Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Михаил Саакашвили выступил на сессии ПАСЕ


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие журналист и Коба Ликликадзе .



Андрей Шарый: В Страсбурге, где продолжается сессия Парламентской ассамблеи Совета Европы, сегодня выступил Михаил Саакашвили. Это первое международное выступление грузинского президента после непростой и вызывающей до сих пор сомнения у грузинской оппозиции победы на выборах. Ход предвыборной кампании и инаугурационная речь Саакашвили обозначили некоторое смещение внешне- и внутриполитических акцентов в его стратегии. За выступлением Саакашвили в Страсбурге наблюдал обозреватель грузинской службы Радио Свобода, известный в Тбилиси журналист и комментатор Коба Ликликадзе.



Коба Ликликадзе: Бросается в глаза манера высказывания, общения не только с внешней аудиторией, но и с внутренней тоже. Допустим, здесь, на этой трибуне господину Саакашвили впервые пришлось услышать такой острый вопрос по отношению к нему, и он принадлежит не российскому представителю, а депутату из Швейцарии Дэниелу Гроссу, который задал вопрос президенту, как он мог отобрать второй тур выборов у своего народа. Михаил Саакашвили сказал о том, что выборы были демократическими, все признали итоги того, что второй тур не нужен был. Вторая деталь, которая бросается в глаза, - это отношение к России. Саакашвили впервые, по-моему, выступает так дружелюбно по отношению к России. Он даже сказал о том, что в российско-грузинских отношениях намечается какая-то оттепель, и он привел слова господина Лаврова о том, что Россия никогда не признает Южную Осетию и Абхазию. Он предусматривает мнение оппозиции при формировании правительства Грузии, но сама оппозиция не идет на сотрудничество в этом направлении.



Андрей Шарый: Что говорят серьезные политические аналитики в Тбилиси? Вот тип такого политика, как Михаил Саакашвили, он способен действительно изменить свою политику или это только слова? Вдруг взял человек и научился – так может быть?



Коба Ликликадзе: Возможно, что человек на самом деле настроен для того, чтобы из ошибок, которые были допущены, извлечь правильные уроки. А ошибки были допущены, и он это признал, и признал искренно, что он много доверял своим сторонникам, ближайшему окружению, и не всегда ему правильную информацию давали. С другой стороны, даже Леван Бердзенишвили, выступая сейчас на трибуне в ПАСЕ, сказал, что Саакашвили допустил грубейшую ошибку 7 ноября, и грузинский народ ему это никогда не простит. Лично я думаю, что во второй срок Саакашвили будет стремиться все делать для того, чтобы из партийного лидера и президента превратиться в общенационального президента для всех народов Грузии. Как это ему удастся – это очень сложно сказать, потому что формируется кабинет министров, и там, наверное, будет в первые дни работы с правительством и президентом парламентские выборы, которые все покажут. На самом деле, господин Саакашвили превратился вот в такого общественного политика, прямо скажем, из человека, у которого были диктаторские наклонности. И, на самом деле, он опять-таки пиарится.



Андрей Шарый: Что говорят сейчас в Тбилиси и что говорили сегодня в Страсбурге о перспективах отношений Грузии и НАТО? Меняется ли это расположение в Грузии, и так ли решительно Саакашвили намерен, как прежде, добиваться вступления Грузии в НАТО?



Коба Ликликадзе: Я думаю, что вопрос, стремление вступления в НАТО – это единственное такое, а принципе, стремление, где у оппозиции и у правительства есть абсолютно точные отношения, то есть в этом отношении они пересекаются. 72 процента – я думаю, что это очень высокий мандат доверия правительству для того, чтобы оно в дальнейшем реформировало область безопасности и более амбициозно представлял страну в евро-атлантических структурах. Я думаю, что Саакашвили нет никакого плана, как бы отступить от этого стремления. Я думаю, что в этом отношении ничего не изменится. Вот доклад в ПАСЕ – там говорится о том, что на референдуме, на плебисците правительство получило большой мандат для того, чтобы получить на Бухарестском саммите «Мэмберси экшен план».



Андрей Шарый: Вы упомянули о том, что выступали и представители грузинской оппозиции сегодня с трибуны Парламентской Ассамблеи Совета Европы. А вот эта самая оппозиция, она проявляет какие-то признаки того, что они будут более конструктивно пытаться хотя бы сотрудничать с властью? Или они предпочитают занимать радикальный позиции по отношению к Саакашвили?



Коба Ликликадзе: Объединенная оппозиция, я думаю, занимает радикальную позицию. Они не будут принимать никакого участи в формировании правительства и работе исполнительных органов власти. С другой стороны, представители оппозиции продолжают консультации с представителями правительства, я имею в виду с госпожой Бурджанадзе. Они добились пересмотра руководящего состава Общественного телеканала. Они, наверное, добьются того, чтобы пересмотреть полностью комплектование Центральной избирательной комиссии.



Андрей Шарый: А как все это выглядит на практике? Вот приехало несколько делегаций из Грузии сейчас в Страсбург. А как они между собой в коридорах общаются или нет? Может Саакашвили приветствовать того же Бердзенишвили или это сейчас не принято?



Коба Ликликадзе: Между прочим, я задал такой вопрос Левану Бендзенишвили, и он ответил, что избегает такой встречи, у него нет никакого желания встретиться с господином Саакашвили. Потому что, по словам Левана Бердзенишвили, это Саакашвили должен сначала извиниться, потому что он назвал его «агентом Кремля». И пока не извинится Саакашвили перед ним, он не собирается протянуть ему руку дружбы. Они здесь с ним не встречались. Наоборот, когда покинул зал Михаил Саакашвили, после этого было очень критическое выступление в его адрес господина Левана Бердзенишвили. И это о многом говорит.


XS
SM
MD
LG