Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Косово или газ: на каких условиях Газпром хочет скупить сербскую энергетику?


Ирина Лагунина: В понедельник вечером, накануне своего 50-летия, президент Сербии Борис Тадич получил поздравительное письмо от Владимира Путина. В коротком послании, кроме прочего, сказано, что Сербия является «ключевым партнёром России на Балканах» и что «перед Россией и Сербией стоят большие задачи качественного улучшения торгово-экономических отношений», а в конце есть такие слова: «особое значение имеет реализация совместных проектов в области энергетики». Именно возможное Соглашение между правительствами Сербии и России в сфере нефтяной и газовой промышленности, вызвало настороженную реакцию сербской общественности. Рассказывает наш корреспондент в Белграде Айя Куге.


Айя Куге: Строго скрываемая информация о том, что российский Газпром (якобы, в довольно ультимативном тоне) потребовал от Сербии продать ему контрольный пакет государственной нефтяной компании НИС, просочилась в конце минувшего года благодаря протесту сербского министра экономики Младжана Динкича. Министр сообщил, что покидает правительственную рабочую группу, занимающуюся сотрудничеством с Россией в области энергетики, из-за того, что предпринимается попытка подорвать национальные интересы страны в области экономики. Предложение России купить НИС за цену меньше его реальной стоимости, с туманными обещаниями провести одну ветвь газопровода «Южный поток» через Сербию, Динкич назвал предложением «если не унизительным, то, по меньшей мере, недружественным». Он требует соблюдать сербские законы и проводить приватизацию крупных госпредприятий с помощью международного тендера.



Младжан Динкич: Нынешнее Российское предложение я, как министр экономики, считаю очень невыгодным потому, что оно вообще не гарантирует, что магистральный газопровод пройдёт через Сербию. С другой стороны, русские требуют себе сразу 51% нефтяной промышленности нашей страны. Их представители на переговорах предложили за это лишь 400 миллионов евро, что вдвое меньше балансовой стоимости. Я предупредил своих коллег в правительстве, что через международный тендер за НИС можно получить рыночную цену, которая в 5-8 раз превышает то, что предлагают русские. Почему бы нам не выступить с конкретным предложением к Москве, почему не заключить сделку, которая соответствовала бы нормальной рыночной стоимости? А мы себе связываем руки на переговорах, не требуем того, что можем реально получить.



Айя Куге: Газпром, насколько стало известно, дополнительно предложил Сербии инвестировать в модернизацию нефтяного концерна до 2012 года полмиллиона евро и участвовать в строительстве большого газохранилища. Точная информация об этих сделках отсутствует, но заметно, что часть политиков из правящей в Сербии коалиции горячо выступают за то, чтобы соглашение с Россией в области энергетики было немедленно подписано, а другая часть - молчит. Многие наблюдатели полагают, что сербская верхушка теперь расплачивается с Кремлём за его поддержку Сербии в вопросе о Косово.


Министр энергетики Александр Попович.



Александр Попович: Соглашение обеспечивает долгосрочную энергетическую стабильность страны. С российской стороной поддерживаются постоянные контакты, мы работаем над тем, чтобы уточнить и конкретизировать все детали соглашения, и в тот момент, когда переговоры будут окочены, общественность узнает о деталях соглашения. Но вопрос Косова и Метохии никак не связан с этой сделкой, которую нам предложила русская сторона.



Айя Куге: Независимые сербские специалисты с большим подозрением следят за ситуацией вокруг возможной продажи государственной нефтяной промышленности России не на конкурсных условиях. Белградский экономист Милан Ковачевич



Милан Ковачевич: Предложение получить НИС за миллиард евро, из которого полмиллиарда - дополнительные инвестиции, а полмиллиарда за то, что нефтяная промышленность Сербии имеет в данный момент - крайне низкая цена, потому что у НИС в стране монопольные позиции. Если эта монополия сохранится, все мы как потребители будем в плохом положении. Другими словами: я очень недоволен тем, что нет большей «прозрачности» исполнительной власти в тех случаях, когда она занимается такими крупными сделками. Отсутствует в этом и профессиональность. Ведь мы не знаем, при каких условиях ветвь газопровода будет проходить через Сербию, кто будет его строить, кто от него будет получать прибыль. Конечно, было бы хорошо, если бы эта трасса проходила через Сербию, хотя бы потому, что мы бы таким образом имели дополнительные гарантии, что у нас будет газ из ещё одного источника. Но когда речь идёт об общем эффекте и последствиях этой сделки, то тут нам ничего не известно, власти полностью держат нас в стороне.



Айя Куге: Но пока не слышно, чтобы Россия давала гарантии, что трасса так называемого «Южного потока» будет спроектирована так, чтобы она шла через Сербию, и ещё меньше гарантий, что он будет магистральным, то есть ведущим дальше в Западную Европу. Эксперт по энергетике Зорана Михайлович-Маркович не против энергетического партнёрства с Россией в том случае, если газопровод будет большой пропускной мощности.



Зорана Михайлович-Миланович: Это именно то, что требуется Сербии, потому что тогда бы были удовлетворены не только наши собственные потребности в газе, которые в течении десяти лет возрастут на 70%. Магистральный газопровод обеспечил бы снабжение целого региона. И речь даже не столько о прибылях от транзита: ещё важнее для страны - занять стратегическое энергетическое положение. Но если газопровод не будет магистральным, тогда эта сделка плохая.



Айя Куге: Все эти вопросы в Сербии вызывают противоречивую реакцию. Однако редактор журнала Енерджи обзервер Сийка Пиштолова считает, что сербские политики, договариваясь с Москвой об энергетике, совершенно не руководствуются интересами Сербии.



Сийка Пиштолова: Исходя из нынешней рыночной цены НИС и исходя из ее стоимости, когда компания будет модернизирована, я полагаю, что такая сделка не отвечает интересам Сербии. Вскоре начнётся строительство пан-европейского нефтепровода, который пройдёт рядом с нефтеперерабатывающим комбинатом Панчево и поэтому НИС нельзя продавать ниже 3,5 миллиардов евро – всё, что ниже этой цены, было бы в ущерб гражданам Сербии. Однако думаю, что правительство подпишет соглашение, которое предлагает Россия. В правительстве сидят министры, которых интересует лишь их политическая карьера, а не экономические интересы Сербии.



Айя Куге: Наш собеседник – один из ведущих сербских экономических обозревателей Дмитрий Боаров. Вот что он думает о возможности продажи контрольного пакета сербской нефтеперерабатывающей компании НИС Газпрому?



Дмитрий Боаров: По моему мнению, и это мнение разделяют все либеральные экономисты, - государственные предприятия надо приватизировать и ставить в рыночные условия. Следовательно, надо уничтожить монополию Нефтяной промышленности Сербии и открыть рынок для других поставщиков нефтепродуктов. А одну государственную компанию, какой является НИС, заменять другой государственной, как Газпром, не целесообразно, недостатки подобных предприятий универсальные, вне зависимости от того, является ли государственное предприятие британским, российским или сербским – все они страдают неэффективностью.



Айя Куге: Согласны ли вы с теми экономистами, которые опасаются, что Сербии грозит опасность попасть под диктат России в области энергетики?



Дмитрий Боаров: Я не так сильно этого боюсь. По-моему, Газпром уже имеет опыт рыночной экономики. У него есть собственные дочерние предприятия на Западе. Однако я не уверен, что он является фирмой, способной привести к нам новый менеджмент, новую этику деловых отношений. Я также не убеждён, что Газпром, как компания-новичок в области переработки нефти, располагает соответствующими технологиями для модернизации нефтяной промышленности. Таким образом, он не будет в состоянии вылечить все болезни нашего НИС.



Айя Куге: Господин Боаров, а как вы считаете, есть ли основания полагать, что сербские власти действительно подпишут неблагоприятное для страны соглашение с Россией по политическим причинам, в качестве благодарности за то, что Россия сопротивляется предоставлению Косово независимости от Сербии?



Дмитрий Боаров: Видите ли, это благодарность не только за Косово. В Сербии сильно течение, сторонники которого придерживаются традиционной, как они говорят, духовной связи, на самом деле православной связи с Россией, и традиций древнего всеславянского движения. Я понимаю существование таких настроений, но в современном бизнесе ведь намного важнее другое: чтобы Сербия получила качественные нефтяные продукты по как можно более низкой цене.



Айя Куге: Известно, что немного раньше президент Сербии Борис Тадич и премьер-министр Воислав Коштуница получили приглашение Кремля 18 января в столице Болгарии в присутствии Владимира Путина подписать соглашение о сотрудничестве по энергетике. Эта историческая дата и место София – юбилей создания Болгарского государства на основе Сан-Стефанского соглашения - кажется, стали горькой пилюлей для сербов. Объясните, почему.



Дмитрий Боаров: Образованные сербы восприняли Сан-Стефанскую Болгарию с огромным разочарованием. В 1878 году Россия заключила тайное соглашение с Австрией не увеличить территорию Сербии и не поощрять её. Так Россия, после победы (вместе с сербами и румынами) над турками, получила право обеспечить свою доминирующую роль на Балканах – через создание Великой Болгарии, к которой было присоединено Косово и южная часть Сербии, находившаяся до того в руках турков. Позже, когда под давлением европейских сил Россия была вынуждена отказаться от Сан-Стефанского соглашения, Сербия оказалась на перекрёстке и стратегически направилась к Западной Европе. Ирония состоит в том, что сейчас сербская политическая элита постоянно говорит о борьбе за Косово, а от поддерживающей её России получает предложение подписать соглашение по энергетике в Софии, в день 130 годовщины ненавистного ей Сан-Стефанского соглашения. Мы это можем толковать, например, и так: Россия вновь возвращается на Балканы, немножко действуя в пользу Сербии, но приоритет отдавая Болгарии. Болгария от России получает 5 миллиардов долларов за атомную станцию, 300 миллионов за нефтепровод Бургас - Александруполис, да и главная ветвь газопровода «Голубой поток 2», несомненно, пройдёт через Болгарию. Сербия получает крохи по сравнению с членом Европейского Союза Болгарией, хотя Белград утверждает, что именно в России найдёт соответствующую замену Евросоюзу.



Айя Куге: Мы говорили с видным сербским экономическим обозревателем Дмитрием Боаровым.


Замешательство в Белграде вокруг стратегического партнёрства с Россией в области энергетики продолжается. Согласно моим источникам в сербском правительстве, в конце минувшей недели Белград отправил в Москву письмо с положительным ответом, однако на этот раз выставил ряд своих принципиальных условий.


XS
SM
MD
LG