Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Настоящий вертеп в Петербурге



Марина Тимашева: После многих лет забвения в России снова входит в моду вертепный театр. Всю прошлую неделю в Петербурге, в Российском музее этнографии, проходило Шестое петербургское собрание вертепных театров. На нем побывала Татьяна Вольтская.



Татьяна Вольтская: Признаться, в этом году чудо произошло в моем собственном доме. Незадолго до Рождества я решила смастерить домашний вертеп. Мой старший сын нарисовал картонные фигурки для спектакля о рождении Иисуса, а я склеила сам вертеп, из коробки из под компьютера, под восторженные визги младшего ребенка. В Рождество спектакль имел огромный успех у наших друзей, несмотря на несовершенство конструкции, в результате которого небеса постоянно рушились, а некоторые фигуры норовили провалиться в Ад, куда, по сценарию, попадает только Царь Ирод и его войны, исполняющие преступные приказы. Вертепные театры, собранные в Этнографическом музее, лишены подобных недостатков. Самым красивым и таинственным мне показался большой вертеп, реконструкция этнографического описания Смоленской батлейки - таково одно из народных названий вертепа от слова «Батлеем», «Вифлеем». Этот чудесный ящик или коробка в классическом варианте имеет несколько уровней, о которых говорит куратор Фестиваля вертепных театров, старший научный сотрудник Российского музея этнографии Василий Пушкарев.



Василий Пушкарев: Батлейка построена по конструкции шопки. Шопка это польский театр, в котором на разных уровнях изображается библейское действо. Это, если можно так сказать, конструкция мира. Это высший мир, где родился Иисус, ангелы, все Святое Семейство. Вот это мир человека. Он решается в другом свете – видите, он ниже находится. В некоторых шопках или батлейках существовал еще третий этаж, где показывали Ад, куда проваливается нечестивый.



Татьяна Вольтская: В нашем, домашнем вертепе, Ирод проваливается в нижний этаж, в Ад, где его натурально ждет черт с вилами. В этом роскошном ящике, на земном, человеческом уровне, в углу, сделан люк с багровой крышкой, и черт выскакивает за Иродом оттуда.



Василий Пушкарев: Вертепное действо или вертепный театр это всего лишь термины. Традиция вертепного действа основана на библейском сюжете и пришла к нам из Европы. Это Италия Германия, Польша католическая, оттуда - Украина, Белоруссия, и вот уже через Смоленскую область - в Россию. Теперь это становится общеевропейской, если не общечеловеческой, традицией. Мне показалось не то, что интересным, а уместным проводить творческие встречи в период Рождества, в русские святки, для того, чтобы показать, к сожалению, ушедшую, но прекрасную традицию, которая в силах возродиться на новом витке. Потому что это все имеет истоки от формы домашнего театра. Это семейный театр, домашний, он маленький, он не предназначен для большой аудитории, для стадионов и огромных театральных залов. Поэтому многие, после наших собраний предыдущих, начинают строить свой театр, делают коробки, свои куколки. Может быть, простые и примитивные, но они играют с детьми.



Татьяна Вольтская: В собрании участвуют 23 коллектива. Это не толкло вертепщики, есть и разные модификации вертепных театров. Например, театр «Ковчег», из поселка Войсковицы, под Гатчиной, раскидывает перед выступлением целый шатер. Говорит руководитель театра Юлиана Карьялайнен.



Юлиана Карьялайнен: Мы привезли спектакль «Свет Рождественской звезды», который был поставлен в 2000 году. Он уже существует 8 лет и, оказывается, все время нужен и нужен. Куклы у нас отличаются от вертепных. У нас была идея, еще в 2000 году, чтобы это показывать на площадях, чтобы это было не то, чтобы более зрелищно, а чтобы это было доступно смотреть с разных мест. Это большие тростевые куклы. Около метра ширма, которая как бы с неба. Первый план – пещера. А куклы очень большие. Обычно мы ездим по Ленинградской области, по церквям, по лютеранским соборам и по Финляндии.



Татьяна Вольтская: А у нас?



Юлиана Карелайнен: А у нас Этнографический музей нас каждый год приглашает, мы уже пятый год здесь выступаем. Недавно интерес проявили гатчинские соборы православные, которые готовы нас принимать.



Татьяна Вольтская: Здесь же я встретила старшего научного сотрудника Института истории искусств Анну Некрылову, которая поделилась своими впечатлениями. Ей очень понравился Театр францисканцев.



Анна Некрылова: Они из Калуги. Там есть какое-то Братство францисканцев, и вот они решили показать вертепное представление. Причем основа, как я поняла, взята из архива, из Минска, дальше они сами что-то насочиняли. И, в общем, у них вполне приличное получилось представление. Немножко долгое, потому что надо еще работать над зрелище-театральной стороной, а так - неплохо. Детки участвуют, и братья молодые. Они в своих костюмах были. И горят желанием. Здесь есть ансамбль «Шорох-Ворох» из Новгорода. Здесь студенты нашего Театрального института, финские студенты. «Девочка со спичками» - очень хороший спектакль, замечательный. Рождественский он относительно, но…



Татьяна Вольтская: Тема милосердия.



Анна Некрылова: Конечно. Я видела и петрозаводский замечательный спектакль, Ленинградская область очень хорошо представлена, Питер очень хорошо. Это не ансамбли, это и школы, и группы, они проводят учебную работу и заодно вот такую воспитательную. Они давно и хорошо работают. Подключился Музей этнографии, там есть своей центр рукоделия, ремесел народных, и, смотрю, здесь тоже учат ребятишек делать ангелочков, с таким удовольствием мамы и детки принимают в этом участие.



Татьяна Вольтская: Анна Некрылова – знаток вертепных театров, их появления и бытования в России.



Анна Некрылова: Родина вертепа (под другим названием - шопка) это старая польская традиция. Она оттуда очень быстро распространилась на Украину и Белоруссию. На Украине это назвалось «вертеп», по древнерусскому слову «вертеп» - пещера, там, где родился Иисус. А в Белоруссии это называлось «батлейка».



Татьяна Вольтская: Как выглядел приход вертепного театра в село, в городок, на площадь?



Анна Некрылова: Они были разные - страна большая. В Сибири были большие вертепные строения, которые на телегах возили. Прямо выстроен дом, как в какой-то средневековой Испании замок выстроен на телеге. Но, как правило, это были небольшие ящики, либо на козлах стоящие, иногда на колесах. Сначала шли по селу, когда не было сильных морозов. А если были сильные морозы, то шли быстро. Стучали в дом, дальше шли формулы: «разрешите разыграть вам вертеп…», «пригласить нас не смогли бы…», «мы вам готовы рассказать…». Это, конечно, не были те формулы, которые больше утвердились за колядованием и ряжеными, потому что это дольше, там выработались свои чистые формулы, как свадьба, где никто не скажет прямо, что «у вас - товар, у нас – купец». С вертепом меньше, но, тем не менее, обязательно позволение хозяина, хозяин приглашал в дом, устанавливали это ящик в углу, иногда - радом с иконами. Должно было быть определенное пространство от стеночки, чтобы туда зашел сам вертепник. Иногда были при этом певчие, которые становились рядом и что-то либо комментировали, либо пели. Иногда он один за всех выступал. Иногда были детки. Дети усаживались на полу, взрослые - на лавках.



Татьяна Вольтская: То есть еще приходили приглашенные из других изб?



Анна Некрылова: Их никто не приглашал. Просто они знали, что вот тут это будет, они видели, что этот вертеп идет, поэтому ходили за ним. Многие ребятишки умудрялись посмотреть по пять-шесть раз в течение вечера или вечеров. И все это только приветствовали.




XS
SM
MD
LG