Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

От автомобилистов до обманутых вкладчиков - новые неформальные объединения в России


Ирина Лагунина: Остались ли в России зачатки гражданского общества? Ответ на этот вопрос пытались найти авторы исследования «Новые неформалы». Первые результаты впечатляют: в России сегодня существует как минимум 300 неправительственных и неполитических объединений граждан, пытающихся отстаивать свои интересы. Это автомобилисты и обманутые дольщики, люди, помогающие больным детям и выступающие против точечной застройки. И иногда государство вынуждено к ним прислушиваться. Рассказывает Любовь Чижова.



Любовь Чижова: Выяснить, существует ли в России гражданское общество, не прикормленное государством, решил доктор экономических наук, директор центра социальных инноваций РАН Евгений Гонтмахер. Провести исследование помогли институт «Отрытое общество» и фонд «Династия». Способны ли россияне к самоорганизации? Могут ли они противостоять государству и самостоятельно, без помощи профессиональных правозащитников, отстаивать свои права? И главное, сколько их, таких россиян и могут ли они в будущем стать ядром настоящего гражданского общества – вот на эти вопросы предстояло ответить исследователям. Говорит Евгений Гонтмахер…



Евгений Гонтмахер: Я как-то не мог смириться с тем, что все устаканилось и у нас такое, извините, уродское гражданское общество. Я все-таки сторонник того, что наша страна нормальная и у нас все будет хорошо. И вы знаете, действительно, я посмотрел, а ведь у нас пробивается из-под этого бетона, куда нас закатали, ростки настоящего гражданского общества. Посмотрите – обманутые дольщики, автомобилисты, смотрите – люди, защищающие Байкал, люди, которые по собственной инициативе, без всякой подсказки властей собирают деньги и ездят, помогают детским домам и так далее. Мы прошерстили интернет, мы прошерстили СМИ, у нас получилось около трехсот таких постоянно действующих неполитических объединений граждан. Вообще речь идет о движениях, в которые вовлечены, как я считаю, по стране сотни тысяч людей. Это, как я бы сказал, люди активные и небезразличные, потому что их активность делится на два типа, что очень интересно. Одно дело, допустим, обманутые дольщики, у них лично отняли деньги. Но вы знаете, большая часть протестных проявлений другого типа. Допустим, очень распространены, допустим, вещи, связанные с социальными вещами – это защита интересов инвалидов, это помощь инвалидам, помощь детям. Казалось, какой здесь протест, когда люди ездят и помогают детскому дому? А это протест. Потому что государство этим не занимается, и люди фактически восполняют то, чем должно заниматься государство.



Любовь Чижова: Мы в дальнейших передачах попытаемся более подробно рассказать о каждой более-менее крупной группе новых неформалов, а пока поговорим о самых многочисленных и активно о себе заявляющих. Одно из таких объединений – это обманутые дольщики. Для того, чтобы вернуть себе деньги или квартиру, отчаявшиеся люди проводили многочисленные акции протеста, голодовки, пикетировали Дом правительства. Большинство из них – до сих пор без денег и без жилья, но после череды громких акций государство решило страховать участие граждан в долевом строительстве. Сейчас в России насчитывается более 200 тысяч обманутых дольщиков, в основном это жители крупных городов. О их неформальном движении рассказывает моя коллега Ольга Вахоничева.



Ольга Вахоничева: Коренной москвич Дмитрий Корзыкин несколько лет копил деньги на квартиру, с ней его семья связывала большие надежды. Дмитрий с женой планировали родить ребенку и переселить бабушку, ветерана войны, в человеческие условия. В 2004 году мечта почти сбылась. Дмитрий заключил договор с компанией «Сиболь» на покупку двухкомнатной квартиры в районе метро «Войковская». Дальше события развивались по многим теперь известной схеме. Рассказывает Дмитрий Корзыкин.



Дмитрий Корзыкин: Прошел месяц, прошло два. Периодически фирма, в которую я звонил, говорили, что директора нет, она не может. Подождите немножко, мы не успеваем. В течение трех месяцев мне пришлось подъезжать непосредственно в офис и там я столкнулся с такими же людьми, у которых была аналогичная ситуация, как и у меня. Директор просто пропала, денег не получено, квартира, естественно, тоже. Прокуратурой было заведено уголовное дело. Совсем недавно был суд, я знаю, что дали пять с половиной лет, но за ней ничего нет, на счетах ноль, деньги прокуратура не нашла и не знает, когда найдет и ищет ли вообще, занимается ли этим вопросом.



Ольга Вахоничева: Мошенники на рынке жилья проявили активную деятельность еще в начале 90 годов. Сегодня в 54 регионах России возбуждены уголовные дела более чем на двести строительных организаций, обманувших вкладчиков на сумму больше чем два с половиной миллиарда рублей. Самое скандальное строительное товарищество «Социальная инициатива» оставило без квартир и адекватной денежной компенсации жителей 19 регионов. Недостроенные дома обанкротившиеся фирмы продают за бесценок. Сегодня решением проблемы вкладчиков занялась комиссия Общественной палаты России. Но, как говорит председатель общественного движения Комитет пострадавших дольщиков Антон Беляков, власти скорее создают видимость, что занимаются вопросом обманутых соинвесторов, на деле все обстоит иначе.



Антон Беляков: Сегодня все, что делается по решению проблемы дольщиков – это незаконно. Потому что местные бюджеты уже приняты были год назад, федеральный бюджет не предусматривает расходов. Выделение земельных участков на основании действующего законодательства возможно исключительно на конкурсной основе. В основном обещания, популистские заявления с разных уровней. Я глубоко разочарован, здесь я не могу сказать бездействием Общественной палаты, потому что Общественная палата действия предприняла, но глубоко разочарован ими потому, что эти действия были направлены отнюдь не на решение проблем пострадавших граждан, а направлены на самопиар некоторых членов Общественной палаты, собственно я даже назову их – это прежде всего Анатолий Кучерена, адвокат, который появился, собрал на себя определенное количество телекамер, дал бесчисленное множество обещаний гражданам и, к сожалению, ни одно из этих обещаний не выполнил. Более циничного отношения к себе, которое было со стороны Общественной палаты, мы за несколько лет нашей борьбы не встречали.



Ольга Вахоничева: Эксперты Комитета пострадавших дольщиков подготовили проект федерального закона о государственных гарантиях защиты прав граждан соинвесторов жилья. По словам Антона Белякова, документ предполагает юридически обоснованную и законодательно реализуемую схему разрешения конфликтов по каждому конкретному объекту. Весной проект передадут на рассмотрение в Государственную думу.



Любовь Чижова: Обманутые дольщики – люди не богатые, но имеющие стабильный заработок, они – основа того самого среднего класса, о создании и поддержке которого говорят чиновники. Им есть что терять, и поэтому их борьба за свои интересы будет продолжаться, считает Евгений Гонтмахер…



Евгений Гонтмахер: У нас жилищная проблема, пожалуй, наиболее острая проблема для людей, у кого уже появились какие-то деньги. Потому что люди решили проблему еды, люди решили проблему текущих расходов, теперь они вдруг видят, что они живут, извините, в двухкомнатной хрущебке впятером. Появились какие-то деньги, небольшие сбережения, кто-то одалживает у родственников и у государства. Государство, давайте говорить честно, позволило на этом рынке появиться целому ряду недобросовестных частных структур. И люди, конечно, потребовали того, чтобы как-то им либо вернули деньги, либо были предоставлены квартиры. Они тогда обратили свои взгляды на государство, с которого они требуют решить их жилищный вопрос, потому что государство недосмотрело, повторяю, оно проморгало вот эту ситуацию. В целом, я думаю, дольщики правы. И должен сказать, что в каких-то случаях ситуация потихоньку начала рассасываться, кое-какие губернаторы, там, где это возможно, начинают выделять деньги и строить или из строящегося жилья выделяют потихоньку квартиры в пользу обманутых дольщиков. Но основная тяжесть пока не снята и основная часть этих людей пока квартиры не получили. Я боюсь, что это длинный процесс. Потому что таких людей по стране десятки тысяч.



Любовь Чижова: И еще об одной группе «Новых неформалов» в продолжении жилищной темы: жители общежитий по всей стране объединяются для отстаивания своих интересов. Их в буквальном смысле выселяют на улицу новые владельцы некогда ведомственных зданий. Продолжает Евгений Гонтмахер…



Евгений Гонтмахер: Что касается общежитий, то это уже другая категория людей, это люди, у которых нет денег для того, чтобы построить, купить собственную квартиру. Этим людям не на кого надеяться кроме как на государство. Они оказались фактически в ловушке, потому что в эти общежития зачастую они въезжали в советское время, когда эти общежития, как правило, принадлежали какому-то предприятию . А сейчас действительно часто бывает ситуация, когда со сменой собственника этого предприятия, которому принадлежит общежитие, это общежитие просто, что называется, от него предприятие начинает избавляться как от непрофильного актива, допустим, продает кому-то, и в этом общежитии кто-то хочет перестроить, сделать гостиницу. А у людей нет никаких прав. Эти люди вынуждены фактически, если так происходит, вынуждены идти на улицу. Эти люди, конечно, доведены до состояния сильного недовольства из-за того, что у них отнимают действительно последнее.



Любовь Чижова: Наиболее яркий пример того, как жители общежитий смогли противостоять выселению – это движение «Ижевские общаги», созданное в столице Удмуртии. Подробности – у моей коллеги Надежды Гладыш….



Надежда Гладыш: С этой задиристой речевки началось знакомство ижевчан с общественным движением «Ижевские общаги». 4 марта 2006 года мощная колонна в тысячу с лишним человек с лозунгами и транспарантами прошла от ижевской мэрии к дому правительства Удмуртии. Жители «Ижевских общаг» требовали признать за нами право на приватизацию занимаемых ими комнат, а на улицу люди вынуждены были выйти потому, что в кабинетах чиновников не смогли добиться этого. Говорит Елена Бронцевич, сопредседатель совета движения «Ижевские общаги».



Елена Бронцевич: Люди начали бороться за снятие этого статуса общежития. То есть они хотели признать то, что то жилье, в котором они прожили всю свою жизнь, все-таки является обычным муниципальным жилым домом, но никак не общежитием. Статус этих жильцов совершенно непонятен, прав у них нет никаких.



Надежда Гладыш: В Ижевске, по словам Бронцевич, порядка 90 общежитий, активно участвуют в движении не менее полусотни общаг. Совет осуществляет координацию действий, аккумулирует информацию, готовит и проводит уличные акции. Именно митинговая активность, считает член совета «Ижевских общаг», депутат ижевской гордумы Андрей Коновал, сдвинуло вопрос с приватизацией с мертвой точки.



Андрей Коновал: 4 марта 2006 года было принято решение рядом инициативных групп и комитетов в различных регионах страны о проведении единого дня действий. И у нас в Ижевске это была самая крупная акция, когда порядка тысячи человек вышло и прошло демонстрацией по главной улице города. Опасность усиления протестного движения и выдвижение политических лозунгов заставило руководство республики во главе с президентом Удмуртии объявить о том, что да, действительно, надо дать право людям приватизировать. Тем не менее, в течение следующего года городские власти тормозили этот процесс. Пришлось продолжить акции протеста, пришлось начать судебные процедуры.



Надежда Гладыш: Процесс приватизации комнат в муниципальных общежитиях с большим скрипом, но все же идет. Это, считает Елена Бронцевич, самое главное достижение их движения. Сейчас активность сместилась в сторону юридического консультирования и ведения дел в судах. Я спросила Елену Бронцевич, какое впечатление у нее от общения с ижевскими и удмуртскими властями?



Елена Бронцевич: Беспредел. Я не знаю, чем занимаются власти. На каждом месте беда, люди живут на четырех квадратных метрах, люди живут в страшных условиях. Просто когда это видишь живьем, становится страшно. Возникает ощущение, что мы живем в каком-то параллельном мире, власти сами по себе, народ сам по себе.



Надежда Гладыш: Гордума, по словам Андрея Коновала, самоустранилась от решения проблем жителей общежитий, отдав ее на откуп администрации. Однако сейчас он пытается вынести на обсуждение депутатов муниципальную программу приватизации ижевских общежитий, которая должна начаться с инвентаризации. В ее отсутствии идет массированный захват и бойкая торговля нигде неучтенными площадями общего пользования, тогда как обладатели койко-мест не могут десятилетиями дождаться расселения.



Ирина Лагунина: В следующих передачах мы продолжим рассказ о «Новых неформалах» - людях, самостоятельно объединяющихся для защиты своих интересов перед властью.


XS
SM
MD
LG