Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Восемь лет на том же месте в тот же час. Пикет правозащитников против войны в Чечне


Ирина Лагунина: Каждый четверг, с марта 2000 года, в центре Москвы группа правозащитников проводит антивоенный пикет. Основное требование правозащитников – прекратить произвол федеральных силовых структур на территории Чечни. Но в последнее время участники пикета вынуждены посвящать свои лозунги защите прав жителей соседних с Чечнёй республик Северного Кавказа. Рассказывает наш корреспондент Олег Кусов.



Олег Кусов: Правозащитники выставляют свой пикет на несколько часов вечером в Новопушкинском сквере. В это время здесь много прохожих, даже в холодную погоду. В сквере я застал группу правозащитников из 15 человек. Главный лозунг пикета не меняется уже восемь лет – «Война в Чечне – преступление против человечности!» Рассказывает один из организаторов антивоенного пикета правозащитник и публицист Виктор Сокирко.



Виктор Сокирко: У нас основной лозунг, мы недавно сменили его, потому что ветхий материал.



Олег Кусов: Вы так давно стоите здесь?



Виктор Сокирко: Да. Он ветхий, рвется в руках.



Олег Кусов: А сколько лет вы устраиваете пикет?



Виктор Сокирко: Восемь лет. Война началась в 99, первые митинги появились перед новым годом, а потом в марте начались пикеты каждую неделю.



Олег Кусов: Каждый четверг вы здесь?



Виктор Сокирко: Практически не прерываясь. Лозунги «Война в Чечне – преступление против человечности!» - заглавие нашего пикета. А дальше шли по поводу любых преступлений, связанных не только с Чечней, а с Кавказом в целом. Я организатор, полгода подаю заявки.



Олег Кусов: С властями не было у вас проблем, они все время разрешают собираться?



Виктор Сокирко: Практически привычно стало. У нас были проблемы, с 2004 года, обидевшись, что в процессе второго выбора Путина мы продолжали свою линию вплоть до резких движений, что Путин организатор преступной войны, не надо голосовать за него. Начали говорить, что нарушения по закону и перестали разрешать. Кончилось это, месяц примерно мы ходили без разрешения.



Олег Кусов: Рядом с Виктором Сокирко стоит ещё одна постоянная участница антивоенного пикета сопредседатель правозащитной группы "Обратная связь" Елена Батенкова.



Елена Батенкова: Очень часто думают, что мы исполняем волю чеченцем, когда выставляем плакаты с требованием, допустим, обсуждать вопросы независимости, о статусе, о федерации России. Но для нас всегда было важным прежде всего судьба России. Сейчас колоссальные средства вложены в Чечню, колоссальными средствами, я так понимаю, распоряжается один человек. И вот эта модель кадыровской Чечни, я боюсь, она очень близка к тому, что происходит на всей территории России. После гибели Анны Политковской мы вообще очень мало знаем, что происходит на уровне отдельного человека, отдельной семьи. Те сведения, которые до нас доходят, а мы собираем их по крупицам из самых разных источников, мы понимаем, что то, что произошло в Чечне за эти годы, то, что наделала там российская армия, российская власть, то, что она там выстроила, распространяется по всему Северному Кавказу. Что это такое? Это полное бесправие граждан, это полная власть центра или наместника этого центра, это коррупция, это полный беспредел. Ведь мы видим, как в Европу устремились десятки, может быть сотни людей из Чечни, Ингушетии и Дагестана.



Олег Кусов: Правозащитники всё чаще поднимают вопрос о том, что ситуация и в других республиках Северного Кавказа становится крайне нестабильной. Слово члену Антивоенного Клуба МихаилуКригеру.



Михаил Кригер: Война, пусть она и задавлена в Чечне, но то, что она расползается по всему Северному Кавказу – это только слепой, мне кажется, может не увидеть.



Олег Кусов: А результат есть от вашего пикета, как вы считаете?



Михаил Кригер: Если быть человек прагматичным, реально смотреть на вещи, конечно, результат близкий к нулю. По крайней мере, я могу сказать, что я сделал все, что мог и многие из моих товарищей тоже. В конце концов, мой принцип такой: лучше тихо протестовать, чем вообще никак. Насколько мы можем протестовать, настолько стараемся.



Олег Кусов: Участники пикета часто обсуждают проблемы, о которых российские государственные средства массовой информации уже давно предпочитают не говорить. Продолжает Елена Батенкова.



Михаил Кригер: Мы – это клуб. Сюда приходят люди самых разных политических убеждений, взглядов и мы обсуждаем то, что нам близко. Например, мне лично и Виктору Сокирко идея федерации. К сожалению, вообще вопрос о федеративном устройстве и как альтернатива унитарному государству, и как сам по себе не рассматривается в прессе, во всяком случае, мы этого не слышим. Мы стали это активно обсуждать и делать новые тексты.



Олег Кусов: Как москвичи относятся к вашим лозунгам?



Михаил Кригер: Очень характерно сейчас: люди проходят мимо и даже какой-то страх в их глазах, или недоумение, или равнодушие. Вот что я вижу в их глазах. Я простояла 15 минут, ни один человек ко мне не подошел. То же самое происходит с моими товарищами сейчас.



Олег Кусов: Когда вы начинали пикет 8 лет назад, такая же была реакция людей?



Михаил Кригер: За эти 8 лет было много разных ситуаций. Ведь сама Россия прошла огромный исторический период. Мы начинали, нас было человек пять-шесть, сегодня нас постоянный костяк 25 человек, в какие-то дни, в которые мы отмечаем особые даты, приходят и 70 человек. То есть много организаций, которые нас поддерживают. Это и «мемориальцы» и движение «За правые человека», и Людмила Михайловна Алексеева. Но что было за эти годы? Был «Норд-Ост», был Беслан, было множество терактов. И каждый раз после этих событий реакция людей менялась, народ просыпался. Чуть-чуть открывались глаза и они задавали себе вопрос: а что происходит в нашем доме? Конечно, бывает негативная реакция. Я помню, летом 2001 года были очень острые ситуации, когда пытались поджечь наши перетяжки, сделанные из материи. Это были ребята, которые только что вернулись оттуда, из это мясорубки. То есть мы все это понимали. И наша задача не конфронтировать с ними, а наладить какой-то диалог. Это вообще наша главная задача. По наблюдениям, я думаю, 30% людей, которые проходят мимо, все-таки они наши сочувствующие или сторонники.



Олег Кусов: Говорила сопредседатель правозащитной группы "Обратная связь" Елена Батенкова.


Участник многолетнего антивоенного пикета активист Демократическогосоюза Евгений Фрумкин тоже предпочитает рассуждать в Новопушкинском сквере на политические темы. Я предложил ему ответить на вопрос о проблеме чеченской независимости.


А почему вы считаете, что в Чечне должна быть независимость?



Евгений Фрумкин: Во-первых, сами чеченцы недвусмысленно показали, что они хотят независимости. Во-вторых, понятно, что после кавказских войн, которые были тогда и после той ситуации, которая была с депортацией, со сталинскими временами, понятно, что их уже невозможно принудить к тому, чтобы они находились в составе России. Для меня лично принципиально важно одно, что у нас получается ситуация, при которой люди делятся на две категории. Есть более цивилизованные, более привилегированные, те, кого мы отпускаем. И есть те, кто не был объявлен республиками в составе СССР, те, кто были автономными республиками и, соответственно, те, кто не подлежат, они нецивилизованные, они без нас никуда, они без нас существовать не смогут. Это та же самая ситуация коммуналки без расселения, при которой соседи долго друг друга ненавидят, но ситуация у них безнадежная в том плане, что разъехаться, жить по отдельности они не могут.



Олег Кусов: Ваши оппоненты приведут в пример референдумы, которые прошли в Чечне, якобы чеченцы заявили.



Евгений Фрумкин: Дело в том, что если бы они показали, например, тех чеченцев, которые участвовали в референдуме, и показали тех чеченцев, которые совсем недавно выбирали «Единую Россию», я был бы очень рад.



Олег Кусов: А показали Рамзана Кадырова.



Евгений Фрумкин: Рамзан Кадыров не единственный чеченец, который проживает в Чечне. Остальных чеченцев почему-то не показывали.



Олег Кусов: Эту тему я продолжил в беседе с Виктором Сокирко.



Виктор Сокирко: Естественно там происходят изменения, давно закончились боевые операции. Поэтому, можно сказать, полгода войны, где силы армии одну крошечную Чечню утюжили постоянно. Но война партизанская продолжается до сих пор. И это подтверждается сведениями о том, что каждый раз боевые потери федеральных войск и местных. Произошла чеченизация конфликта. Множество бывших боевиков перешли на сторону Кадырова, назначенца Путина, и уже воют на стороны Москвы. Чеченезация так называемая произошла, но война остается. Пускай она уходит на уровне диверсионных актов или на уровне боевых столкновений небольшим количеством, но она идет постоянно. Потому что постоянно приходят люди, не способные терпеть диктатуру. Она не свойственна чеченскому народу. Мы считаем, что единственный способ реально решить проблему – это разговаривать с чеченским народом в целом.



Олег Кусов: Говорил один из организаторов антивоенного пикета правозащитник и публицист Виктор Сокирко.


До каких пор вы намерены выставлять пикет в Новопушкинском сквере, спросил я Евгения Фрумкина.



Евгений Фрумкин: Пока не посадят.



Олег Кусов: Как власть к вам относится?



Евгений Фрумкин: Пока нас мало, она нас предпочтиает не замечать. Но в любой момент, учитывая дело Зары Муртазалиевой, учитывая дело редактора «Свободного слова», учитывая недавнее дело Бориса Стомахина, арестованного журналиста, учитывая дело Андрея Новиков. Так что варианты очень даже возможны.



Олег Кусов: Михаил Кригер убеждён, что нынешней российской власти не нужны граждане с активной жизненной позицией.



Михаил Кригер: Подлые мелочные поступки, на которые пускается власть, которая совершенно не хочет некоторые приличия соблюдать. Я просто был шокирован вот этим эпизодом, когда дочь и жену Каспарова задержали в аэропорту. Куда уж подлее, куда уж дальше?



Олег Кусов: Как вы считаете, власть добивается чего, какого сейчас воспитывает человека?



Михаил Кригер: На мой взгляд, власти абсолютно безразлично общественное мнение. То есть нам дается понять: приятель, хочешь преуспевать в этой жизни, не лезь, куда тебе не надо. Политика и общественная жизнь – это наше дело, твое дело – развлечения для самого непритязательного ума, ни в чем себе не отказывай по возможности. Но если ты попал под какую-то раздачу, тут уж не взыщи приятель. По крайней мере, не лезь, куда тебе не надо.



Олег Кусов: Ешь, пей, а в политику не лезь.



Михаил Кригер: И не только в политику. В конце концов, это такая грань размытая. Сегодня тебя не интересует политика, завтра, например, условно говоря, олимпийских целях отобрали твой домик в Сочи или еще что-то подобное произошло. Где тут политика, где тут не политика? В конце концов, ради каких-то эфемерных общественных интересов тебя, условно говоря, лишили твоей собственности, поэтому и сюда не лезь, приятель, говорит нам власть. Это тоже не твое, это мы решим без тебя. А то, что ты оказался обижен, извини, тебе не повезло. Людей приучают к отсутствию солидарности с тем, кому не повезло. Вот сегодня ему досталось, это совсем не значит, что вы его должны поддерживать. Вы уцелели и слава богу, будьте довольны. Очень хорошую метафору привел очень нелюбимый, кстати, Доренко про то как львы сидят возле реки, а ламы или антилопы идут на водопой. И каждая из антилоп думает, что сейчас выхватят не ее. И они время от времени, кто понравился, выхватывают, съедают, а все остальные считают, что их не касается, и слава тебе, господи, что поймали не меня.



Олег Кусов: Говорил член Антивоенного Клуба МихаилКригер.


Пикет правозащитников с антивоенными лозунгами вновь должен собраться в ближайший четверг. Как заверили меня организаторы пикета, если власти вдруг не выдадут разрешения на его проведение, то правозащитники намерены выходить в сквер с лозунгами поодиночке, меняя друг друга, поскольку для пикета в такой форме не требуется разрешения властей.


XS
SM
MD
LG