Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

18 января 1918 года в России случилось событие судьбоносное и поучительное, сбылась и тут же рассеялась в дыму выстрелов вековая мечта прогрессивной русской общественности.


90 лет назад избранное прямым, равным, тайным голосованием по партийным спискам Всероссийское Учредительное собрание приступило к работе. И в ту же ночь с «хозяином земли русской» было покончено.


Мирные демонстрации в защиту собрания большевики расстреляли, а депутаты, даже не создав правительства, разошлись. Утром они обнаружили себя у запертых дверей Таврического дворца.


Был ли закономерен финал? Интересующихся отсылаю к блестящей статье в №12 журнала «Отечественная история» Андрея Медушевского, показавшего, что тогдашние либералы и демократы в процессе создания Конституанты упустили шанс, который им, а не большевикам, давал 1917 год.


Уже в том же 1918 году вместо Учредительного собрания была воздвигнута декорация законотворчества – Съезды Советов, все менее избиравшиеся, все более формировавшиеся, где дискуссия большевиков с социалистами скоро закончилась отправкой последних в Бутырку и на Лубянку, и до 1989 года Советы вотировали все, что им предлагалось компартией.


К чему и пришла Россия в 2008 году. Ее законодательные органы уж лет 15 никто не распускал, но Госдума в результате планомерных действий исполнительной власти превращена в коллектив умело подобранных по разнарядкам администрации президента чиновников, экспертов, лояльных лоббистов, спортсменов и певцов, которые вотируют внесенное Владимиром Путиным не хуже советских депутатов. В пятой Думе есть и декорация оппозиции в виде управляемых Кремлем ЛДПР и эсеров, и покорных членов КПРФ, напоминающих меньшевиков в советах 1920 года.


В России проявляется закономерность: реформаторы, нацеленные на преобразования, из власти вымываются, как только к кормилу прорывается группа, ставящая перед собой цель – властвовать любой ценой. Такова воля большинства населения, которым овладевает чувство глубокого удовлетворения и веры в личный экономический успех.


В 1918 году разгон Учредительного собрания произошел в тот миг, когда «сеятель и хранитель», не предвидя гражданской войны, ожесточенно делил землю, «грабил награбленное», и ожидал грядущего благоденствия.


Окончательное искоренение оппонентов Ленина в 1921-22 гг. случилось на фоне ожиданий крестьянина и обывателя, поверивших в хлебное и торговое счастье НЭПа, променяв политику на обеспеченный золотом червонец, никак не ожидая, что впереди отнюдь не термидор, а «год великого перелома».


Конечно, инструментом диктатуры был еще и террор. Но сейчас насилие точечно: путинизм верит не в репрессии, а в подкуп и силу телепропаганды. А вот нынешнее вырождение русской демократии все то же: жаждущее хлеба и плодов с древа удовольствий большинство населения разрешает режиму освобождать себя от бремени политической ответственности.


Массы в 1991 году мечтали о колбасе и джинсах, а не о свободе. Благодаря созданной реформаторами в «проклятые» Путиным 90-е законодательной базе и чуду нефтяных цен, Россия обрела нынешний экономический рост, а средний класс получил потребительский кредит и очередь на «Ford Focus». Революция потребителей в отличие от 1917 года победила.


Теперь Россия покупателей 2 марте 2008 года одобрит дарованную ей Кремлем «димократию»: назначение в президенты Дмитрия Медведева, в паре со смотрящим за ним регентом в чине премьера Владимиром Путиным.


Большинство признало власть чиновно-чекистской номенклатуры, ее право быть хозяином земли русской и без контроля парламента ворочать миллиардами в обмен и на привычные обещания вроде «доступного жилья», и на великий по сравнению с СССР прогресс: невмешательство в личную жизнь, в понятийный мир «решения вопросов».


Отказ от авторитарного режима в России произойдет, когда массы ощутят виртуальность стабильности, когда увидят, что никаких миллиардов не хватит, если ссыпать нефтерубли в коррупционные системы, медлить с отложенными реформами: пенсионной, военной, здравоохранения, самоуправления, и особенно – жилищной. Коллапс ЖКХ, лихорадящие провинцию отключения света и тепла, чуть ли не ежедневные взрывы газа – явный симптом грядущего кризиса утраченных иллюзий.


Сейчас не угадать, сколько времени займет политическая пауза. Но на этот раз, кажется, она будет все же короче того советского 70-летия: от Учредительного собрания в Таврическом дворце до горбачевского съезда во дворце Кремлевском.
XS
SM
MD
LG