Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Выборы в Грузии глазами председателя Центральной избирательной комиссии страны


Ирина Лагунина: Президент Грузии Михаил Саакашвили, выступая в четверг перед Парламентской ассамблеей Совета Европы, заявил, что таких выборов, какие прошли 5 января, его страна до сих пор не знала.



Михаил Саакашвили: Пару недель назад мы сделали еще один шаг по дороге демократии и провели впервые в истории страны по-настоящему состязательные президентские выборы. Как отметил представитель ПАСЕ, это были не только состязательные, но, и мы согласны с этим, самые успешные выборы в демократическом развитии Грузии, при всех тех проблемах, которые существовали. Каждый, кто был в Грузии в последние два месяца, мог увидеть, насколько жизнестойка наша демократия. Семь претендентов на пост президента громко и ясно высказывали свое, отличное от других, видение нашего будущего. Я горжусь тем, что в критический момент нашей истории граждане Грузии сохранили свою власть решать, каким путем пойдет страна. И они сделали это, придя на голосование, которое отразило их волю.



Ирина Лагунина: Россия до последнего противилась приглашению Михаила Саакашвили в Страсбург, объясняя эту свою позицию тем, что, дескать, негоже оказывать такое почтение политику перед выборами в стране. Речь идет о назначенных на весну парламентских выборах. Впрочем, в России и о президентских выборах говорили такое, что можно вернуться в этой теме еще раз. Я передаю микрофон Олегу Панфилову.



Олег Панфилов: Судя по публикациям в средствах информации, разные политические силы в Грузии и политики из разных, преимущественно соседних стран так горячо спорили по поводу президентских выборов в Грузии, что разобраться с последствиями этой борьбы смогут только те, кто имел или непосредственное участие к выборам, или те, кто пристально наблюдал за ними.


Я попросил ответить на вопросы Левана Тархнишвили, председателя ЦИК Грузии, и политолога Давида Дарчиашвили, ведущего аналитической программы на Общественном телевидении.


Леван Тархнишвили был назначен незадолго до предвыборной кампании, в октябре прошлого года и человек новый в Центральной избирательной комиссии. Тем не менее, как он считает, прошли эти президентские выборы, насколько довлела пропаганда и насколько эти выборы, на его взгляд, показали возможность демократии в Грузии?



Леван Тархнишвили: На ваш вопрос однозначно ответить очень легко, большинство наблюдателей это подтвердили. Это были самые конкурентные выборы в истории Грузии, во-первых. Во-вторых, это были самые открытые выборы за всю историю Грузии, могу констатировать. Потому что никогда не было столько наблюдателей, как местных, так и международных, никогда не было столько средств массовой информации, которые наблюдали из разных стран. И практически подсчет голосов происходил в он-лайн режиме. То, что приходило в Центральную избирательную комиссию, мы давали тотчас на нашем вэб-сайте и публиковали в медиа-центре, откуда это шло на всю страну и на весь мир, если можно так выразиться. Так что это были одни из самых открытых выборов. Что касается демократических, каждый кандидат имел возможность известить всю Грузию, все население о своей программе, о своих мыслях и о своих деяниях. И каждый кандидат имел возможность, я просто напомню, что в Центральной избирательной комиссии и на местных избирательных комиссиях, у всех политических силы были свои члены. То есть кроме так называемых нейтральных людей и на местах, и в Центральной избирательной комиссии были семь членов, которые представляли политические партии, в том числе шесть из оппозиционных сил. Все это позволяет мне заявить, что в принципе выборы прошли демократично, прошли справедливо и прошли в согласии с теми основными международными стандартами, которые существуют. Конечно, никто не говорит, что это были абсолютно великолепные выборы, таких вообще по существу не бывает. Были технические проблемы, были проблемы связанные с тем, что выборы были назначены неожиданно, и мы были не готовы к этому. Но все проблемы изучаем и постараемся, что будущие парламентские выборы, которые будут в мае, прошли уже без технических проблем. И еще я хочу заметить: параллельно шел подсчет голосов, который осуществлялся двумя неправительственными организациями, абсолютно беспристрастными, и оба эти результата показали примерно такой же результат, который показала Центральная избирательная комиссия. Общество справедливых выборов констатировало 50,4% Михаила Саакашвили и общественная организация «Новое поколение» показала 52% победу Михаила Саакашвили. И при том при всем, что стандарт ошибок двух подсчетов был примерно 2%. Это не учитывались голоса за пределами Грузии и так называемые дополнительные списки. Если прибавить ошибки 2% от 53,4%, которые посчитала Центральная избирательная комиссия, будет минимально.



Олег Панфилов: Насколько ваша избирательная комиссия, работа этих социологических групп и результаты этих социологических групп, а также, что касается украинской группы тех социологов, которые постоянно давали результаты только в пользу одного из кандидатов?



Леван Тархнишвили: В принципе можно сказать, что тот результат, который я сказал, то есть подсчет параллельных голосов, это было на базе официальных данных. Это ведется наблюдательными организациями, делается выборка, допустим, из 3500 округов, которые существуют в Грузии, они подсчитывают, допустим, 10 или 20%. Вот это было принципом деятельности Центральной избирательной комиссии, потому что они работали с официальными цифрами.



Олег Панфилов: Давид Дарчиашвили, вы наблюдали за этими выборами как политолог, как аналитик. Какие были удачи в этих выборах и с чем еще нужно работать Центральной избирательной комиссии и грузинскому обществу для того, чтобы парламентские выборы прошли на более высоком уровне?



Давид Дарчиашвили: В целом все наблюдатели, все организации, которые занимались наблюдением, в том числе и грузинские неправительственные организации, в том числе, что говорил господин Тахнишвили насчет параллельного подсчета голосов, он проводился неправительственной организацией, которая никак не ассоциируется в Грузии с проправительственными кругами. В Грузии на фоне этих политических событий, на фоне кризиса, который очень развился, очень трудно найти абсолютно нейтральных людей. Но вот эта организация тоже выдала свой результат, который говорил, что в первом туре выборы определили победителя. Да, много еще спорных вопросов, нужно будет спорить серьезно, все эти жалобы, которые были внесены неправительственными организациями, которые имели под собой почву и аргументы, чтобы они были рассмотрены или Центральной комиссией или судами, были ли все рассмотрены или нет. Насколько я знаю, насколько я информирован, даже если некоторые жалобы были отклонены не совсем основательно, то даже результаты этих жалоб, если бы они были позитивны и какие-то участки были аннулированы, результаты с этих участков, все равно результата не изменило бы. Грузия страна древняя, но как государство она очень молодая. И конечно, в опытных государствах не проходят выборы без каких-то погрешностей, без каких-то недоразумений. В целом главное то, что я могу согласиться, что на свой век я не припомню такой конкурентной обстановки. Еще интересная деталь: независимая группа Медиа-Совет проводила мониторинг медиа-средств во время предвыборной кампании. Результаты, допустим, там было семь кандидатов, кандидат номер один от оппозиции Гачичеладзе, его выступления, его действия предвыборные получили на телевидении 16 часов несколько минут, Патаркацишвили 11 часов, у Саакашвили 19 часов. Не очень серьезная разница. Но если иметь в виду, что все основные конкуренты Саакашвили выступали против одного в целом в свою предвыборную кампанию, в большинстве случаев строили на критике Саакашвили, то получается, что если был дисбаланс, то может быть в пользу оппозиции.



Олег Панфилов: Спасибо, Давид. Вопрос, который, конечно, должен касаться предстоящих выборов в парламент. Как вы полагаете, это будет качественно другая борьба?



Давид Дарчиашвили: В нормальной ситуации борьба политическая должна иметь элементы критики оппонента. Но что-то позитивное, конструктивное, от себя предлагающее избирателю должно присутствовать в гораздо большей степени, чем это происходит в Грузии. Но как-то так получилось, что в основном, и это годами продолжается, это не касается только нынешней оппозиции, оппозиция, оппоненты к властям все время радикализируются, это не всегда критика, а огульное неприятие всего, что происходит из правительства. Как-то так получается иногда даже инстинктивно, что оппоненты к властям боятся потерять радикальный электорат и все время работают на этом радикальном электорате. В каких-то случаях это дает результат, такой результат был получен в 2003 году. Чтобы этот результат получить, правительство должно быть полностью обанкротившееся в глазах огромного большинства населения. Я не думаю, что сейчас такая ситуация, хотя рейтинг правительства серьезно пошатнулся, с одной стороны из-за очень болезненных нужных реформ, с другой стороны из-за ошибок и применения непропорциональной силы в отдельных случаях, в том числе и во время ноябрьских событий. Но как показали президентские выборы, все-таки минимум половина населения, активного населения, оно не видит альтернативу Саакашвили.



Олег Панфилов: Спасибо, Давид. И последний вопрос Левану Тархнишвили: одно из требований оппозиции сейчас к власти – это ваше увольнение и изменение состава Центральной избирательной комиссии. Как вы полагаете, какое будущее у нынешнего состава Центральной избирательной комиссии?



Леван Тархнишвили: Центральная избирательная комиссия – это не правительство, это не политический орган. Наша цель – это провести выборы, проводить демократические, справедливые выборы. Что касается изменения членства, то мы работаем в той юридической среде, которую принимает парламент. Когда речь шла об изменении и дополнении политических сил, мы просто подчинились, потому что мы исполнительный орган, а не юридический. Так что если будут какие-то изменения, мы будем действовать по тем правилам, которые предусматривает закон. И если будут изменения в законе, конечно, мы будем подчиняться. Что касается членства, насколько я знаю, именно эта комиссия будет работать в парламентских выборах. Как вы сказали, Грузия интересна своей непредсказуемостью.
XS
SM
MD
LG