога над человеком. И эти два начала сталкиваются в абсолютно смертельной схватке, которая четко проходит через всю картину, хотя история, которая охватывает картину, гораздо объемнее, шире, в ней больше персонажей. Но эта схватка жажды денег и жажды Бога в борьбе за власть над человеком есть главная тема картины. Абсолютно американская история, которая сегодня так же актуальна, как она была во времена Эптона Синклера.



Александр Генис: Мне кажется, что есть еще и третье начало в этом фильме, которое на меня произвело самое сильное впечатление. Это нефть. Я вообще всегда в американском кино ищу пейзажи, потому что американское кино создано в этих просторах, и эти просторы играют главную роль. Это говорили все авторы вестернов и это по-прежнему до сих пор верно. Обратите внимание, что этот фильм широкоформатный в таком классическом понимании, он очень широкий. Мы видим горизонталь, все действие происходит в пустыне, все действие происходит на гигантских просторах – не важно, где построить дом, нет ни одного деревца. Нефть - это глубина земли, нефть омерзительна, она грязна, она черная, она поглощает. И все это на фоне страшной жажды власти. Я все время думаю о том, что толкало этих олигархов к безумной работе, ко всем этим мучениям, которые они переносили. В фильме очень здорово показано как зарабатывают деньги. В какой-то момент герою предлагают выкупить его бизнес: «Вы будете очень богатым человеком». И он говорит: «И что я буду делать со своей жизнью?». Всегда нам кажется, что было бы у меня столько денег, я бы никогда не работал. Нет, все-таки труд, все-таки преобразование этого мира и умножение благодати. Потому что, в конечном счете, эта нефть, так или иначе, принесет процветание этой страшной пустыне, в которую приходит герой. Вот - цена прогресса.



Андрей Загданский: Принесет процветание маленькой общине, которая сидит в этой богом забытой дыре. Ничего они в своей жизни никогда не видели и не увидели бы, если бы не герой, который приезжает туда не начинается добывать нефть. Я думаю, что это одна из самых ярких картин прошлого года, которая вышла в прокат в самом конце года для того, наверняка, чтобы успеть войти в категорию оскаровских номинаций. И фильм наверняка будет наминирован и за лучший сценарий, и за лучшую режиссуру, и за лучшую картину. Кроме того, я совершенно убежден, что будет номинирован актер, который играет главную роль - Дэниэл Дэй-Льюис. Его многие, наверное, помнят по фильму Милана Кундеры «Невыносимая легкость бытия», где он играл такого легкого, флиртующего с женщинами врача из Праги.



Александр Генис: Ничего легкого и легкомысленного нет в роли, которую он играет. Этот фильм необычайно героический, трагический, драматический, я бы сказал - мифостроительный.



Андрей Загданский: Обратите внимание на экспозицию картины, как она сделана. Первые 10 минут в фильме не произносит никто не единого слова. Но мы становимся свидетелями одного абсолютно чудовищного несчастного случая, который калечит героя, и становимся свидетелями смерти на производстве во время добычи нефти. Одновременно с этим расставлены абсолютно все главные силы – завялен, представлен персонаж, мы почувствовали его жизнь, его прошлое, его вектор жизненный, и увидели его неожиданную сторону. Мы понимаем, что он усыновил сына одного из рабочих, который погиб у него на нефтедобыче. То есть мы видим жесткую, темную, алчную сторону, и видим очевидное проявление сострадания и доброты. Вот эти два качества двигают героя на протяжение всей картины.



Александр Генис: Андрей, действительно в этом сезоне необычайно богатый кинематографический год. Конкурс на «Оскара» будет очень трудным.



Андрей Загданский: Настоящим!



Александр Генис: Давно такого не было уже. Мне кажется, что особенно интересно появление нескольких крупных фильмов, рассказывающих о сути Америки, поднимающих нас над психологией к мифу. Не кажется ли вам, что в Голливуде идет какая-то новая волна?



Андрей Загданский: Вы знаете, Саша, может быть, в Америке происходит процесс освобождения от европейского кинематографа. Американское кино часто развивается в условиях самостоятельного движения, потом наступает период определенного подражания, заимствования мотивов и тем из европейского кино. То же самое происходит в европейском кино по отношению к американскому. Вот такие сообщающиеся сосуды. Бесспорно, это две разных модели кинематографа, которые существуют на Западе. Американское кино в этом году явно возвращается на свои коренные мифологические темы: деньги, освоение Запада, пейзажи, природа. Мы видим смерть, мы видим насилие, мы видим борьбу за власть, мы видим борьбу за деньги. Речь идет, в первую очередь, о фильме братьев Коэн «Старикам здесь не место», о сегодняшней картине и о фильме Шона Пенна «Назад, к дикой природе»



Александр Генис: И все эти фильмы мы наверняка увидим во время оскаровской церемонии.



Андрей Загданский: Абсолютно в этом уверен!


XS
SM
MD
LG