Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сравнение предвыборных кампаний - от Москвы до Еревана


Ирина Лагунина: В России, Армении и Грузии президентские предвыборные кампании почти совпали по времени. 5 января прошли выборы в Грузии, на 19 февраля намечены выборы президента Армении, а на 2-ое марта – выборы президента России. Наш корреспондент Олег Кусов попросил экспертов из России и стран Южного Кавказа провести сравнительный анализ этих кампаний.



Олег Кусов: Официальная Москва подвергла критике прошедшие президентские выборы в Грузии. Оценки международных наблюдателей, один из которых охарактеризовал грузинские выборы как "триумф демократии", в обращении МИДа России названы "поверхностными" и "поспешными". Но сравнение грузинских президентских выборов с предвыборной кампанией в России можно допустить только чисто внешнее, убежден руководитель Института национальной стратегии СтаниславБелковский.



Станислав Белковский: Безусловно, в кампаниях России и Грузии есть общие элементы, связанные с тем, что если в России сложился устойчивый тоталитарный режим, то режим Михаила Саакашвили тоже тяготеет к авторитаризму и поэтому заимствует вполне знакомые нам российские черты. Впрочем, не только российские, сколько присущие всем странам с авторитарными режимами. Другое дело, эти режимы лишь внешне схожи, по сути они кардинально отличаются. Режим Михаила Саакашвили харизматический, его идеологией является модернизация Грузии на основе западных образцов, вступление Грузии в НАТО и ориентация на США. В России сложился типичный для стран третьего мира клептократический режим, который в не меньшей мере склонен к модернизации, его основная философия – это консервация, действия по принципу «не расплескать». Отсюда стабильность, которая охватила как Кремль, так всю политическую элиту России. И собственно, если в Грузии мы видели реальную борьбу, пусть и не всегда шла четко по правилам, но все-таки главный оппозиционный кандидат в президенты Леван Гачечиладзе, которого до начала избирательной кампании вообще в Грузии мало кто знал, получил более 25% голосов, а оппозиционные кандидаты в целом свыше сорока, Михаил Саакашвили довольствовался 53%, то в России все потенциально дееспособные кандидаты просто отстранены от участия в выборах никакого даже минимального доступа к масс-медиа у оставшихся кандидатов не будет и президентская кампания превращается в явный фарс, цель которого закрепить стабильность нынешней российской клептократии.



Олег Кусов: Грузинская и российская оппозиции имеют в своих странах различные перспективы, считает Станислав Белковский.



Станислав Белковский: Российская оппозиция фактически полностью коррумпирована Кремлем и добровольно вписалась в кремлевский политтехнологический сценарий. Она стала частью политической машины власти и реальную борьбу за власть не ведет. Российской оппозиции нужны фактически отступные от Кремля на добровольный отказ от борьбы за власть. В ряде случаев она получает, в ряде случаев, особенно в последнее время Кремль все чаще приходит к выводу, что коль скоро оппозиция не намерена всерьез бороться, то и отступные платить ей не за что. Поэтому в России сегодня кроме Кремля политических субъектов не осталось. И это во многом проблема и вина не столько Кремля, сколько самой оппозиции, которая оказалась слишком падка на буржуазные радости, на которые она разменяла и свою идеологию, и свои властные амбиции. В Грузии же есть реальная оппозиция, которая, как всегда в условиях харизматического режима, объединяется вокруг одного простого тезиса – против Саакашвили, то есть против харизматического лидера. Такого сорта режимам присуще формирование как властных, так и оппозиционных политических конструкций вокруг центральной личности политической системы, только в первом случае со знаком плюс, во втором со знаком минус. И на это выборах грузинская оппозиция показала, что она вполне дееспособна, что она в состоянии получать значительный результат, она в состоянии выводить народ на улицы. Потому что даже десять тысяч человек для Тбилиси – это гигантская цифра, сравнимая со ста тысячами человек в Москве. Можно себе представить, что происходило бы в нашей столице, если бы оппозиции удалось вывести на улицы и площади Москвы сто тысяч человек. Поэтому здесь у президентской оппозиции есть определенные перспективы, мы видим реально горящие глаза, реально желание взять власть и поменять страну, избавиться от Михаила Саакашвили. Хотя, конечно, возможности развития этой оппозиции ограничены наличием в стране только одного харизматического лидера Михаила Саакашвили, на котором в значительной степени и держится грузинское государство. И победа оппозиции в грузинских условиях неизбежно должна быть сопряжена со сменой режима в целом. Однако такие возможности вариантов в будущем есть. В России в обозримом будущем – нет.



Олег Кусов: Говорил руководитель Института национальной стратегии СтаниславБелковский.


Политические процессы, в том числе и предвыборные кампании, на постсоветском пространстве во многом похожи. Так считает глава фонда политических исследований государств Каспийского региона Вафа Гулузаде.



Вафа Гулузаде: Все постсоветское пространство совершенно естественно имеет очень много схожего. Может быть отличие заключается в каких-то отдельных национальных чертах. То есть отличие, допустим, предвыборной кампании в России, оно, по сути, такое же, как и в Казахстане, как и в Узбекистане, как и в Грузии. Но там есть отличительные черты. В России действует русское политическое мышление на данном этапе, в Казахстане казахское, в Грузии грузинское. Дело в том, что Россия является наследницей российской империи, которой сотни лет, и в то же время является наследницей советской диктатуры. То же самое являются и все бывшие колонии российской империи. Поэтому ожидать что за такой короткий срок на территории Российской империи могут быть демократические выборы – это, по меньшей мере, несерьезно. Потому что вся империя не могла иметь никаких демократических традиций.



Олег Кусов: Демократические традиции в России не приживаются, убеждён Вафа Гулузаде.



Вафа Гулузаде: Россия обладательница огромного интеллектуального потенциала. Россия – это страна, которая дала миру Толстого, Достоевского, Чехова, не хватит, как говорится, времени всех перечислить великих умов, которые дала Россия, которые питали и все остальные части империи. Но демократии Россия миру не дала. Россия перенимала, подражала Западной Европе.



Олег Кусов: Говорил глава фонда политических исследований государств Каспийского региона Вафа Гулузаде.


19 февраля президентские выборы должны состояться и в Армении. Формально президентские кампании в России и Армении похожи, но не более того, считает руководитель Кавказского института СМИ Александр Искандарян.



Александр Искандарян: Действительно, есть некоторые вещи, которые объединяют Россию и Армению, а именно, что президент отсидел положенные ему по конституции два срока, так произошло и в Армении, и в России. И оба уходят добровольно, то есть они не остаются на третий срок, меняя конституцию или каким-то другим образом, как это бывает во многих странах СНГ.



Олег Кусов: Но на этом сходство фактически заканчивается, продолжает Александр Искандарян.



Александр Искандарян: Различий, на мой взгляд, больше. В России президентом, судя по всему, станет наследник в прямом смысле этого слова или почти в прямом смысле этого слова, то есть кандидат, на которого господин Путин указал буквально за пару месяцев до выборов. И судя по тому, что происходит, этого кандидата изберут столь безусловно, сколь на парламентских выборах победил практически Путин. То, что было на парламентских выборах – это было голосование не за «Единую Россию», а некая форма подтверждения доверия Путину, не знаю кого – населения или организующих выборы. В Армении важным этапом были тоже парламентские выборы, которые произошли тоже в 2007 году, правда, несколько ранее. Но на этих выборах была другая ситуация. Партия, которую поддерживал президент, фактически боролась с партией, которую поддерживал нынешний премьер-министр. И в этой борьбе, борьбе довольно жесткой, борьбе довольно серьезной партией премьер-министра была одержана победа над партией президента. Примерно в три раза больше депутатов сейчас в Республиканской партии, которую возглавляет премьер-министр, чем у партии Процветающая Армения, которая неформально, но в Армении это не было ни для кого секретом, поддержку оказывал президент Кочарян. Соответственно, Сержа Саркисяна, наиболее вероятного кандидата на президентскую должность в Армении, если можно называть наследником, только в несколько другом варианте. Серж Саркисян наследником себя практически сделал.



Олег Кусов: В Армении наблюдается реальная предвыборная борьба за пост главы государства, убеждён Александр Искандарян.



Адлександр Искандарян: Ситуация очень непохожа на ту, которая в России. Я по-прежнему на сегодняшний день думаю и многие аналитики в Армении думают, что у господина Саркисяна больше вероятности быть избранным, чем у оппозиционных кандидатов. Одним из видных на сегодняшний день из которых является Левон Тер-Петросян, первый президент республики Армения, который десять лет после ухода в отставку практически не участвовал в политике. Во всяком случае, это серьезная борьба. Может все довольно серьезно измениться, когда будет идти кампания избирательная. Там возможны варианты, там возможны различные способы развития избирательной кампании. Таким образом, я бы сказал, что ситуация в России и в Армении отличаются серьезным образом. Я представить себе такую ситуацию, что завтра, предположим, президент Кочарян укажет пальцем на какого-нибудь человека в республике, какого-нибудь чиновника и скажем – вот он будет президентом, и он станет президентом, такого я себе представить в Армении просто не могу.



Олег Кусов: Говорил руководитель Кавказского института СМИ Александр Искандарян.


Политической ситуации в России присуща ещё одна особенность – нынешний президент намерен, покинув свой пост весной, остаться при этом реальным хозяином Кремля, так считает политолог Вафа Гулузаде.



Вафа Гулузаде: Путин останется. И Путин все обставил таким образом, что фактически первым лицом, определяющим политическую, экономическую жизнь России, будет сам Владимир Владимирович. Владея большинством в парламенте, он будет полностью контролировать президента Медведева. Если Медведев шаг вправо, шаг влево, ему сделают импичмент. Путин контролирует президента, парламент и все министерства, всю исполнительную власть. И в то же время он является национальным лидером, человеком с самым высоким рейтингом. Значит Путин так обставил все эти дела, что он остался первым лицом России, несмотря на то, что по конституции первое лицо – это президент. Что касается остальных республик в странах СНГ, конечно, они будут брать пример с России. Некоторые будут идти напролом, как, допустим, в Узбекистане, а некоторые могут использовать такие же ситуации, какие использованы были в России. То есть уйти и остаться одновременно.



Олег Кусов: Российская Федерация по форме является республикой, но по сути остаётся империей. У бывших колоний России больше шансов стать демократическими государствами, отмечает Вафа Гулузаде.



Вафа Гулузаде: Россия сама еще продолжает оставаться империей. Я лично рассматриваю Российскую Федерацию как империю. Она никогда не сможет быть демократической страной. Да, она сейчас переймет все современные методы капиталистического общества, законы, порядки, что мы видим, точно таким же образом, но в более мелких масштабах. У нас по сути дела больше возможностей у мелких национальных республик приблизиться к европейским стандартам, нам не хватает интеллектуального потенциала России, российской культуры, всей этой мощной русской интеллигенции. У нас этого нет, вот это наше препятствие. Как будут развиваться события в будущем – это самое интересное. Что будет в России, от этого зависит положение и в окружающих странах тоже. Конечно, на этот вопрос, мне кажется, пока никто не может дать четкого точного ответа. Что касается процесса выборов, то это политические процессы ближе к советским методам, нежели чем к западным.


XS
SM
MD
LG