Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Легенды спорта: Бобби Фишер и Лев Яшин


Валерий Винокуров: Сегодня в Голландии начинается чемпионат мира по спринтерскому многоборью у конькобежцев, а все остальные соревнования еще продолжаются, поэтому новостей будет очень много. А сейчас мы переходим к разговору о спорте за неделю. Самое важное событие, о котором сообщила «Газета.Ру» (очень популярная интернет-газета, там спортивная страница серьезная, в отличие от многих других)… Предположим, скончался Бобби Фишер, а на некоторых спортивных сайтах даже не сообщалось о том, что он был чемпионом мира. Но «Газета.Ру» прямо озаглавила «Одиннадцатый чемпион мира скончался». Это я просто к тому, что это серьезная уважаемая газета. Сейчас, поскольку Федерер выиграл, меня хотят перебить и сообщить этот результат.



Олег Винокуров: Да, 10:8 в решающем сете. Вообще, был очень упорный матч, 6:7, с точки зрения Федерера, 7:6, 5:7, только четвертый сет был односторонний – 6:1 и 10:8 в решающей партии. Намучался Федерер с Типсаревичем.



Валерий Винокуров: А я возвращаюсь к главной теме нашего разговора, поскольку «Газета.Ру» сообщила о том, что 29 декабря (не одно см (не одно средство массовой информации с тех пор почему-то не удосужилось это сообщить)…



Олег Винокуров: Это потому что правительство об этом тоже не сообщало. Газета увидела это на сайте правительства, там была вывешена эта информация.



Дмитрий Морозов: Ну, новогодний загул же был недельный, как написала «Комсомолка». Поэтому ничего удивительного.



Валерий Винокуров: Так вот, было принято 29 декабря постановление правительства Российской Федерации о том, что не может быть в штате никаких предприятий, различных организаций с точки зрения численности иностранных специалистов. К спорту это имеет следующее отношение. С 1 января по 1 апреля может быть еще 50%, а с 1 апреля 2008 года – уже 25%, а вообще во всех организациях с 1 января 2009 года в штате не может быть больше 25% иностранцев. К спорту это имеет непосредственное отношение. Мы это обсудим.



Олег Винокуров: Александр из Санкт-Петербурга позвонил нам.



Слушатель: Я по поводу Бобби Фишера. Жаль, конечно, что он умер. Но последние годы его жизни меня интересуют больше не столько спортивные, сколько связанные с политикой.



Олег Винокуров: Почему?



Слушатель: Не знаю. Он был в этих историях замешан. За что лишили его гражданства американского? За налоги или все-таки за политику?



Валерий Винокуров: В общем, за политику.



Олег Винокуров: В 1992 году он играл же в Югославии со Спасским.



Валерий Винокуров: А тогда санкции распространялись на эту страну ООН. А мне кажется, что его гражданства не лишили. Он, по-моему, от него сам отказался и потом просил…



Дмитрий Морозов: Он просил сначала гражданства Югославии, не получил его.



Валерий Винокуров: Венгрии, по-моему, потом в Японии долго жил.



Олег Винокуров: Его же преследовали американские власти, естественно, за нарушение. Ему грозило заключение. В тех странах, которые не имели с американцами вот этого соглашения интерполовского и прочего. Поэтому он там:



Валерий Винокуров: :уклонялся. Но дело в том, что вообще он был затворником. И даже сейчас никто не может сообщить, собственно, от чего даже он умер. Настолько он жил в изоляции в Исландии. Просто тут символично. Ведь в 1972 году именно в Рейкьявике он стал чемпионом и завершил свой жизненный путь именно в Исландии.



Слушатель: Вроде как по слухам он умер от почечной недостаточности. Впоследствии получил исландское гражданство. Хотя его просили выслать американские власти в Америку правительство Японии, но Япония отказала. Все-таки дали ему возможность уехать в другое место.



Валерий Винокуров: Все правильно вы говорите, но это именно по слухам. Но когда эта новость пришла, мы везде изучали, смотрели, нигде не сообщался медицинский анализ.



Дмитрий Морозов: Американцы, судя по всему, какие-то послабления делали Фишеру как чемпиону мира, как известнейшей персоне, потому что если бы хотели, то, наверняка, его бы арестовали в Японии и где угодно.



Валерий Винокуров: Конечно, делали послабления. И главное, что все-таки похоронен он будет не в Исландии, а в Соединенных Штатах Америки. О его жизни много можно рассказывать, целую передачу можно посвятить.



Дмитрий Морозов: Но все-таки прославил он Америку в какой-то момент.



Валерий Винокуров: В огромном смысле. У меня были с ним и личные какие-то контакты.



Дмитрий Морозов: А вы знакомы с ним?



Валерий Винокуров: Ну, относительно, по переписке. Какие-то отношения были нормальные.



Дмитрий Морозов: Но личность действительно великая.



Валерий Винокуров: При случае как-нибудь об этом можно будет рассказать. Но я еще хочу сказать, что прекрасная вчера была беседа на волнах Радио Свобода Андрея Шарого с мастером Яковом Дамским именно о Фишере. Мы просто решили повторить ее в программе «Прессинг».



Олег Винокуров: Там как раз пойдет речь именно о вкладе Фишера в историю шахмат.



Валерий Винокуров: И очень хорошо.



Олег Винокуров: Не совсем то, что интересует Александра, как он признался. Евгений Николаевич из Воронежа.



Слушатель: Как раз я вот и не слышал эту передачу. Мне 75 лет, может, я не понимаю, но когда я смотрю спортивные передачи по телевидению, включается ведущий и говорит, что вот этот бы упал, этот бы споткнулся, этого мы съедим. Это такие идут репортажи. Это с биатлона, а вчера с тенниса.



Валерий Винокуров: Вы зря тут на свой возраст пеняете. Это связано с бескультурьем этих людей, которые называются комментаторами, они же ведут репортаж. Евгений Николаевич, вы абсолютно правы. Это их бескультурье и спортивное как специалистов в области спорта, коль скоро они ведут репортажи.



Дмитрий Морозов: И по отношению к спортсменам, и по отношению к зрителям.



Валерий Винокуров: И вообще, это безнравственно просто. Причем самое интересное, что спортсмен никогда не будет другому спортсмену этого желать. Упомянул Евгений Николаевич о биатлоне, когда Юрьева вошла в десятку в первый раз в прошлом году, и ее позвали к микрофону один из таких, о ком Евгений Николаевич и говорит, и все надеялся, что сейчас она что-нибудь плохое скажет. Она говорит: «А я так рада, что выиграла Глагов или Вильхельм, потому что мы же все – одна семья. Когда у нас кто-то хорошо стреляет, мы все за него радуемся, когда кто-то быстро бежит, мы все тоже за него радуемся». Сами спортсмены, Евгений Николаевич, могу вас успокоить, никогда не будут желать другому, чтобы у него сломалась винтовка, лыжи, ракетка теннисная и еще что-нибудь.



Олег Винокуров: Еще Евгений Николаевич хотел что-то сказать.



Слушатель: Когда наши заняли десятое-пятнадцатое место, то говорят, «наши спортсмены входят в сотню лучших игроков». Когда отстал от первого места на две секунды вчера, вот отстал всего на две секунды. А когда отстают на две минуты, об этом не говорят.



Валерий Винокуров: Это все из той же серии. Просто некультурные люди, безнравственные люди, патриотарство такое, когда-то Влад Дорошевич ввел слово в обиход, квасной патриотизм.



Дмитрий Морозов: Можно еще сказать, профанация комментаторского дела.



Валерий Винокуров: Спасибо, что подняли эту тему.



Олег Винокуров: Хотя уже не в первый раз, надо сказать. Слушаем теперь Виктора Ивановича из Москвы.



Слушатель: Хотел несколько слов сказать о Фишере. Я же помню, когда ему было лет 15-16, он приезжал за свой счет к нам в СССР.



Олег Винокуров: Совершенно верно. Вот это как раз и Яков Дамский вспомнит.



Слушатель: В клубе шахматном на Гоголевском бульваре никто с ним не хотел играть. Вернее он так обыгрывал, а с чемпионами мира ему не разрешали встречаться. И вы помните такую вещь, когда он Тайманова обыграл 6:0, Ларцева – 6:0, Петросяна тоже отделал. Тайманов даже лишился стипендии. Вот такие были времена.



Валерий Винокуров: Да, времена были такие. Давайте расскажу еще тогда смешную историю. Был такой международный мастер в то время, когда Фишер приезжал в Москву и в шахматном клубе играл блиц, Анатолий Лутиков. Потом он стал гроссмейстером. Он вообще сам из Кишинева. Он не был великим, но он сильный, профессиональный гроссмейстер, и он прекрасно играл именно блиц. И вот Фишера никто не мог в блиц обыграть, мальчик он был тогда, ему было 14 лет или 15. И вот он играет с Лутиковым. И Лутиков раз у него выиграл, два у него выиграл, Фишер уже завелся, хочет взять реванш, слезы уже на глазах. И когда Лутиков у него выиграл третий раз, а Фишер говорит: «Давайте еще, еще», Лутиков так откинулся на спинку стула и сказал: « Enough ». Это единственное слово, которое он знал по-английски, означает «достаточно, хватит». И мальчик заплакал, а он тогда был здесь с сестрой, сестра его начала утешать. Единственный, кто у него выиграл.



Дмитрий Морозов: А когда Владимир Семенович в одной из песен упомянул Фишера? Позже?



Валерий Винокуров: Конечно, позже. Значительно.



Олег Винокуров: Это ж когда уже был шахматный престиж.



Валерий Винокуров: И таких историй столько. Человек все же прожил жизнь длинную. Несмотря на свое затворничество, к нему очень хорошо относились гроссмейстеры советские. Он выбивал же деньги. Все говорили, что это жадность, руководство Советского Союза. А гроссмейстеры наши советские называли его «наш профсоюз», и он помогал им. Недавно мы касались этой темы, кто-то про Спасского говорил. Именно он тогда и Спасскому помог сохранить свой гонорар, а не вернуть весь после того матча. Человек был, конечно, неоднозначный и незаурядный, безусловно, гениальный в этой области, но и с какими-то заскоками.



Слушатель: Я хотел благодарность выразить вашей передаче, что у вас информация достоверная и правдивая не то что по другим программам. Особенно вчера обратил внимание. Сын Ширвиндта Михаил ведет передачу: 1973 год, хоккей, наши заняли второе место, нас наградили пряником. Это такая дикость. Мы поставили несколько рекордов там. А кто не слышал, может быть, и поверит, что так было.



Валерий Винокуров: Олег только что подметил, что не первый раз тему, которой Евгений Николаевич коснулся, Виктор Иванович тоже поднимает эту тему. Мы же столько разоблачали всякой чуши, которая почему-то сейчас разносится, особенно телевидением.



Слушатель: А по «Эхо» тоже двое ведущих пришли говорить о теннисе, половины не сказали, кое-что наврали. Невозможно слушать. Поэтому про спорт стараюсь вас слушать.



Валерий Винокуров: Сделаем вывод. Слушайте только нас, но всегда.



Олег Винокуров: Давайте еще послушаем Рашида из Москвы.



Слушатель: Насчет Фишера. Мне очень жаль, что он умер. Такой он был гроссмейстер сильнейший. Сейчас гроссмейстеров столько у нас… Если ПТУ называют академией, то их тоже гроссмейстерами можно назвать. Был такой журнал «Шахматы СССР». В 1974 я жил в Узбекистане и читал статью одну, там Роберт Фишер: «В последнее время газеты «железного занавеса» пишут обо мне всякие небылицы. Я согласен поставить свою подпись под любой их вымысел, лишь бы они мне перечисляли 10% гонорара». Валерий, может быть, вы читали?



Валерий Винокуров: Конечно, это хорошая была его шутка.



Слушатель: Очень жалко мне Фишера, очень жалко.



Валерий Винокуров: Рашид, спасибо вам за воспоминание. У него было много на эту тему шуток. И действительно, как-нибудь вернемся ко всему этому разговору.



Олег Винокуров: Сергей из Санкт-Петербурга, пожалуйста.



Слушатель: Не очень много время осталось до этих зимних игр в субтропиках. И вот у меня такое странное впечатление. За последние полтора-два года стройматериалы возросли в цене где-то в шесть раз по некоторым наименованиям. Я представляю, во сколько к концу этого срока это может дойти. У меня такое предчувствие, что мы лишимся нашего Стабилизационного фонда после этого дела, потому что тут за ценой то не постоят. Какое-то такое грустное у меня впечатление, потому что там сама по себе сумма очень большая. А здесь она может чуть ли не на порядок подскочить. Как вы думаете?



Валерий Винокуров: Сергей, во-первых, мы ничего сделать не можем.



Олег Винокуров: Сделать не можем, но это действительно факт. Как человек, имеющий дачу, а на даче, как известно, все время все требуется, я это замечаю, что какой-то мешок цемента прошлым летом стоило столько, этим летом уже стоит в два раза больше.



Дмитрий Морозов: А следующим летом будет стоить еще дороже. Естественно, к 2014, наверное, раз…



Олег Винокуров: Надо быстрее просто успеть построить. А может, они уже все закупили заранее.



Валерий Винокуров: Сергей, поскольку у меня дачи нет, я совершенно от этой темы очень далек. Но я вам задам такой вопрос: а вот что мы с вами сейчас имеем от Стабилизационного фонда?



Олег Винокуров: Сергей уже отключился.



Валерий Винокуров: Не важно, он же слушает. Сергей, мы только слышим, что какой-то Стабилизационный фонд, гигантские там какие-то деньги. Потом вдруг прибавляют, это я могу сказать как пенсионер, 147 рублей, потом 300 рублей прибавили, а Стабилизационный фонд – 300 миллиардов, 800 миллиардов долларов… - какие-то сумасшедшие цифры. Если хотя бы Стабилизационный фонд используют хоть на то, чтобы построить что-то, - уже неплохо. Я, конечно, шучу. Это, видимо, только экономисты могут ответить Сергею. Но ощущение у меня от наличия Стабилизационного фонда вовсе не улучшается.



Олег Винокуров: Тем более, он же, видимо, будет расти.



Дмитрий Морозов: Как и цены на цемент, допустим. А мы с ребятами тоже недавно обсуждали олимпийскую тему, и чудак какой-то родил новый термин на сей счет, новый совершенно жанр олимпийских игр – «демисезонные олимпийские игры в Сочи», то есть нечто среднее между зимней и летней Олимпиадой, симбиоз такой.



Олег Винокуров: В общем, уже ясно, что лучше иметь пенсию, чем дачу. Дача – это сплошные расходы, пенсия – хоть какой-то доход.



Дмитрий Морозов: А лучше иметь и пенсию, и дачу, но не иметь Олимпийских игр в Сочи.



Олег Винокуров: Пенсии не хватит на то, чтобы содержать дачу. Слушаем Аполлона Михайловича из Москвы.



Слушатель: Летом вы затронули в своей передаче тему о первенстве мира по футболу 1958 года. Я тогда был на даче и не было возможности вам позвонить. Можно мне сейчас задать два вопроса по 1958 и 1966 годам?



Валерий Винокуров: С удовольствием ответим.



Слушатель: По поводу игры Льва Ивановича Яшина. В 1958 году в Швеции в нашей группе были команды Бразилия, Англия и Австрия.



Валерий Винокуров: Правильно.



Слушатель: Я тогда служил в армии, мы слушали репортажи по радио. В последнем групповом матче в игре с Австрией нам нужно было выиграть с разницей в два мяча, чтобы пройти дальше.



Валерий Винокуров: Нет, не обязательно, просто надо было выиграть, там не имело значения, с каким счетом, но выиграть надо было.



Слушатель: Мы ведем 2:0, и нам пенальти.



Валерий Винокуров: Буцек бил, бил австриец Буцек, и Яшин взял мяч.



Слушатель: Да, Яшин взял. И мне кажется, с тех пор именно Яшин прогремел на весь мир как вратарь классный.



Валерий Винокуров: Но не с тех пор, а несколько все-таки позже. По части пенальти он тоже, конечно, прекрасный.



Слушатель: Вы не помните, до этого брал ли он пенальти в других официальных матчах в нашей стране или за рубежом?



Валерий Винокуров: Мне кажется, что брал. Вот я не могу сказать. Отдельно статистики по пенальти, которые брал Лев Иванович, я не могу вам сказать. Но, наверняка, я уверен, что было это дело. Наверняка, брал. Но прогремел он не в 1958 году, а по-настоящему это было после 1962 года, после чемпионата мира 1962 года, за выступление на котором на него все шишки повалили, за то, что проиграли по его вине, тогда считали, сборной Чили. А сборную Чили тренировал знаменитый тренер Фернандо Риера. И он в 1963 году, когда проводился матч сборной мира со сборной Англии в честь столетия английского футбола пригласил Яшина в сборную мира. Вот тогда он прогремел на весь мир и в 1963 году стал обладателем «Золотого мяча» как лучший футболист Европы, единственный вратарь в истории этого приза. И вот очень тонкость такая, что Фернандо Риера был же тренером сборной Чили, которая обыграла в 1962 году сборную СССР, то есть он тем самым показал, что это все нападки на Яшина и все эти глупости, что якобы в этих двух голах Яшин был виноват от Рохаса и от Санчеса Лионеля. Всему миру было ясно, что не виноват. Только так отчитали здесь в ЦК партии, что из-за Яшина проиграли чилийцам.



Олег Винокуров: Про пенальти я хотел напомнить. Мацола, Мантуори били, великие люди.



Валерий Винокуров: О, вот, Аполлон Михайлович, насчет Мантуори. Конечно, было до этого. Потому что Мантуори бил в матче в Италии «Фиорентина» - «Динамо» (Москва), это было в 1955 году. То есть за три года до этого он уже брал в международном ответственном матче пенальти от Мантуори. Аполлон Михайлович, рассказали вам все?



Слушатель: У меня еще к вам вопрос по 1966 году. В одном из номеров газеты тогда «Футбол» Яшин давал интервью. И на вопрос: «Как вам удается брать пенальти?» он ответил: «У каждого вратаря есть удобный угол и менее удобный. Для меня удобный левый гол. Поэтому я при одиннадцатиметровых всегда немного смещаюсь к правой штанге, и нападающий видит, что расстояние до левой штанги больше, и он бьет в левый угол, и мне удается этот мяч взять или парировать». И действительно, тогда от Мацолы он взял в левом углу пенальти. Потом был матч сборной Югославии со сборной Европы, Яшин в левом углу тоже мяч взял.



Валерий Винокуров: Я не знаю, какое вы имеете в виду интервью. Но в 1966 или 1967 году я делал очень большой материал о пенальти, он много полос занял.



Слушатель: По-моему, до первенства мира в 1966 году.



Валерий Винокуров: Может быть, я сейчас не помню.



Слушатель: В 1966 году в матче за третье место с Португалией был назначен пенальти за игру Хурцилавы рукой. Пенальти бил Эсебио.



Валерий Винокуров: И забил.



Слушатель: Мне кажется, что Эсебио был знаком с этим интервью, потому что какая-то пауза была заметная.



Валерий Винокуров: Аполлон Михайлович, интервью Эсебио не надо, он был знаком с Яшиным очень хорошо, они дружили, вместе тренировались порой, и поэтому, естественно, он мог сделать вывод из того матча, о котором вы говорите.



Олег Винокуров: Вместе и играли в этом матче 1963 года.



Валерий Винокуров: Конечно, играли в 1963 году в этом матче. И вообще, он прекрасно знал все о Яшине.



Олег Винокуров: И забил не один пенальти за свою карьеру.



Валерий Винокуров: И как Яшин все знал об Эсебио, так и Эсебио знал о Яшине. Тут у нас сразу с Олегом возникают новые воспоминания, как мы встречались с Эсебио и вспоминали Яшина. Это было уже в Лиссабоне. Про пенальти – это особая тема, и вот тогда в 1966 или 1967 году в еженедельнике «Футбол» я сделал огромный материал по размеру, назывался он «Дело техники или схватка характеров». И вот там три вратаря знаменитых и три знаменитых пенальтиста того времени. Вратари это были Яшин, Хомич и Кавазашвили, по-моему, а пенальтисты были Бесков, Гусаров и Геннадий Матвеев из Ростова. Вратари рассказывали со своей точки зрения о пенальти, а пенальтисты – со своей точки зрения о пенальти. И вот там масса таких тонкостей. И Хомич, и Яшин, и Кавазашвили рассказывали различные тонкости, как что им удобнее. Я не знаю, из какого интервью… Я сейчас тоже не помню, левый угол, правый угол…



Слушатель: Это точно он сказал, что ему удобнее.



Валерий Винокуров: Я не сомневаюсь, я просто не помню, в моем ли это было материале или в каком-то другом.



Слушатель: Я не помню журналиста.



Валерий Винокуров: Но я для любопытства возьму материал, он у меня потом и в книжку входил, я в книжке проверю. Так что, Аполлон Михайлович, спасибо за такие воспоминания.



Слушатель: Когда Эсебио бил, Яшин немного сместился, как обычно, к правой штанге, а Эсебио не поддался на эту уловку и как дал ему в «девятку» правую.



Валерий Винокуров: Неправильно, тогда нельзя было смещаться. Вратарь должен был стоять по центру. Сейчас можешь делать, что хочешь. А тогда нельзя было никуда смещаться. Вратарь должен был стоять по центру ворот и неподвижно.



Олег Винокуров: Слушаем Геннадия из Амурской области.



Слушатель: Я хочу сказать, как я вас принимаю, по спутнику «Азиясат-3», 105 градусов восточной долготы в пакете «Войс оф Америка», там есть Радио Свобода . Вот я вас слушаю. Кто хочет, может к вам подсоединяться в этом направлении. Это покрывает практически всю азиатскую часть России. Я по поводу освоения 12 миллиардов долларов на Зимнюю Олимпиаду. Они, я так думаю, уже усиленно осваиваются, создано агентство, там поставили главой Вайнштока, который «Транснефтью» руководил. Я думаю, уже машины, дачи, квартиры и прочее уже осваивается, зарплаты, премии, деньги уже потекли, я думаю.



Валерий Винокуров: Возможно, что все это осваивается. Просто я хочу уточнить, что осваивается уже не 12 миллиардов, уже официально 18, а по неофициальным данным, - 30.



Слушатель: Я думаю, что времени много, освоится еще и больше. У меня один вопрос: сейчас действительно смотришь трансляцию из Германии, что, от Европы поедет одна команда волейбольная? Это кто ж там будет играть?



Валерий Винокуров: Нет, нет.



Слушатель: Пожалуйста, объясните.



Валерий Винокуров: От Европы не поедет, естественно, одна команда. Этот турнир выделит одну команду. Предположим, это будет команда России. Тогда Сербия и Польша смогут принять участие еще в следующем отборочном турнире. А там уже есть европейские команды.



Дмитрий Морозов: У Европы наибольшее представительство.



Валерий Винокуров: Там Италия уже завоевала право. Там идет по Кубку мира. Из Кубка мира выходят три команды, как мужская российская попала из Кубка мира вместе с командой Болгарии. Бразилия заняла первое место, Россия – второе, Болгария – третье. Россия с Болгарией попали с Кубка мира. Так и в женском – из Кубка мира попали. А в этом волейбольном турнире, если выиграет, например, Германия, то от этого пострадает только Польша, потому что Россия и Сербия смогут принять участие в следующем турнире. Если выиграет Россия или Сербия, то тогда, соответственно, оставшиеся, кто не выиграет, предположим, Сербия или Россия, вместе с Польшей смогут принять участие еще в следующем турнире. То есть это длительный процесс такой. Так что, конечно, обидно, если бы была одна команда от Европы. Там уже среди попавших есть европейские команды.



Олег Винокуров: А относительно первого вопроса – Сочи и Стабилизационный фонд Александр из Москвы, который всегда с долей юмора воспринимает все эти тезисы и присылает нам такие сообщения, написал: «Зачем же трогать Стабилизационный фонд? Есть социальная ответственность бизнеса. Путин или Медведев могут обзвонить хозяев цементных заводов и сказать: «В интересах Родины столько-то мешков цемента в Сочи, наваришь на другом». Есть еще ведь закрома Родины. На складах госрезерва припасено всего на случай войны, в том числе инженерное имущество. Разве нельзя оттуда перекинуть в Сочи часть стройматериалов, не обращаясь ни к каким спекулянтам?» Видите, сколько идей. Александра надо было включить куда-нибудь.



Дмитрий Морозов: В корпорацию эту к господину Вайнштоку.



Олег Винокуров: Да, он бы все наладил прекрасным образом.



Валерий Винокуров: Там же еще какой-то Чернышенко.



Дмитрий Морозов: Это какая-то специальная фигура от правительства.



Олег Винокуров: Много еще сообщений у нас на пейджер. Послушаем Евгения Ивановича из Москвы.



Слушатель: По поводу Льва Ивановича у вас одна неточность. Его отругали из-за матча СССР-Колумбия, когда мы сыграли 4:4.



Олег Винокуров: В том числе.



Валерий Винокуров: В том числе. Там придумали один эпизод.



Слушатель: Там 3:0 было, 4:1 было. И два мяча – один из-за подачи углового, а второй – штрафной.



Валерий Винокуров: Но этот матч ничего решающего не имел.



Слушатель: Нет, имел. Мы бы не выходили на Чили.



Валерий Винокуров: Как? Это совершенно не связано с этим матчем.



Слушатель: Мы два очка набирали бы и менялись местами.



Валерий Винокуров: Не будем спорить, потому что мы знаем это несколько точнее. Спасибо вам, что вы это помните, но это не имело никакого значения. Потому что, выиграв потом последний матч у команды Уругвая, сборная СССР все равно заняла первое место. А если бы она только проиграла бы Колумбии и заняла бы второе место, то на Чили бы действительно не вышла. Надо было занять второе место, а не первое. Но это уже другой вопрос. Почему надо было бояться Чили? Никого тогда вообще сборная СССР не боялась.



Олег Винокуров: В общем, факт тот, что за Колумбию тоже ругали, но прежде всего, естественно, за Чили, потому что на этом и закончилось выступление сборной.



Валерий Винокуров: Просто результат с Колумбией обидный 4:4, он никакого значения турнирного в результате не имел. Так ругали, вспоминали потом, если бы не было Чили, если бы не было этих двух голов от Рохаса и Санчеса, то никто бы не вспомнил. А мячи были мертвые, и вообще, ни один вратарь в мире никогда бы их не взял.



Олег Винокуров: Да, но если уже говорить о втором голе, то там ответственность еще с Ивановым он разделил, потому что на Иванова тоже набросились за то, что он потерял мяч на чужой половине поля и не вступил в борьбу, не стал дальше бежать назад.



Валерий Винокуров: Это как раз Рохас, который забил, потому что Санчес забил со штрафного.



Олег Винокуров: Слушаем Артура из Санкт-Петербурга.



Слушатель: В прошлый раз мы говорили о том, можно ли слушать в Санкт-Петербурге на коротких волнах. Я сразу после этого прошерстил короткие волны и обнаружил-таки вас, но качество звука было такое, как будто я слушаю какие-то «голоса» в 70-х годах, когда происходит глушение. Слушать это было невозможно. Второе, по поводу Олимпиады в Сочи, в той статье в «Совершенно секретно», о которой я говорил, упоминается некий остров, который собираются намывать недалеко от Сочи в Черном море. Причем на этом острове собираются строить некий элитный поселок. Это тоже входит как бы в программу, связанную с Олимпиадой в Сочи. Можете представить, какие деньги на это пойдут.



Олег Винокуров: Практический российский Святой Стефан какой-то и Мон-Сен-Мишель.



Слушатель: Что касается цемента. У меня тоже нет дачи, но я вспомнил в этой связи не так давно было сообщение от Валентины Матвиенко.



Валерий Винокуров: У нее есть дача, да?



Слушатель: Может быть, и не одна. Когда обсуждался вопрос о жилищном строительстве в Санкт-Петербурге, она сказала такую вещь, от которой у меня, честно говоря, волосы дыбом встали. Она сказала, что «вы понимаете, поскольку у нас строительству препятствуют высокие цены на цемент, а в Швеции цемент стоит в два раза дешевле, чем у нас, так давайте закупать цемент в Швеции».



Олег Винокуров: Логично.



Слушатель: Вопрос к Валерию Винокурову, может быть, необычный и не связанный впрямую с темой передачи, во многих передачах вы рассказываете о личных свих встречах с разными известными людьми на протяжении последних 40 лет. Причем эти люди не только связаны со спортом, но и с искусством, с другими сферами деятельности. Я думаю, что это крайне было бы интересно. И вопрос такой: не собираетесь ли вы написать книгу, связанную с воспоминаниями о встречах с различными людьми, с интересными событиями, не связанными со спортом? Может быть, такая книга уже есть, просто я не знаю о ней? Но очень бы хотелось.



Валерий Винокуров: Артур, вы имеете в виду, не связанные со спортом?



Слушатель: Не только со спортом.



Валерий Винокуров: Потому что большинство таких встреч, которые связаны со спортом, они в разных моих книгах уже как-то отражены во основном с профессиональной точки зрения. А вот как раз рассказывать житейские истории… Писать о житейских перипетиях… Хотя идея, конечно, хорошая. Но учтите, Артур, что мы по работе довольно сильно заняты. Сейчас уже как-то не до писания пока что мемуаров. Когда уже совсем перестану работать…



Олег Винокуров: Этого не случится никогда. Мы работать будем всегда, пока живем. Артур, у меня есть к вам вопрос. Поскольку вы в курсе всего, что у вас в Питере, правда ли, речь тут недавно зашла о строительстве суперстадиона питерского, 6,5 миллиардов рублей он будет стоить, правда, Матвиенко говорила, что это из бюджета будут деньги на это выделены?



Слушатель: Знаете, здесь очень сложная ситуация, так же как и с «Газпром-сити». Я могу сказать по поводу «Газпром-сити», но я думаю, что похожая ситуация будет и со стадионом, потому что очень темные истории с тем и с другим. Ведь с «Газпром-сити» была такая ситуация, что город вроде бы как не финансирует, а будет финансировать «Газпром» этот проект. Но «Газпром» будет финансировать этот проект из тех налоговых преференций, которые ему делает город. То есть по сути дела те налоги, которые город недополучит, пойдут на «Газпром-сити» во многом.



Олег Винокуров: Значит, действительно, из денег налогоплательщика.



Слушатель: По сути дела, да. Я думаю, что и стадион примерно по такой же схеме будет построен.



Олег Винокуров: Спасибо. Теперь переходим к пейджерам. Игорь Цветков из Одинцово: «После финиша сняли из-за лишнего веса четверку в бобслее. Что это, непрофессионализм или происки западных весов?» Ответ тут очевиден, шутка хорошая. Естественно, непрофессионализм. Еще дальше: «Объясните в двух словах. Есть ли в Европе такие квоты на иностранных спортсменов и специалистов?» Это к вопросу о принятом постановлении. Есть то, что касается европейцев, там такого нет, потому что Европа как один дом, в этом суть дела. А в отношении других, из-за пределов ЕС которые, там есть лимиты действительно. Это что касается футбола. Не знаю, на заводе можно пяти бразильцев нанять?



Валерий Винокуров: Игорь, это вообще очень неоднозначно.



Олег Винокуров: И это будет еще долго-долго развиваться.



Валерий Винокуров: Эту тему мы будем обсуждать не раз, потому что тут ясно: противоречие будет РФС вступать с клубами, клубы будут опираться на постановление правительства. Потому что если в клубе 200 человек, условно говоря, работает, 25%...



Олег Винокуров: 50 иностранцев могут набрать.



Валерий Винокуров: Вся команда может состоять из иностранцев. А если РФС начнет ограничивать, они скажут: постановление правительства вы нарушаете.



Олег Винокуров: Да, это будет еще долго. Слушатель Каримов: «Господа, Губерниев имеет свои недостатки. А вы разве не ударяетесь в противоположную крайность? Может быть, по-вашему, культурные и порядочные люди – это только те, кто всегда разводит политесы перед иностранцами?» По-моему, культурные и порядочные люди – это те, кто в принципе разводят политесы, не вдаваясь в подробности, иностранец это или не иностранец. Видимо, так.


«Не знаю, чем запомнят Бобби Фишера – его спортивными достижениями или его выкрутасами. Что, это были выкрутасы, свойственные его личности, или трюком в американском вкусе? И чего в нем было больше – гениальности или эгоцентризма?» - Александр спрашивает. Долго отвечать. Свойство личности, я полагаю. А гениальность и эгоцентризм, по-моему, всегда вместе идут рядом.



Валерий Винокуров: Все гении эгоцентричны.



Олег Винокуров: Олегу уже ответили автоматически, где похоронен будет Бобби Фишер. И Александр из Сызрани: «Известно ли вам что-то о последних годах жизни мамы Валерия Харламова?» Насколько я понимаю, она умерла вскоре после этого, она заболела тяжело и умерла после его гибели. И еще он просит назвать три самых великих, на наш взгляд, матча из истории мирового футбола. Ничего себе!



Валерий Винокуров: Самые великие три матча! Ну, как здесь вспомнишь?!



Олег Винокуров: Не представляю даже.



Валерий Винокуров: Александр, это невозможно.



Олег Винокуров: Можно подумать, конечно, минутку.



Валерий Винокуров: Но уже у нас этих минуток и нет.



Олег Винокуров: Может быть, финал 1970 года Италия – Бразилия.



Валерий Винокуров: Или Англия – Венгрия на «Уэмбли» 3:6.



Олег Винокуров: И «Реал» (Мадрид) – «Айнтрахт» (Франкфурт) 7:3 в Кубке чемпионов.



Валерий Винокуров: Это можно вспоминать и вспоминать. Матчей великих было столько!



Олег Винокуров: В этом и прелесть футбола, что их значительно больше трех.



Валерий Винокуров: Да, если бы их было всего три или пять, это было бы очень плохо. Прошла сегодня, когда отмечалось Крещение, наша передача довольно живо, интересно. Мне во всяком случае было очень интересно общаться с нашими слушателями, впрочем, как всегда.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG