Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Существует ли проблема чеченских беженцев в Европе после расширения Шенгенской зоны?


Ирина Лагунина: Практически сразу же после вступления в Шенгенскую зону большой группы центрально-европейских и балтийских государств средства информации в некоторых странах Западной Европы стали помещать тревожные сообщения о стремительном росте нелегальной иммиграции с востока – в частности, из России. Чаще всего в этих сообщениях фигурировали чеченцы, проникшие в Польшу, а оттуда через территорию Чехии или Словакии перебравшиеся в Австрию или Германию. Их наплыв, якобы, отмечается в лагерях беженцев, а иммиграционные власти этих государств просто завалены ходатайствами о предоставлении политического убежища. Так ли это? Расследование проводил Ефим Фиштейн.



Ефим Фиштейн: В прессе Германии и Австрии, действительно, подобных сообщений пруд пруди. На прошлой неделе, к примеру, самая читаемая немецкая газета Бильд обнародовала данные о том, что уже в первые же дни после вступления Чешской Республики в Шенгенскую зону на немецкой стороне границы было задержано 614 нелегальных переселенцев, в то время, как за все первое полугодие прошлого года их число составило 484 человека. Такие цифры внушают тревогу и вызывают паническую реакцию населения. Собственно, именно в этом и состоит цель подобных публикаций. Дело в том, что цифры эти высосаны из пальца и ничему в действительности не соответствуют. Министерство внутренних дел Германии, разумеется, их тут же опровергло, заявив, что никакого роста нелегальной иммиграции не наблюдается. Но дело было сделано, паника посеяна. В соседней Австрии бульварная газета Ди Кронен Цайтунг вызвала столь же отрицательные эмоции репортажами о том, что лагерь беженцев в Трайскирхене трещит по швам из-за наплыва чеченцев, которые ночуют в окрестных лесах по причине нехватки коек. Я связался с внешнеполитическим обозревателем другой венской газеты Курир Яной Патч и попросил описать бедственное положение:



Яна Патч: Действительно, уже через две недели после расширения Шенгенской зоны стали поступать сообщения о том, что лагерь в Трайскирхене переполнен чеченскими беженцами. Австрийское телевидение сообщило об этом с уточнением, что чеченцы просачиваются в Европу через польско-российскую границу. Это, конечно, нелепость, ибо Польша граничит с Россией только в районе Калининградской области, российского анклава в Евросоюзе. Скорее всего, имелась в виду граница Польши с Белоруссией. Лагерь в Трайскирхене бывает битком набит в любое время года, и совершенно невозможно установить, что новые беженцы прибыли сюда именно после отмены границ по Шенгенскому соглашению. Но следует помнить, что Трайскирхен лежит в Нижней Австрии, а в этой земле в настоящее время идет интенсивная кампания по выборам в земское самоуправление. Глава земского правительства Прёлль использует в предвыборной кампании все более популистские аргументы, поэтому страхи перед беженцами идут ему на руку. Всю Нижнюю Австрию он залепил плакатами, на которых как на свою заслугу указывает на то, что вопреки шенгенским соглашениям и воле венских социалистов не отозвал пограничников с границ, а всего лишь отвел их вглубь территории. Точнее, он приказал армейским подразделениям взять на себя охрану границ и отлов нелегальных беженцев на расстоянии нескольких километров от формальной границы, когда контрольно-пропускные пункты были закрыты. К моему великому сожалению, на этой теме все еще можно зарабатывать политические очки. Глава правительства Нижней Австрии – член консервативной Народной Партии, но надо признать, что на том же страхе паразитируют и социалисты. К примеру, глава социал-демократического правительства Бургенланда, самой восточной земли Австрии, отказался участвовать 21 декабря в торжествах по случаю расширения Шенгенской зоны, которые проводились на всей протяженности наших общих границ со Словакией и Венгрией. Он заявил, что решительно не согласен с принятием новых членов в зону Шенгенских соглашений и сделал все возможное для того, чтобы жителям этой части Австрии внушить страх вместо радости. К сожалению, приходится констатировать, что с тех пор, как в австрийской большой политике появился Йорг Хайдер ксенофобия в населении распространилась настолько, что ее взяли на вооружение все политические силы. Ни один из политиков не решается публично выступить в защиту иммигрантов – во всяком случае на региональном уровне, во внешней политике положение, конечно, выглядит по-другому.



Ефим Фиштейн: Но все-таки, как реагирует австрийская общественность на эти страхи – панически или скорее сдержанно?



Яна Патч: За эту проблематику сразу же ухватилась желтая пресса, которая стала ее всевозможно раздувать. Газета «Ди Кронен Цайтунг», самая читаемая в Австрии, изо дня в день публиковала целые полосы читательских писем, полных страхов, возмущения, требований депортации и наказания беженцев. Неважно, были ли эти письма настоящими или заказными фальшивками. В них сообщались всякие ужасы о действиях беженцев, приводились высосанные из пальца данные о росте преступности, о том, что местное население в массе вооружается ножами и пистолетами-пугачами, из-за чего в Бургенланде они якобы давно распроданы. Надо сказать, что определенные слои населения, видимо, клюнули на эту наживку и склонны верить слухам, но большинство нормальных австрийцев догадывается, что вся кампания служит прежде всего целям внутренней политики.



Ефим Фиштейн: Но неужели все страхи вымышленные и в действительности, скажем, никакого роста преступности не происходит? Яна Патч уточняет.



Яна Патч: Объективности ради надо сказать, что чеченцы у австрийской общественности особыми симпатиями не пользуются. В лагере беженцев в Трайскирхене довольно часто происходят драки и поножовщина. Здесь нечему удивляться: лагерь переполнен, люди теснятся в комнатах, похожих на камеры, мужики сидят без работы, но на спиртное денег всегда хватает. Так вот – в драках всегда принимают участие чеченцы – во всяком случае, если верить сообщениям венской прессы. Недавно у нас сообщалось еще об этом возмутительном случае: глава чеченской семьи выбросил в окно новорожденную девочку, заявив, что он все равно хотел иметь сына, а не дочь. Девочка, разумеется, разбилась насмерть. Случай вызвал большое негодование среди австрийцев. Одним словом, о чеченцах в Австрии идет дурная слава.



Ефим Фиштейн: Так описывает ситуацию в Австрии международный обозреватель венской газеты Курир Яна Патч. Надо сказать, что Австрия – не единственная страна Евросоюза, которая столкнулась с реальной или фиктивной проблемой беженцев, якобы хлынувших туда после расширения Шенгенской зоны. В парижском аэропорту имени Шарля де Голля застряло, якобы, до трехсот чеченцев, летевших было в Саудовскую Аравию транзитом через Париж, да там и запросивших убежища. Со временем однако проблема рассосалась бесследно. Волна страхов поднялась и в Германии, где бульварные газеты бились в истерике по поводу наплыва беженцев, просачивающихся в страну через Чехию. Естественно было связаться с Департаментом по миграции и предоставлению убежища Министерства внутренних дел Чехии и спросить его директора Томаша Хайшмана, как обстоит дело с девятым валом нелегальной миграции, накатившим после вступления Чехии в Шенген. Доктор Томаш Хайшман.



Томаш Хайшман: В настоящее время никакой волны беженцев, перекатывающейся через территорию Чешской Республики, не наблюдается. Скажу больше – никакой волны не наблюдалось и в прошлом. После ликвидации контрольно-пропускных пунктов на границах, в период рождественских и новогодних праздников, нами были зарегистрированы попытки проникновения беженцев из Польши в Австрию, но волной это назвать трудно. Речь шла о единичных случаях, которые можно пересчитать на пальцах одной руки. В общей сложности за это время их численность не превысила 5 десятков человек. Чешская Республика и до, и после Шенгена рассматривалась чеченскими беженцами в качестве транзитной, а не целевой страны. Из тех, кто пытался просочиться из Польши в Австрию через нашу территорию, в чешских лагерях в настоящее время находятся всего три человека. Что же касается волны возмущения, якобы поднявшейся в соседних государствах, то, как мне кажется, следует четко отделять общественное мнение от различных групп интересов. Некоторые группы, действительно, заинтересованы в раздувании страхов и накале страстей. В Австрии это прежде всего политические круги, в первую очередь, на региональном уровне. А в Германии особенно громко протестуют представители тех групп, которым расширение Шенгенской зоны несколько затруднило доступ к рабочим местам. В этой связи вообще нельзя говорить об общественном мнении – общественность, скорее, является объектом манипулирования. Настоящей тревоги здесь не может быть потому, что нет и причин, ее вызывающих.



Ефим Фиштейн: Что практически изменилось со вступлением Чешской Республики в единое европейское пространство, именуемое Шенгенской зоной? Являются ли эти перемены принципиально важными или скорее косметическими? Доктор Томаш Хайшман.



Томаш Хайшман: Многое зависит от того, о ком мы говорим. Если мы говорим о чехах или иностранцах с правом постоянного жительства в Чешской Республике, то для них изменилось многое – они теперь могут свободно путешествовать по Европе, не нуждаясь в визах, а часто даже в паспортах. Если же мы говорим о нелегальных мигрантах, то им от Шенгена легче не стало. В ситуации в этом отношении нет ничего нового, и наши органы власти в этой связи не столкнулись с какими-то новыми проблемами. Благодаря своему географическому положению, Чешская Республика рассматривается как транзитная территория, и количество заявлений с просьбой о предоставлении убежища у нас имеет нисходящую тенденцию. Этому немало способствует и наличие успешных альтернативных стратегий – в частности, мы предлагаем желающим трудовые визы, с правом пребывания и со всеми социальными и прочими льготами, а также с перспективой получения вида на постоянное жительство. Положение в Чехии можно проиллюстрировать с помощью трех цифр. Первая цифра – за 11 месяцев прошлого года количество легально проживающих в Чехии иностранцев увеличилось на 62 с лишним тысячи человек. Это совсем не мало. Вторая цифра – за весь прошедший 2007 год политического убежища у нас запросило порядка 1900 человек. И это совсем немного. А третья цифра – это доля тех, кому Чехия предоставляет убежище – а если быть точным, то не убежище, а охрану с дополнительными гарантиями о невысылке на родину. Доля положительно решенных дел от общего числа заявлений не превышает 20 процентов.



Ефим Фиштейн: А каков этнический состав беженцев? Иными словами, из каких стран и регионов в основном прибывают люди, подающие заявления на убежище?



Томаш Хайшман: В последнее время этнический состав беженцев начинает меняться, и это только подтверждает сказанное: для граждан из бывшего советского Союза, в частности, с Украины сегодня гораздо выгодней запросить трудовую визу к нам и прибыть легально, чем жить в лагерях беженцев в неуверенности в положительном исходе. В настоящее время однозначно доминирует категория турецких граждан, пытающихся через территорию Чехии пробраться на запад Европы или выехать туда после получения чешского убежища. Других категорий беженцев, о которых можно было бы говорить как о доминирующих, в настоящее время не наблюдается.



Ефим Фиштейн: Так видит ситуацию директор Департамента по миграции и предоставлению политического убежища чешского Министерства внутренних дел доктор Томаш Хайшман.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG