Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Применение пыток в России стало инструментом следствия


Программу ведет Михаил Саленков . Принимает участие корреспондент Радио Свобода Марьяна Торочешникова .



Михаил Саленков : Исследования фонда "Общественный вердикт" показали, что применение пыток в России, по сути, стало инструментом следствия. По словам руководителя отдела по связям с общественностью фонда "Общественный вердикт" Олега Новикова, в последние годы ситуация с практикой применения пыток представителями российских правоохранительных органов значительно не изменилась. Интервью с Олегом Новиковым записала корреспондент Радио Свобода Марьяна Торочешникова.



Олег Новиков : Первое дело, по которому Европейский суд признал применение пыток в российской милиции, это дело Михеева, которое в течение 7 лет (как дело Ольги Масловой, которой 9 лет нижегородский "Комитет против пыток" вел с самого начала, и сейчас вынесено решение) на национальном уровне нижегородские правозащитники пытались добиться справедливости, но ничего не выходило. После того, как было вынесено решение Европейского суда о присуждении Михееву компенсации в размере 250 тысяч евро, российский суд признал трех сотрудников милиции виновными в применении пыток к Михееву. И они отправились за решетку. На моей памяти дело Ольги Масловой - это второе дело, второе решение Европейского суда, в котором говорится, что в российской милиции применяются пытки.


До этих дел, до этих решений было решение по пыткам Европейского суда, которое касалось мест содержания. Речь шла о колониях, где условия содержания таковы, что люди заболевают туберкулезом. Создание таких условий для прохождения наказания по Европейской конвенции тоже подпадает под понятие "пытка".



Марьяна Торочешникова : Олег, насколько я понимаю, фонд "Общественный вердикт" внимательно наблюдает за тем, как складываются отношения задержанных в милиции и, собственно, правоохранительных органов. Скажите, пожалуйста, за это время, я так понимаю, дело Ольги Масловой относится к 1999 году, а сейчас 2008 год. За это время изменилась ли существенно ситуация с применением пыток в милиции? Жалоб стало меньше, больше?



Олег Новиков : Я бы не стал говорить про какие-то кардинальные изменения ни в ту, ни в другую сторону. Мы, действительно, констатируем то, что сотрудники правоохранительных органов стали все-таки лучше относится к гражданам, которые задержаны. Но это все очень условно. Такого безобразия, которое было, например, когда фонд создавался 4 года назад, такого уже сейчас нет. Все-таки судебные процессы, которые идут по всей стране, они, видимо, повлияли на систему. Но, тем не менее, мы по-прежнему говорим о том, что существует отчетность, что милиционеры вынуждены для повышения раскрываемости и увеличения показателей применять недозволенные методы. В общем, я не могу сказать, что что-то существенно изменилось, но нужно учитывать еще и то, что фонд занимается исключительно такой тематикой. У нас специализация такая - мы занимаемся нарушениями прав граждан со стороны правоохранителей. Поэтому сказать, что обращений стало меньше, мы не можем. Потому что к нам обращаются как раз с такими проблемами.


Но в силу того, что мы не можем заниматься всеми делами, которые касаются нарушений прав граждан страны сотрудниками правоохранительных органов, мы не можем говорить про всю ситуацию в стране, мы можем говорить только про дела, которые находятся у нас в производстве. Если вернуться к делу Масловой, там пытки применяли не только сотрудники милиции. Там и прокурорские работники участвовали. Мы говорим про всю правоохранительную систему, а не только про милицию.




XS
SM
MD
LG