Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Давид Фельдман: Реабилитация генерала Петра Краснова -"это попытка признать его хорошим человеком"


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Елена Фанайлова.



Андрей Шароградский: Реабилитацию генерала Петра Краснова, которую инициировал депутат Госдумы от партии "Единая Россия" атаман Войска Донского Виктор Водолацкий, исследователи истории Белого движения и казачества считают юридически и исторически неграмотным начинанием. С историками разговаривала Елена Фанайлова.



Елена Фанайлова: Инициатива Виктора Водолацкого уже вызвала негативную реакцию и коммунистов, и его партийных товарищей. Но серьезные историки тоже считают это начинание по меньшей мере странным. Петербургский историк Кирилл Александров, член редколлегии журнала «Новый часовой», автор книги «Офицерский корпус армии генерала Власова» и множества работ по истории белого движения, считает, что необходимо реабилитировать не только казачество.



Кирилл Александров: Большевики уничтожили практически все русские исторические сословия целиком - и духовенство, и дворянство, и купечество, и казачество. Говорить о том, что кому-то досталось больше, кому-то досталось меньше, бессмысленно: уничтожены тотально были практически все группы сословные в России. И это был такой пример не геноцида, а стратоцида, скорее, уничтожения не по национальному, этническому, а по социальному признаку. Страта - значит, сословная группа какая-то. Я еще в начале 90-х годов с очень большим подозрением смотрел на все эти игры в казачество, потому что, если говорить о Ростовской области или о Краснодарском крае, настоящих потомков казаков там гораздо меньше, чем потомков казаков, которые живут где-нибудь в Архангельске или в Магадане. Настоящее правопреемственное казачество, те, которые могли себя еще так называть, это, конечно, только остатки или потомки белой эмиграции были в 90-е годы, но и они практически все ушли с исторической сцены просто естественным путем. Здесь речь идет не о реабилитации казачества, а о реабилитации таких странных групп, полумаргинальных, которые себя готовы так называть, не имея на это никакого юридического и исторического права.



Елена Фанайлова: Генерал Петр Краснов, напомним, был Георгиевским кавалером, популярным казачьим писателем, активным участником Белого движения, эмигрировал, имел вид на жительство в Германии и в 1944-1945 годах возглавлял формирование казачьих войск вермахта. Казнен в 1947 году. Об инициативе реабилитации Петра Краснова продолжает говорить Кирилл Александров...



Кирилл Александров: Мы живем в очень странное время, когда все поставлено с ног на голову, и вопрос о реабилитации генерала от кавалерии Петра Николаевича Краснова относится к разряду таких же вопросов, бессмысленных совершенно, как, например, вопрос о реабилитации царской семьи или вопрос о реабилитации Александра Васильевича Колчака, или вообще любого человека, который был репрессирован советской властью, независимо от того, боролся он против этой власти активно, с оружием в руках или был ее невинной жертвой. Было бы очень странно, если бы кому-либо в Германии пришло бы в голову добиваться реабилитации полковника генерального штаба Клауса Шенка фон Штауффенберга или адмирала Канариса, или других участников антигитлеровского сопротивления. Дело в том, что Краснов был совершенно сознательным и убежденным врагом государства, которое возникло в январе 1918 года на третьем съезде Советов после Октябрьского переворота и разгона Учредительного собрания. Краснов был врагом этого государства, сознательно против этого государства всю свою жизнь боролся. Об аспектах и особенностях, подробностях этой борьбы можно спорить, но Петр Краснов не нуждается в реабилитации от государства, которое является правопреемником того самого государства, против которого он боролся. Российская Федерация сегодня является правопреемником Российской Советской Федеративной Социалистической Республики. Соответственно, для нее Краснов всегда будет врагом. Добиваться реабилитации - это значит обессмысливать в какой-то степени его борьбу. Краснов же никогда не отрицал своей непримиримости по отношению к советской власти, советскому государству, поэтому повода для разговора нет, вопроса совершенно нет.


Надо вопрос ставить в совершенно иной плоскости. Все жертвы коммунистического режима, все те люди, которые боролись против советской власти, они не нуждаются в реабилитации. Но это может произойти только в том случае, такая постановка вопроса, если будет дана юридическая (я подчеркиваю - юридическая) оценка всем тем преступлениям, которые совершили большевики, начиная с 25 октября 1917 года. Вот если когда-нибудь это произойдет, и такая юридическая оценка будет дана, тогда вопрос о реабилитации отпадет сам собой. Правда, тут есть один нюанс. И по делу генерала Власова, и по делу генерала Краснова и их подельников репрессивные приговоры выносились не Военной коллегией Верховного суда, и в случае с генералом Власовым, и в случае с генералом Красновым приговору Военной коллегии Верховного суда предшествовало постановление Политбюро ЦК ВКП(б), то есть принимало решение о вынесении смертного приговора, потом этот смертный приговор дублировался в заседании Военной коллегии Верховного суда.


В 1992 году Конституционный суд, когда разбирал дело КПСС, принял официальное постановление об отмене всех репрессивных приговоров, которые были вынесены партийными органами. Поэтому, строго говоря, реабилитация Краснова уже состоялась.



Елена Фанайлова: Так считает историк Белого движения Кирилл Александров. А московский историк Давид Фельдман, автор книги о судебных терминах сталинской эпохи, вообще считает термин «реабилитация» неадекватным современности.



Давид Фельдман: Дело в том, что реабилитация - это мифологема. Этот термин был придуман в 1953 году, как юридический, его не было в советском уголовном праве. Он был придуман с очень конкретной целью. В соответствии с советским Уголовно-процессуальным кодексом оправдать осужденного, если приговор вступил в законную силу, или прекратить следствие можно было только при появлении так называемых "вновь возникших обстоятельств", каковые признавались возникшими после того, как вступал в законную силу обвинительный приговор по фальсификаторам следствия. В этот момент, не будем касаться его нравственных качеств, гениальный администратор Лаврентий Павлович Берия придумывает этот красивый термин - реабилитация, то есть прекращение уголовного дела, но не по закону, а просто по факту признания. Реабилитация в том виде, в каком она есть, - это признание хорошим человеком, безвинно пострадавшим в силу происков нехороших людей. Что же касается генерала Краснова, ну, это попытка признать его хорошим человеком. Ну, можно реабилитировать Краснова, юридический путь - признать незаконным его осуждение, а все остальное - признать или не признать Краснова хорошим человеком, извините, можно на эту тему не дискутировать?



Елена Фанайлова: Это было мнение Давида Фельдмана, профессора РГГУ.


XS
SM
MD
LG