Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Падение рынка ценных бумаг. Реакция в Вашингтоне и взгляд на перспективы американской экономики


Ирина Лагунина: Власти США принимают срочные меры в целях предотвращения угрозы экономического спада. Что такая угроза существует, во вторник признали все должностные лица, включая президента. При этом они продолжали заявлять, что реальный сектор экономики продолжает расти. Рассказывает Владимир Абаринов.



Владимир Абаринов: Слово «рецессия» было исключено из официального американского лексикона, хотя спада ожидают здесь еще с лета прошлого года, когда разразился кризис на рынке недвижимости. Банки, понесшие огромные убытки, вынуждены были сократить свои инвестиционные портфели. Экономический рост замедлился, но положительных значений не потерял. В понедельник, когда на мировых фондовых рынках произошел обвал котировок, в США был выходной день, и биржа не работала. Европейцы обвиняли в создавшейся ситуации американскую экономику. Петер Хелмер, аналитик немецкого частного банка Хаук унд Ауфхаузер (Hauck & Aufhauser).



Петер Хелмер: За последние два дня наше доверие в значительной мере иссякло. Но, прежде всего, мы должны дождаться реакции американцев. Центральный банк США должен подать нам ясный сигнал снижением банковской ставки. Нам необходимо знать, что США планируют делать со своей экономикой и когда эти меры вступят в силу.



Владимир Абаринов: Комиссар Евросоюза по вопросам экономики и денежного обращения Хоакин Алмуниа.



Хоакин Алмуниа: Основная причина чрезвычайной, неустойчивой ситуации на рынках ценных бумаг в эти дни – это риск экономического спада в Соединенных Штатах. Речь не идет о глобальном спаде. Речь идет о риске спада в США.



Владимир Абаринов: Считается, что импульс к панике на биржах дал президент Буш в своем выступлении по вопросам экономики в пятницу.



Джордж Буш: В течение нескольких последних месяцев я провел серию совещаний со своими экономическими советниками, на которых обсуждалось состояние экономики Соединенных Штатов. Перед тем, как уехать на Ближний Восток, я дал им указание подготовить всесторонний обзор нашего экономического положения, причем сделать это в контакте с Конгрессом, и представить мне рекомендации, какие шаги необходимо предпринять.


Экономическая команда доложила мне, что наша экономика имеет прочное основание, но что есть и причины для беспокойства. Наша экономика по-прежнему создает рабочие места, хотя и не в таком количестве. Потребительские расходы по-прежнему растут, но рынок жилья сокращается. Объем инвестиций и экспорта все еще увеличивается, но цена импортируемой нефти повышается.



Владимир Абаринов: Президент заверил, что американская экономика остается в целом здоровой.



Джордж Буш: Я остаюсь оптимистом относительно нашего экономического будущего. Американцы не раз доказывали, что они – самый трудолюбивый, творческий и предприимчивый народ на свете. Именно эти его качества придают силу нашей экономике. Именно они сделают ее сильнее в надвигающееся сложное время.



Владимир Абаринов: Однако эти заверения никого не успокоили. Во вторник еще до открытия Нью-Йоркской фондовой биржи совет управляющих Федеральной резервной системы снизил базовую процентную ставку на три четверти процентного пункта, до 3 с половиной процентов годовых. Оставалось дожидаться открытия биржи.


Оказалось – индексы упали, но не так сильно, как могли бы, не вмешайся Федеральная резервная система, а в течение дня они почти вернулись к прежним значениям. Министр финансов США Генри Полсон оценил решение Федерального резерва как своевременное и эффективное.



Генри Полсон: Полагаю, это весьма конструктивный шаг, демонстрирующий Соединенным Штатам и всему миру, что наш центральный банк способен оперативно реагировать на изменения условий рынка, и я думаю, этот фактор должен восстановить доверие.



Владимир Абаринов: Вслед за президентом Генри Полсон повторил, что реальный сектор американской экономики остается в хорошем состоянии.



Генри Полсон: Американская экономика сохраняет устойчивость. Уровень безработицы остается низким, создание новых рабочих мест продолжается, хотя и более медленными темпами. Наша экономика обладает крепкой структурой и здоровыми долгосрочными основами. Я бывал в различных странах мира, и все больше убеждался в том, что американские рабочие отличаются наибольшей производительностью и изобретательностью, чес рабочие любой другой страны. Однако сейчас нам необходимо что-то предпринять, поскольку очевидно, что существует возможность краткосрочных рисков, и быстрые действие по поддержке нашей экономики могут принести очевидную выгоду.



Владимир Абаринов: Тем временем в Сенате открылись слушания по новому пакету экономических стимулов, предложенных президентом. Пакет предусматривает, в частности, дальнейшее снижение налогов – по мысли разработчиков этого плана, такая мера будет способствовать оживлению малого бизнеса, который составляет значительную долю экономики США. Дискуссия началась с последних событий на рынке. Сенатор Чарльз Грэссли прочел целую лекцию о том, как устроена экономика.



Чарльз Грэссли: Существуют две противоположные точки зрения на экономику. Сторонники одной говорят, что ключевой фактор экономического роста – потребление. Когда люди покупают, бизнес процветает. Когда люди вместо магазинов остаются дома, для бизнеса наступают трудные времена. Согласно этой теории, мы должны больше тратить. Другие говорят, что ключевой фактор – инвестиции. Когда люди не инвестируют, бизнес хиреет. Согласно этой теории, мы должны копить деньги, а не тратить. Некоторые экономисты пытаются совместить эти взаимоисключающие точки зрения – они утверждают, что все зависит от конкретных обстоятельств. Когда наблюдается полная занятость, и предприятия работают на полную мощность, мы должны, согласно их теории, больше копить и повышать предложение. Но когда растет безработица, а заводы простаивают, мы, дескать, должны больше тратить и тем самым повышать спрос.


Теория привлекательная. Однако она не выдерживает серьезного анализа. Как потомственный фермер я хотел бы привести пример из сельского хозяйства. Возьмем


вошедших в поговорку курицу и яйцо. Допустим, у нас в хозяйстве пять кур, которые несут пять яиц в неделю. Но потребитель хочет больше яиц. Решение проблемы состоит в том, чтобы не продавать часть яиц, дать вылупиться из них цыплятам, которые, когда подрастут, обеспечат большее количество яиц. Возьмем другой пример. У вас пять кур, которые дают пять яиц в неделю, но люди хотят получать их в том же количестве, но быстрее. Вы не можете решить проблему тем же способом. У вас появится избыток яиц.


Когда экономисты говорят о необходимости стимулировать потребительский спрос, они создают впечатление, что мы можем обеспечить рост экономики, просто заманив людей в магазины - неважно, что они при этом покупают. Но эта теория игнорирует тот факт, что в каждый данный момент времени наша экономика состоит из определенного набора товаров и услуг, каждому виду которых свойственны свои, уникальные факторы предложения и спроса.


Когда меняются рыночные условия, будь то в силу изменения настроений потребителей, вследствие конкуренции иностранных производителей, роста цен на нефть или по другим причинам, товары и услуги, существовавшие до этих изменений, больше не удовлетворяют новым условиям, возникшим на рынке. К примеру, если потребители решили, что им требуется больше молока и меньше яиц, никакой рост спроса не превратит яйца в молоко. Фермеры должны сократить поголовье кур и увеличить поголовье коров. А на это, разумеется, требуется время.



Владимир Абаринов: Сенатор прав в том отношении, что новые стимулы, даже если их удастся быстро провести через Конгресс, вступят в силу не ранее конца этого года. Директор Бюджетного правления Конгресса Питер Орцаг поддержал аналогию с птицефермой.



Питер Орцаг: Я вырос не на ферме, поэтому я не уверен, курица я или яйцо, но хотел бы заметить, что меры, которые будут адекватными в данных необычных обстоятельствах, не обязательно сработают в более нормальных экономических условиях.



Владимир Абаринов: Однако сенатор Макс Бокус поставил вопрос ребром.



Макс Бокус: Мой первый вопрос такой: изменили ли вы ваше мнение в ту или иную сторону после сегодняшнего падения фондового рынка?



Питер Орцаг: Я полагаю, нам важно следить за ситуацией в реальной экономике и не реагировать чересчур бурно на кратковременные колебания финансовых рынков. Что касается рисков для реальной экономики, я сказал бы, что риск спада значительно вырос по сравнению с нормальными экономическими условиями. Монетарная политика агрессивно пытается помешать этому. Как бы то ни было, обычно изменения в монетарной политике влияют на реальный сектор с некоторой задержкой.



Владимир Абаринов: Во второй половине дня президент Буш провел в Белом совещание с лидерами Конгресса. Встреча была запланирована ранее. Джордж Буш собирался рассказать на ней об итогах своей поездки на Ближний Восток. Но тему разговора пришлось сменить.



Джордж Буш: Я уверен, что мы сможем найти общую почву и сделать что-то действительно существенное и достаточно эффективное, чтобы дать экономике, по существу сильной, дополнительный толчок с тем, чтобы эта нынешняя неопределенность не превратилась в предмет горьких сожалений для наших рабочих и мелких предпринимателей. Поэтому я благодарю вас всех за то, что вы пришли, и с нетерпением жду дискуссии.



Владимир Абаринов: Поможет пакет стимулов и меры Федерального Резерва сдержать угрозу спада? Вот мнение британского эксперта Джонатана Лойнза.



Джонатан Лойнз: В таких обстоятельствах оглашение объемного пакета мер фискального характера и снижение банковской ставки сразу на три четверти пункта должны убедить рынки в том, что лица определяющие политику, занимаются проблемой. С другой стороны, их готовность предпринять такие радикальные шаги в сфере как налоговой, так и монетарной политики свидетельствует о том, что экономика США действительно сталкивается с рисками и угрозами. Таким образом, в краткосрочной перспективе эти меры способны снять напряжение, но фундаментальная проблема ослабленной экономики все-таки встанет спустя некоторое время.



Владимир Абаринов: Не преминула прокомментировать события на фондовом рынке и кандидат в президенты сенатор Хиллари Клинтон.



Хиллари Клинтон: Как мы видели сегодня ночью, это глобальный экономический кризис. Он побудил совет директоров Федеральной резервной системы провести телефонное совещание этим утром и снизить банковскую ставку в попытке применить монетарные инструменты для стабилизации ситуации, которая бесспорно ухудшается.


Я считаю категорически необходимым предпринять следующие шаги. Президент должен как можно скорее сформировать рабочую группу по финансовым рынкам. Он должен поручить это министру финансов. Если он еще не сделал этого, я призываю его создать такую группу. Группа должна вступить во взаимодействие с должностными лицами и центральными банками всего мира.



Владимир Абаринов: Хиллари Клинтон обвинила в создавшемся положении нынешнюю администрацию.



Хиллари Клинтон: И наконец, анализируя ситуацию в экономике, важно отдавать себе отчет, каким образом политика последних семи лет способствовала тому, что мы оказались сегодня в таком положении. Я нисколько не сомневаюсь в том, что американский потребитель в значительной мере держит на своих плечах всю глобальную экономику. Происходящее на мировых рынках – это следствие страха, распространившегося подобно эпидемии, страха, что американский потребитель перестанет тратить. Американский потребитель ведет себя так потому, что все, от чего зависит повседневная жизнь среднего класса – здравоохранение, образование, энергия – все дорожает вследствие несостоятельности этой администрации.



Владимир Абаринов: Несмотря на быстрый рост таких стран, как Китай, Бразилия или Россия, мировые рынки все равно зависят в основном от американского потребителя. Америка потребляет в год почти в девять раз больше, чем Китай. И если это потребление замедлится, то тому же Китаю некому будет продавать свою продукцию. Рост китайской экономики замедлится. Соответственно, он будет покупать меньше сырья в Африке, что скажется уже на экономике африканского континента.


XS
SM
MD
LG