Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Алла Гербер: "Власть совершенно не интересует этот страшный человеческий антиопыт - Холокост"


Программу ведет Алексей Кузнецов. Принимает участие президент фонда «Холокост» Алла Гербер.



Алексей Кузнецов : Сейчас на линии прямого эфира Алла Гербер, председатель, президент фонда «Холокост».


Алла Ефремовна, здравствуйте!



Алла Гербер : Здравствуйте!



Алексей Кузнецов : Скажите, пожалуйста, на ваш взгляд, меняется ли в России, в частности, у официальной российской власти отношение к Холокосту и Дню памяти жертв Холокоста?



Алла Гербер : Вы знаете, я не могу сказать, что это какое-то резкое изменение. Я только что приехала из Германии, буквально вчера поздно вечером, где было специальное совещание бундестага, посвященное вот этому дню – Дню памяти жертв и героев сопротивления Холокоста. Собрался весь бундестаг – и выступал президент, и выступал премьер-министр, и зачитывались строчки из письма узницы, которая, к сожалению, не смогла приехать из Чехии, потому что она не может двигаться. Все это было очень серьезно, очень достойно. Я не помню, кроме 1993 года, когда мне удалось поднять Думу в память о жертвах Холокоста, чтобы когда-нибудь это повторилось. Помню, что Сережа Юшенков, бедный, покойный, пытался это сделать, но ничего не вышло. Это первое.


Второе. Мы добиваемся вот уже сколько лет, чтобы была строка о Холокосте в учебниках. Есть учебники, их очень мало, которые просто по воле их создателя они туда включают это понятие. Это не значит, что там подробно об этом говорится. Но, действительно, нет стандарта, нет обязательности. А вы знаете, у нас такая страна – если это не обязательно, если кто-то сверху не сказал, что, да, об этом надо говорить и об этом надо помнить, то этого не будет.


И сегодня День Холокоста, день памяти, международный день! И если бы не наш фонд, то никакого мемориального вечера не было, никакого дня памяти не было. Это не потому я говорю, что какие мы молодцы, ребята, и надо отдать нам должное, а потому что власть совершенно не интересует этот страшный человеческий антиопыт. Власть не понимает, что весь мир понимает насколько это важно (извините меня за тавтологию), и только мы делаем вид, что, да, конечно, наверное, стоит того, чтобы все-таки не забывать об этом, но уж так, чтобы собрать по этому поводу Думу, или чтобы Дума просто поднялась и была бы минута молчания в знак памяти, об этом даже и говорить не приходится.



Алексей Кузнецов : Алла Ефремовна, а вы, как член Общественной палаты, можете повлиять с их помощью, с помощью этого органа, на ситуацию?



Алла Гербер : Я вам скажу, что, может быть, одна из главных причин, по которым я пошла в эту Общественную палату, это именно то, чтобы сделать как бы невозможное возможно. Невозможное не потому, что это невозможно, а потому что у нас в стране это столько лет было невозможно. Естественно, я буду делать об этом заявление. Естественно, я будут это пробивать, выбивать, биться. Это один из самых главных моментов моей будущей общественной жизни в Общественной палате.



Алексей Кузнецов : Спасибо, Алла Ефремовна!


XS
SM
MD
LG