Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Аполлон и музы спустились в фойе Большого театра


Муза Терпсихора на плафоне Большого театра изображена танцующей, с бубном

Муза Терпсихора на плафоне Большого театра изображена танцующей, с бубном

Масштабную реконструкцию Большого театра планируют завершить осенью этого года. А сейчас в фойе Новой сцены театра открылась выставка фотографий, сделанных перед началом реставрационных работ. На снимках — детали академической росписи главного плафона зрительного зала. Это Аполлон и девять муз кисти Алексея Титова.


Реконструкция началась в ночь с 30 июня на 1 июля 20005 года. Именно тогда демонтировали знаменитую люстру Большого театра, и впервые появилась возможность сфотографировать не под углом, а в прямом ракурсе, то есть без искажений, росписи плафона.


Фотограф Кирилл Курганов отпечатал снимки не на традиционной бумаге, а на белой ткани. Ведь и плафон (об этом далеко не все знают) написан на холсте. Вставленные в золотые рамы, работы Курганова иллюзорно достоверны и похожи на что угодно, только не на фотоснимки: «На потолке ткани полуторавековой давности. Это плафон. Потолок как-то не очень любят в Большом театре, поэтому это плафон Большого театра, где все музы были выполнены на холсте. Это холсты. На самом деле, наверху нет какого-то закрытого пространства. Плафон — это легкие Большого театра. Там кроме холста ничего нет. Перетяжки деревянные и все. И вся атмосфера, которая в Большом театре образуется во время спектакля, на репетициях, устремляется вверх к музам. Вот такой своеобразный эфир».


— Нужно подойти очень близко, чтобы понять, что это снимок, а не живопись. Помимо фототехники там еще какая-то реальная живопись есть?
— Нет. Я ничего не подрисовывал, я не обрабатывал это в фотошопе. Единственное — снято тремя объективами, тремя кадрами и на трехматричную камеру. Такой вот три на три — девять муз. Вот такая дань цифре. Я хотел передать свои впечатления не просто в фотографии, немножко сухой или немножко репортерской, а именно через понятие «художественная фотография», чтобы объект съемки на таком же материале, на холсте, был тем же самым.


— В фойе театра ваши работы смотрятся органично. Это временная выставка, или они будут здесь постоянно?
— На самом деле, я подарил эти работы музею Большого театра. Они будут постоянно в музее. А почему здесь мы решили это сделать? Дело в том, что музы покидали Большой театр один раз — с 1805 до 1825 года, когда сгорел театр Медокса. Понятно было — пепелище. Нынешние музы находились здесь с 1856 года. Академик Титов как раз нарисовал их специально для нового Большого театра, который уже был реставрирован Кавосом. Здесь происходили уже мероприятия — открытие, царская императорская семья. Целые эпохи прошли — и цари, и их убийцы, и таланты, и их поклонники, и просто люди, которые любят искусство. Все это прошло через этот театр. Чтобы музы не уходили из театра, мы и решили вместе с Большим театром организовать эту выставку именно в фойе Малого театра. Какое-то время, конечно же, она будет здесь находиться. А потом работы будут в музее.


Что же касается подлинного холста, то он требует реставрации. На снимках Кирилла Курганова отчетливо видны трещины на живописном слое.


XS
SM
MD
LG