Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политолог Александр Кынев о ходе предвыборной президентской кампании в России


Программу ведет Марк Крутов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Евгения Назарец.



Марк Крутов: Каким будет итоговый список кандидатов в президенты? Политологи допускают, что выбор для избирателя будет чисто символическим. Это очевидно уже на этапе проверки подписных листов, уверен политолог Александр Кынев, с которым поговорила наш корреспондент Евгения Назарец.



Евгений Назарец: 24 января ожидается решение избиркома по поводу регистрации кандидата Андрей Богданова, и уже дня за два до этого появились сообщения о том, что он, скоре всего, будет зарегистрирован, поскольку с подписями все в порядке. И гораздо сложнее ситуация с подписями за Михаила Касьянова. Сбор подписей организуют обычно через региональные штабы. Можно ли по таким разным результатам этих двух кандидатов судить о качестве организации их избирательных кампаний в регионах и степени поддержки их в регионах?



Александр Кынев: Мы прекрасно понимаем, что в современных условиях регистрация кандидата является решением в первую очередь политическим. По тем данным, которыми, скажем, располагает ассоциация «Голос», массового сбора подписей за господина Богданова в регионах никто не видел. Что касается сбора подписей за Михаила Касьянова, то он как раз в регионах был виден, он происходил. Да, есть у нас инцидент с Марий Эл, в частности, где возбуждено уголовное дело по фальсификации подписных листов, но, насколько я знаю, среди сданных Михаилом Касьяновым подписей – подписей из Марий Эл нет. Российский закон фактически по правовым последствиям не проводит различий между подписями недействительными и недостоверными. Что это значит? Недействительная подпись – это подпись, которую гражданин мог поставить сам, расписаться, заполнить, но выполненная с помарками, с ошибками, с описками. По нашему закону, если эти ошибки ест – подпись не засчитывается и идет в брак. Подпись недостоверная – это подпись, когда гражданин не расписывался, когда такого гражданина не существует вообще. Для нашего закона и то и другое одинаково вычеркивается. А вопрос выявления этих самых технических проблем зависит только от одного – от желания Избиркома их найти. Забраковать даже с точки зрения технического брака необходимое количество подписей не составляет никаких проблем. Это парадокс, но живые подписи почти всегда выполнены с огрехами по вышеописанным мною причинам, а подписи, которые изготавливаются поточным методом, как правило, делаются гораздо более чисто.


Что касается Касьянова, на мой взгляд, та информация, которую мы пока имеем, о 15 процентах брака, насколько я понимаю, из этих 15 процентов подавляющее большинство – тот самый технический брак, о котором я говорил, живые подписи. В этих условиях, конечно, данное решение – политическое.



Евгений Назарец: А что касается информации о возможности Геннадия Зюганова снять свою кандидатуру, как вы думаете, как может сказаться сама по себе эта информация на распределении электоральных предпочтений в регионах?



Александр Кынев: Я думаю, что, во-первых, это информационный повод, который привлекает внимание к кампании Зюганова, несомненно. При этом повод вполне тревожный. Конечно, возможны трактовки, что эта утечка организована даже не самим Зюгановым, а какими-то людьми со стороны, намекающими, может быть, что события могут развернуться таким образом. С другой стороны, это может быть и вполне адекватной реакцией самого руководства КПРФ на то, что, действительно, сейчас фактически так же, как осенью, мы видим чисто административный характер ведения кампании, никакой возможности равной информационной борьбы мы не видим.



Евгений Назарец: Но вот у Зюганова же в регионах есть постоянное число голосующих, его электорат. Как он может себя повести под давлением такой информации?



Александр Кынев: Электорат КПРФ, конечно, достаточно дисциплинирован, достаточно сплочен, но несомненно, что существенная часть может откликнуться на призыв о бойкоте, если он последует, и в выборах участие не принять. В условиях того, что в выборах сейчас фактически не представлен демократический спектр кандидатов, если не будет Касьянова, он просто исчезнет фактически из бюллетеней, не представлены, например, кандидаты патриотического крыла, которое раньше представляла, скажем, партия «Родина», если в этих условиях не будет еще и кандидата левых, то в таком случае возникает вопрос: а кто же тогда пойдет голосовать? Получается, что пойдут голосовать административно зависимые категории плюс, наверное, сторонники господина Жириновского. В таких условиях, конечно, говорить о высокой явке, а явка – это главная основа легитимности избранного кандидата, не приходится.


XS
SM
MD
LG