Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Истории Запада и Востока. Судьба судетских немцев-антифашистов


Программу ведет Алексей Кузнецов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Праге Нелли Павласкова.



Алексей Кузнецов: До 1945 года в Чехословакии, в горном пограничном массиве на севере, называвшемся раньше Судеты, много веков жили немецкие колонисты. После образования Чехословацкой республики в 1918 году три миллиона немцев стали ее полноправными гражданами.


О малоизвестной судьбе судетских немцев-антифашистов, не подлежавших выселению, рассказывает Нелли Павласкова.



Нелли Павласкова: В сознании многих чехов судетские немцы продолжают оставаться сторонниками гитлеровского Третьего рейха, требовавшими у фюрера «заступничества» от «злых чехов» и присоединения к Германии. Но в пограничной области Судеты жили не только сторонники Гитлера, но и немцы-антифашисты, в основном социал-демократы, о послевоенной судьбе которых почти ничего не известно. А они в тридцатые годы мужественно противостояли большинству судетских немцев, попавших под влияние местных нацистов. Когда после подписания Мюнхенского договора Судеты были аннексированы Берлином, вместе с чехами во внутренние земли Чехословакии бежали и немецкие антифашисты. В 1938 году журналистка Милена Есенская, возлюбленная Франца Кафки и адресат знаменитых «Писем Милене», с возмущением писала о плачевном положении немцев-беженцев из Судет и о том, что у государства почему-то не хватает сил и желания позаботиться о них.


Историк и политолог Эдвард Новак многие годы занимался темой немецких социал-демократов. Он рассказывает...



Эдвард Новак: Для немцев, оказавшихся в переполненной беженцами «урезанной» Чехословакии, оставалось единственное решение: просить убежища в других странах. Им помогли англичане левой ориентации, испытывавшие стыд за Мюнхенский предательский сговор. Например, англичанка Дорин Уорринер приехала весной 1939 года в Прагу и помогла сотням чехов, немцев и евреев выехать за границу. Как это ни позорно, но надо вспомнить, что чешские власти депортировали сотни немецких антифашистов обратно в Судеты. В увозивших их поездах многие из них кончали жизнь самоубийством. А тех, кто доехал, уже на вокзалах ждало гестапо.



Нелли Павласкова: Западные страны тоже не вполне доверяли немецким антифашистам?



Эдвард Новак: Конечно, им было трудно доказать свою ненависть к Гитлеру. Мы это знаем по романам Ремарка. Многие немецкие антифашисты пробирались из Чехии на Запад, там вступали в британскую армию, в чехословацкие подразделения, немало их участвовало в высадке союзников в Нормандии. Молодые антифашисты, мобилизованные в вермахт еще в Судетах, дезертировали на Восточном фронте, перебегали на советскую сторону. Об их судьбе почти ничего не известно.



Нелли Павласкова: Но вот война закончилась. Немецкие антифашисты начали возвращаться в Чехословакию из эмиграции, из концлагерей и убежищ. Как отнеслись к ним чехи?



Эдвард Новак: По-разному. Но меня поразили послевоенные шовинизм и нетерпимость! Бандитские группировки, самовольно называвшие себя «революционными гвардиями», мечтали поживиться немецким имуществом в Судетах, возвращение антифашистов портило их планы. Между прочим, к возвращавшимся оставшимся в живых евреям отношение этого контингента «патриотов» было не намного лучше. Чешские коммунисты тоже предали немецких антифашистов, коммунисты хотели заселить опустевшие после депортации немцев Судеты своими людьми, потенциальными избирателями, им они щедро дарили немецкие дома и имущество. Наконец, 50 тысяч немецких коммунистов, уроженцев Судет, были перевезены в Германию, в советскую оккупационную зону. 70 тысяч судетских социал-демократов уехали в западную оккупационную зону, в Баварию.



Нелли Павласкова: Как их приняла Германия?



Эдвард Новак: Сначала в Германии всем было трудно. В новой ГДР они поначалу бросились строить социализм, потом разочаровывались и убегали на Запад. Зачастую дети железобетонных коммунистов становились в ГДР диссидентами, попадали в тюрьмы. В ФРГ судетские социал-демократы составили ничтожное меньшинство в землячестве судетских немцев - ландсмандшафте. Все они испытывают стыд и чувство «немецкой вины». Один из стариков мне сказал: «Когда я вспоминаю моих еврейских одноклассников, жизнь которых закончилась где-то в Освенциме, то понимаю, что с нами, собственно, ничего страшного и не случилось».



Нелли Павласкова: Судетские немцы - социал-демократы, оставшиеся после войны в Чехословакии, получили удостоверения о своем антифашистском прошлом. Тем не менее, многим простым людям пришлось нелегко. Кроме враждебности нового населения Судет, им приходилось испытывать притеснения и произвол со стороны пришедшей к власти чешской компартии, ненавидевшей социал-демократов любых национальностей. В наши дни все это вспоминается, как тяжелый сон - немецкое меньшинство в Чехии (около 40 тысяч человек, по последней переписи) пользуется всеми правами и поддержкой правительства. Но Судеты они покинули навсегда, а их потомки разъехались по всей стране. Да и сама эта область в Чешской республике перестала называться Судетами…


XS
SM
MD
LG