Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Обозреватель газеты "Дело" Дмитрия Травина о ходе президентской кампании в России


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие обозревател ь газеты «Дело» Дмитрий Травин.



Андрей Шарый: Прокомментировать сиюминутную политическую ситуация в России я попросил известного петербургского аналитика, обозревателя газеты «Дело» Дмитрия Травина. Беседу начал с вопроса о том, почему ЦИК зарегистрировал Андрея Богданова и, похоже, не зарегистрирует Михаила Касьянова.



Дмитрий Травин: Мне было непонятно довольно давно, когда Касьянов только занялся политикой, почему Кремль с таким ожесточением отвергает этого человека, который никогда не относился к радикалам и вполне мог выглядеть в качестве удобного для Кремля страховочного варианта. В тот момент, когда Кремль отверг Касьянова, с тех пор Кремль довольно жестко преследует этого политика, и в этом смысле я совершенно не удивляюсь, что его и сейчас не зарегистрировали в качестве кандидата. Известно, что на всех президентских выборах у нас были так называемые технические кандидаты – никому не заметные маленькие фигурки людей, которые выдвинуты самой властью для того, чтобы в случае, если вдруг все конкуренты главного действующего лица снимутся, чтобы все равно кто-то оставался. Богданов очень похож на такого технического кандидата. А вот Касьянов – это политическая фигура, и его решили преследовать.



Андрей Шарый: Как вы считаете, это преследование может закончиться плачевно для Михаила Касьянова в том случае, если он продолжит свою политическую карьеру? Могут его посадить, например?



Дмитрий Травин: Все-таки надо сказать, что после Ходорковского власть не применяет таких жестких методов. Посадка Ходорковского была, согласно планам Кремля, единичным актом. Так что, думаю, все-таки у Касьянова все будет в этом смысле нормально. Да и вообще, он человек осторожный, и если бы что-то такое произошло, скорее всего, он не лез бы на рожон.



Андрей Шарый: Как вы считаете, велики ли шансы, что другие кандидаты в президенты, а именно Геннадий Зюганов и Владимир Жириновский, сниму свои кандидатуры, поскольку избирательная борьба уж явно проходит несправедливо?



Дмитрий Травин: Думаю, вероятность невелика. Во всяком случае, Жириновский не снимет. Жириновский довольно успешно сотрудничает с властью на протяжении уже многих лет и делает то, что власти удобно. Зюганов похож на него, но не в такой степени. Скорее всего, он не станет снимать свою кандидату, поскольку у него задача, в общем, состоит не в том, чтобы бороться за президентство, а в том, чтобы совершать действия, благодаря которым он может удерживаться во главе Компартии, так сказать, его внешняя по отношению к партии политика на самом деле политика внутренняя. Если он совсем перестанет бороться, тогда возникает вопрос: зачем коммунистам такой лидер, не стоит ли его заменить?



Андрей Шарый: Мы с вами говорим сейчас о предвыборной кампании в России в таких терминах политической игры, как будто фишки двигаем, как будто речь не идет о процессе народного волеизъявления. Почему так происходит, как вы думаете?



Дмитрий Травин: Я думаю, это происходит потому, что у значительной части нашего общества до сих пор существует авторитарное мышление, авторитарный менталитет. Люди ориентируются не на рациональный выбор, они не сравнивают плюсы и минусы различных кандидатов, а они ориентируются на вождя. Поскольку ныне действующий национальный лидер, вождь оставил себе преемника и довольно определенно сказал, кто будет этот преемник, то народ оказывается пассивен. Демократические ценности и соблюдение закона в России не пользуется широкой поддержкой. Незадолго до парламентских выборов был проведен любопытный опрос, кажется Левада-центром, и в ходе этого опроса люди сказали, что в основном считают, что выборы будут фальсифицированы, то есть ни для кого это не было секретом, но в то же время высказались в поддержку партии власти. То есть у людей такой своеобразный менталитет: пусть сукин сын, но если это наш сукин сын, мы его поддерживаем, если он работает на повышение благосостояния или делает что-то такое нам приятное. Перспективы уважения к закону не очень радужные в нашей стране.



Андрей Шарый: Вы думаете, эта ситуация надолго?



Дмитрий Травин: Я думаю, что эта ситуация может измениться в результате действий двух факторов. Первое – это поколенческий фактор, и смена поколений может здесь многое изменить, потому что молодые ребята, кому сегодня 20-30, они размышляют уже несколько по-другому. Но для того, чтобы они начали размышлять по-другому, нужна какая-то серьезная встряска, которая заставит их думать не только о собственной карьере, но и о карьере России в целом. Это встряской может стать серьезный экономический кризис. Вот когда одно соединится с другим, когда экономический кризис и выход на сцену нового поколения соединятся – в России начнутся перемены.


XS
SM
MD
LG