Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Строить или не строить атомную станцию в Нижегородской области? Челябинск: Как помочь больным детям? Ижевские мастера мотоциклетного дела ищут работу. Казань: «Отче наш» на татарском языке. Самара: Кому было выгодно тайно упразднить правозащитные организации? Тамбов: Очередная реформа в сфере льгот началась неожиданно. Саранск: Таксисты против ремней безопасности. Псков: Почему женщины садятся за руль? Вологда: Детский музыкальный театр ждет помощи


В эфире Нижний Новгород, Лира Валеева:



В Нижнем Новгороде собираются строить атомную станцию. В апреле прошлого года нижегородский губернатор Валерий Шанцев выступил с такой инициативой. Время для этого было не самое подходящее, ведь в апреле 21 год назад произошла катастрофа в Чернобыле.


Сейчас, полгода спустя, эта проблема волнует уже не только "зеленых". Хотя РАО ЕЭС включил Нижегородскую область в список регионов, которые испытывают наибольшую нехватку электричества, сомнения у людей остаются. Почему в Нижнем Новгороде? Кому пойдет полученная энергия? Как отмечает глава экологического центра "Дронт" Асхат Каюмов, атомная станция до сих пор остается самым опасным и самым дорогим способом ее получения.



Асхат Каюмов : Можно считать установленным, что атомные станции с подветренной стороны повышают количество онкозаболеваний. Все слова о том, что работающая станция, в принципе, безопасна – это, в общем, не совсем достоверно. Есть факты, доказывающие обратное. Любая, даже безопасно работающая, атомная станция производит то, что скромно называют отработавшим ядерным топливом, что по-русски называется радиоактивные отходы. Мы получаем смертельно опасные отходы, которые надо безопасно хранить сотни тысяч лет.


Такое тупое решение – построить атомную станцию. За этим кроется желание получить большие деньги на строительство. Если такая стройка и будет идти, то она будет стоить сильно дороже заявленных цифр. Тут экономики нет. Как только мы посчитаем стоимость киловатт часа электроэнергии на атомной станции с включением всего цикла добычи сырья, строительство станции, утилизации станции по окончании срока эксплуатации, сотни тысяч лет безопасного хранения отходов, киловатт будет стоить в сотни раз дороже, чем он стоит сейчас. Эти станции умрут как нерентабельные. Поэтому они и умирают в европейских странах. В Америке с 1978 года не было ни одного заказа на новые реакторы!



Лира Валеева : С самой весны федеральное правительство говорит о гарантиях. О том, что никакой катастрофы, никакого второго Чернобыля в Нижнем Новгороде не будет. Глава Росатома Сергей Кириенко успокаивал, что к общественному мнению прислушаются. Если большая часть населения выскажется против соседства с ядерным объектом, строительства не будет. По словам нижегородских экологов, в предполагаемом месте строительства АЭС в Уренском районе был проведен соцопрос. Но его результаты до сих пор нигде не публикуют. А вот что говорят специалисты Росатома:



И. Повеликин : Энергопотребление в нашей стране и во всем мире выросло. Это факт. Можно мечтать о ветряных источниках, альтернативных источниках, но на данном этапе энергия нужна сейчас. Самым экологически чистым и самым экономически оправданным являются атомные электрические станции. На атомных электрических станциях не наблюдается выбросов в атмосферу, в водоемы никаких радиоактивных веществ, токсичных каких-то газов. За все время эксплуатации атомных электрических станций, в том числе и авария на Чернобыльской станции, никаких генных мутаций выявлено сейчас не было. У нас сейчас новый уровень безопасности. Система защита от аварийных ситуаций у нас намного отличается от систем, которые были спроектированы 20-30 лет назад. Вероятность возникновения какой-то аварии или аварийно ситуации очень низкая.



Лира Валеева : Вот что говорят по поводу строительства АЭС нижегородцы:



Жительница : Мы все время живем рядом с чем-то опасным. Это опасное может быть и машиной, и атомной электростанций. Поэтому, я думаю, что не стоит бояться атомных электростанций.



Житель : Я не являюсь противником атомной энергетики самой по себе. Я думаю, что в условиях, когда Россия не является демократическим государством, любой проект, который чреват техногенной катастрофой, становится в сотни раз опаснее для населения. Поэтому, безусловно, я ощущаю эту опасность.



Жительница : Конечно, высказалась бы против строительства. Хотя если посмотреть на Уренский район, в котором вроде бы как собираются строить, там не так много жителей живет, но, тем не менее, там живут люди. Для них это будет, я думаю, не самый приятный такой подарок – строительство атомной станции.



Лира Валеева : Атомную станцию в Нижегородской области собираются строить не в первый раз. В 90-х годах под давлением общественного мнения тогдашняя власть от строительства отказалась. АЭС осталась недостроенной. Что изменилось в регионе с тех пор, видимо, выяснится уже в обозримом будущем.



В эфире Челябинск, Александр Валиев:



Челябинский областной детский онкогематологический центр - это место, где врачи и медсестры спасают жизни детей. Спасают самоотверженно, забывая о собственных семьях и свободном времени. Многих удается спасти. Но, увы, не всех. Отделению, его маленьким пациентам и их семьям нужна помощь.


11-летняя Маша Салько живет в Карталах, что в Челябинской области. В отделении она уже год. У Маши тяжелое заболевание костной ткани, ей ампутировали ногу. Она потеряла маму, ее воспитывает бабушка, Анна Ивановна. И трудно сказать, кто кого поддерживает больше в эти трагические для них месяцы - бабушка внучку или наоборот. Рассказывает Анна Салько.



Анна Салько : Стоял выбор – или ножка, или жизнь. Представьте, ребенок активной жизнью жил, танцевал. У нее и уроки ритмики, музыкальная школа, изостудия. Нормальной разносторонней жизнью ребенок жил. Отличница. А тут – раз! – и как бы прервал кто-то. Сказал «стоп» и все.



Александр Валиев : Маша прошла уже 11 блоков химеотерапии. Впереди еще одна химеотерапия и одна операция. Девочка держится очень мужественно, и понимает необходимость лечения. Однако когда я заговорил о друзьях, она не удержалась и заплакала. Маша очень скучает по одноклассникам. Даже в свои редкие визиты в родной город, она не хочет показываться им в таком виде - они не знают об операции. Сейчас вся ее надежда на хороший качественный импортный протез, который согласилась оплатить одна из фирм-спонсоров. Стоит он около 200 тысяч, для семьи это нереальная сумма. Между тем, Анна Ивановна рассказывает о проблемах отделения в целом.



Анна Салько : Не все готовились к этой болезни. Материально как бы не копили деньги специально для этой болезни. А заболевание такое, что требует не только где-то лекарственные дополнительные препараты, но и питание, особенное питание. Не обойдешься вермишелью и кашей. Конечно, что говорить о питании конкретно в отделении. Дается питание только для детей, для мамочек – нет. Но это питание, честно скажу, за все время лечения (целый год мы лежим) ребенок не прикоснулся, потому что это невозможно есть. Овсяная каша. Пишется в меню, что она молочная, но далеко она не молочная, иногда она и не перебирается, не моется. Неужели я буду рисковать, и давать ребенку такую кашу. Это дети. Нельзя допускать ошибки ни родителям, ни медработникам, и даже работающим на пищеблоке.



Александр Валиев : Еще два года назад мамы, лежащие в отделении вместе с детьми, могли питаться здесь же, в местной столовой. Но сейчас это невозможно - и все из-за недостатка денег. Поэтому женщины покупают продукты и готовят себе сами в отдельной комнате. Там же они готовят еду и для детей. Мало кто из них ест казенную пищу - однообразную и довольно убогую. Лечение продолжается месяцами, женщины вынуждены уходить с работы, денег не хватает ни на что. А они нужны не только на повседневные расходы, но и на экстренные. В случае осложнений их приходится тратить на дорогостоящие лекарства. Счет может идти на часы.



Анна Салько : В первую очередь это, прежде всего, здесь поставка своевременная лекарств. Это не тот случай, когда – подождите, завтра. Иногда такие случаи оборачиваются летальными исходами у детей. Хотелось бы, чтобы в нашем отделении было современное оборудование, которое бы помогало нашим докторам возвращать нашим детям жизнь, чтобы мы не ходили по поликлиникам ни на УЗИ, ни на различные обследования. Это общая очередь, где недопустимо, чтобы какая-то инфекция попала нашему ребенку. Наши дети в масках, задыхаемся. Хотелось бы, чтобы это оборудование, на которых нас смотрят в поликлинике, чтобы имело отделение свое.



Александр Валиев : 70 процентов тех, кто лечится в отделении - из малообеспеченных семей. Таких, как семья Комлевых из-под Чебаркуля Челябинской области. Бабушка Надежда Николаевна одна воспитывает внука Женю. У него тяжелое заболевание крови.



Надежда Николавна : Он заболел, когда ему признавали ОРЗ. Кровь была плохая, и как-то не придали значения. Лежал в больнице в Чебаркуле, потом выписался, а температура его как с первого дня была, так пока сюда его не привезли. Он целый месяц был так на лечении. Лучше ему не было. А потом уж лимфоузлы вылезли с кулак. Его в Чебаркуль опять отправили. Анализы очень плохие были. А потом мне звонит и говорит: «Баб, меня в Челябинск».



Александр Валиев : У Надежды Николаевны трое дочерей. Старшая, мать Жени, больна эпилепсией. Кроме Жени, у нее еще дочка. Помогать сыну у нее нет возможности, и с детства мальчик живет с бабушкой. Сейчас ему 15 лет, живут бабушка с внуком на одну пенсию.



Надежда Николаевна : Я на пенсии. Денег очень мало нам с ним остается. Надо за квартиру платить. Сейчас же квартиры дорогие. Так и живем мы с ним. Я, конечно, стараюсь, чтобы все для него. Сейчас ему усиленное питание, конечно, надо, я такого чего не смогу купить. Бывает, лекарство выписывают мне, денег нет, но все равно нужно. Я домой, звоню. Правда, дочери помогают маленько, высылают нам денег. А так, где я возьму? Я никак не смогу.



Александр Валиев : Сейчас врачи передали Надежде Николаевне список лекарств, которые необходимо купить, в отделении их нет. Но и денег у Надежды Николаевны тоже нет. Где их раздобыть, она пока не придумала.



Надежда Николаевна : Когда узнал, что у него рак крови, даже со мной не разговаривал. Потом его врачи убедили, что это все излечимо. Он вроде не стал так… Я его, давай, убеждать: «Женя, давай все будем пить, есть, тебе все это надо». А он: «Баб, я все равно умру». Я говорю: «Нет».



Александр Валиев : Проблем у отделения много. Кому-то необходимо искать спонсоров, заниматься хозяйственной деятельностью, постоянно напоминать о своих проблемах людям. Врачи загружены своей работой. Государство же выделяет денег в обрез. Воспитатель отделения говорит, что за 6 лет ее работы на игровую комнату не было выделено ни копейки. Старые стулья, резиновые игрушки, да "Пионерская правда" - вот и все, что там было, когда она приступила к работе. Сейчас, благодаря спонсорской помощи, комната преобразилась. Люди приносят игрушки, фрукты, видеокассеты и DVD с мультфильмами, иногда одежду. Но и это - лишь капля в море по сравнению с тем, в чем нуждаются маленькие пациенты. Они рады любой помощи.



В эфире Ижевск, Надежда Гладыш:



Могильщиком славы ижевских мотоциклов назвал замглавы ижевской администрации Сергей Протозанов Виктора Копытцева, который во вторник был вызван на Координационный совет по содействию занятости населения как генеральный директор общества с ограниченной ответственностью «ИжМото». Своим приказом от 21 декабря прошлого года Виктор Копытцев объявил о начале кампании по массовому увольнению работников мотоциклетного производства. Приказом предписано уведомить 476 человек о предстоящем увольнении. И, как сказал на Координационном совете сам Копытцев, это фактически свертывание производства ижевских мотоциклов. Со второго квартала текущего года, выразился он с осторожностью, завод будет законсервирован. Директор «ИжМото» объяснил неизбежность своего решения тем, что менеджменту не удалось справиться с нарастанием убытков. Теперь его заботит только «мягко расстаться» с сотрудниками.



Виктор Копытцев : 26 человек уже с момента выхода этого приказа рассчитались. Далее мы проводим работу с тем, чтобы на предприятиях группы «Ижмаш», в первую очередь, работники рабочих профессий, которые востребованы (порядка сотни человек), мы предполагаем их трудоустроить. Порядка 50 человек в группы предприятий группы «Ижмаш Холиднг» будут трудоустроены. 110 человек у нас люди пенсионного возраста. Порядка 86 человек люди предпенсионного возраста.



Надежда Гладыш : С Виктором Копытцевым в принципе не согласен Григорий Черных, лидер профсоюза оборонных предприятий Удмуртии. Он считает, что делалось и сделано для спасения предприятия не все, что возможно, что заказы и спрос на изделия имеются.



Григорий Черных : И Монголия, и Куба берет, и внутренний рынок потреблял эти мотоциклы. Конечно, надо работать над движком. Это бесспорно. Но для этого, понятно, что нужны деньги. Но деньги не такие уж большие по сравнению с тем, что мы похоронили этот завод.



Надежда Гладыш : Но на данном этапе, похоже, никто уже не говорит о спасении «ИжМото», а лишь о том, как законно и гуманно произвести массовое увольнение сотрудников. На Координационном совете выступил заместитель Государственного инспектора труда по правовым вопросам в Удмуртской республике Игорь Троянский.



Игорь Троянский : При расторжении договора по сокращению штата вы никуда не денетесь, вы обязаны сохранять средний заработок на период трудоустройства. При увольнении должен быть произведен полный расчет по всем долгам. То есть выплатить компенсацию за неиспользованный отпуск, все, что люди заработали по текущей заработной плате и долги по предыдущим периодам по заработной плате. Нам с прокуратурой не придется объединять усилия, и потом выдавливать из вашего юрлица долги?



Надежда Гладыш : Троянский зрит в корень. Именно это сейчас больше всего заботит тех, кому предстоит увольнение. Ситуацию внутри «ИжМото» на условиях анонимности мне согласился прокомментировать сотрудник отдела главного конструктора Владимир К. Назвать своё имя он не хочет из опасения, что при сокращении он может попасть под репрессии.



Владимир К. : По сути дела, есть два приказа – один о сокращении, а другой приказ, что работники имеют право уйти по соглашению сторон. Для предприятия выгоднее, чтобы работник ушел по соглашению сторон, потому что в данном случае получается меньше выплачивать по срокам выходного пособия. По сокращению он должен до 3 месяцев выплачивать, а по соглашению сторон – 2 месяца. На сегодняшний день предлагается тем людям, которые боятся, что им будет не выплачена заработная плата при сокращении, уходить по соглашению сторон. В этом случае работодатель, и фактически это так и есть, погашает полную задолженность по заработной плате и частично выплачивает выходное пособие, которое должно быть заплачено. В приказе оговорено, что выходное пособие будет выплачено в течение 60 календарных суток.



Надежда Гладыш : Служба занятости Ижевска уже привычно подходит к таким массовым выбросам рабочей силы. Как справедливо заметили ее представители, это не самое большое за последние годы высвобождение. В 2006 году автозавод, входящий в ту же группу предприятий «Ижмаш», избавился более чем от четырех тысяч человек. Поэтому Тамара Фадеева, заместитель директора ижевского Центра занятости населения, говорит об уже накатанной модели.



Тамара Фадеева : Здесь будет работать с нами и прокуратура, и инспекция по труду в силах того, чтобы сохранить полностью законность проводимого мероприятия, чтобы люди не ходили по городу, не искали, где можно трудоустроиться. Любой человек, подойдя к отделу кадров данного предприятия, может посмотреть имеющиеся вакансии и договориться предварительно о трудоустройстве.



Надежда Гладыш : Своего пика Ижевский мотозавод достиг к середине 80-х годов, когда на нем работало 10 тысяч человек и в год производили 390 тысяч мотоциклов. Сегодня численность работников менее пятисот, а производят они 50 тысяч машин в год. Попытки оживить производство притоком иностранных капиталов с Востока (Китай, Япония, Корея) закончились ничем. Один из главных (после Калашникова) «брендов» Ижевска, мотоциклы марки «Иж», стали предметом истории.



В эфире Казань, Олег Павлов:



Звучит песнопение на татарском языке



Олег Павлов : В Тихвинской церкви Казани идет богослужение. Здесь молятся крещенные татары.



отец Павел читает «Отче наш» на татарском языке



Олег Павлов : Сами себя они именуют кряшенами. Это название указывают и при переписи, и в анкетах, если требуется. Первые христиане среди местного населения появились еще в раннем Средневековье, во времена Волжской Булгарии. Потом, после взятия Казани Иваном Грозном, был длительный период насильственной христианизации. До революции 1917 года кряшен называли «старокрещенными» татарами, подчеркивая тем самым их многовековую историю. Есть у них и свои приходы, где служба ведется по православным канонам, но на родном языке.



отец Павел : Мы свою историю ведем с глубокой древности. Последние 100-200 лет мы имеем свои храмы, свои богослужебные книги, праздники отмечаем. И вот сегодня то же самое – богоявление. Кош Ману мы называем.



Олег Павлов : Протоиерей Павел Павлов – настоятель церкви в честь иконы Тихвинской Божьей Матери. Построена она была в конце XVIII века. А со второй половины века XIX здесь уже велась служба на кряшенском наречии.



Звучит фрагмент службы



отец Павел : Служба на родном языке ведется с 1869 года уже. Первыми отправителями службы были такие личности в Русской православной церкви, как митрополит Макарий Невский. Это будущий митрополит Московский. Сейчас он уже святитель Московский, уже в лике святых прославлен.



Звучит песнопение на татарском языке



Олег Павлов : Переводы священных текстов на языки поволжских народов одним из первых начал в XIX веке Николай Ильминский. Он выработал своеобразную систему, принципам которой следуют до сих пор.



отец Павел : Сейчас приход тоже занимается переводческой деятельностью. Мы в 2005 году издали полностью Новый Завет. Это впервые. Потому что во времена Ильминского только перевели четыре Евангелия и книгу Деяний и частично «Послание апостола Павла», кусочки такие, обрывки.



Олег Павлов : 20 лет назад в Старо-татарской слободе, поближе к железнодорожному вокзалу, среди двух-трех этажных, еще довольно крепких, домов дореволюционной постройки, стояло разрушенное здание храма Божьего. Сейчас картина поменялась. Бело-голубую церковь окружают развалины.



отец Павел : Когда мы брались за это дело, оно, конечно, представляло собой развалюху такую на 80 процентов, уже ни к чему не пригодную. Но с помощью божьей, с помощью людей все-таки смогли возродить не только сам храм, но и вокруг храма у нас свои есть и котельная, и воскресная школа возрождается при этом храме, и административное здание.



Баба Катя : Когда пришли, одни кирпичи тут таскали, старух наставили, строили. И вот как открылось, на 90 процентов сношена была церковь. Вот мы ее на ноги ставили.



Олег Павлов : Баба Катя – старейший прихожанин Тихвинской церкви. За свою долгою жизнь видела здесь всякое.



Баба Катя : Было общежитие во время войны, было училище, был склад, и какая-то еще мастерская была.



Олег Павлов : Свое послушание баба Катя продолжает и сейчас. Помогает содержать церковь в порядке, заведует церковной лавкой.



Баба Катя : Нам она здоровье дает, смысл хороший дает.



Звучит песнопение



отец Павел : Главное – мы сами не пропали ни в советское лихолетье, безбожные времена, когда искоренялись не только большие народы, но и малые народы погибали. Выжили благодаря церкви. И сейчас возрождаемся опять-таки благодаря церкви.



Олег Павлов : Кряшен в Татарстане может быть не так и много. Но они за прошедшие столетия сумели сохранить себя и свою культуру, возродить храмы из руин.



В эфире Самара, Сергей Хазов:



За последние несколько месяцев в Самаре под предлогом налоговых задолженностей судом приняты решения о ликвидации нескольких значимых правозащитных организаций, среди которых местное отделение общества «Мемориал» и правозащитная ассоциация «Право и свобода». Правозащитники говорят о целенаправленном стремлении властей закрыть именно правозащитные организации. О том, что суд еще в 2006 году принял решение о закрытии старейшей самарской правозащитной ассоциации «Право и свобода» ее председатель Лев Курдюков узнал только в октябре прошлого года, при попытке получить выписку из Единого государственного реестра юридических лиц. Выяснилось, что правозащитная ассоциация ликвидирована за неподачу отчётности в областную налоговую инспекцию.



Лев Курдюков : Просто они решили, что мы, не имея счета, не получая ни откуда денег, сами втихаря решили, что спрятали решение, никому не показывая, и довольны. Приняли решение, что отчитываться надо не в районном налоговом отделении, а в областном. Нас об этом не оповестили ни о чем. Воспользовались моментом, что мы туда, естественно, не отчитались, не отослали туда отчет, а как всегда – в районный. Они не сообщили нам. А потом без нашего участия собрали суд, организовали судилище без нас и приняли такое решение. Опять же не оповестили. Мы до сих пор официального уведомления не имеем. Мы не имеем возможности даже обжаловать, потому что у нас нет официального уведомления. Они просто-напросто, когда люди попросили очередную справку для того, чтобы выйти на заявку по гранту и прочему, сказали – нет, нет, мы вас аннулировали, потому что мы так хотим.



Сергей Хазов : Как рассказал председатель самарского отделения всероссийского общества «Мемориал» Владимир Семенов, возглавляемая им общественная организация также закрыта за своевременную неподачу отчетности в налоговую инспекцию.



Владимир Семенов : Я в этом вижу обычную практику наших бюрократических органов, не направленную исключительно на нашу общественную организацию. Суть конфликта, на мой взгляд, состоит в том, что общественные организации имеют две формы регистрации, то есть одна в Регистрационной палате (это как общественная организация) и как юридическое лицо в органах налоговой инспекции, как того требует закон, то есть двойная регистрация. Мы как общественная организация не ставим своей целью извлечение прибыли. Налоговая же инспекция, в основном, имеет дело с теми организациями, которые ставят своей целью извлечение прибыли.



Сергей Хазов : Уже после принятия судом решения о ликвидации общественных организаций выяснилось, что проблем с налоговой инспекцией у них нет. Теперь правозащитники вынуждены в суде добиваться отмены решения суда о ликвидации своих организаций. Рассказывает председатель самарского общества «Мемориал» Владимир Семенов.



Владимир Семенов : Когда они сталкиваются с некоей структурой, которая показывает им нулевой баланс, для них это является признаком того, что организация не действует. Но я-то ведь говорю о том, что мы сдаем ту отчетность, которая с нас требуется по закону о бухгалтерской отчетности, а там годовая раз в год отчетность сдается. А так как у нас никакой связанной с оборотом денег деятельности нет, то, соответственно, и по ряду других налогов у нас усеченная форма отчетности. Для них это, тем не менее, в силу сложившейся у них практики той, которая заключается в том, что они имеют дело с хозяйствующими субъектами. Им такое поведение юридического лица кажется странным. Но я-то говорю – у нас общество не ставило своей целью извлечение прибыли. У нас другая деятельность. По той деятельности, по которой мы отчитываемся перед другими органами, то есть отчеты, которые мы сдаем в регистрационную палату, у нас деятельность есть, но, действительно, денежных оборотов у нас нет. Нет у нас и зарплаты, то есть имущества нет и сета даже расчетного нет.



Сергей Хазов : «Правозащитные ассоциации неугодны властям потому, что помогают простым людям защищать их нарушенные права», - считает правозащитник Лев Курдюков. Ассоциация «Право и свобода» активно работала в судах, защищая самарцев во многих сферах - от нарушений при приватизации жилья до пыток и убийств в милиции. Лев Курдюков заявил, что не согласен с решением о закрытии ассоциации и будет обжаловать его в суде.



Лев Курдюков : Мы нарушаем всю благостность социального мира, который проповедует наш уважаемый президент. Мы показываем, что до социального мира очень далеко, что очень много обездоленных, которые подвергаются прессингу и гонениям со стороны закона. И никакого правопорядка и законообразующего поля не существует. Властям не нравится, и они не в восторге от этого. Они хотят, чтобы все кричали – ура, все замечательно, все чудесно! Нас просто лишают возможности, последней и единственной возможности заявить о своих правах. Уничтожая общественные организации, они затыкают рот населению, потому что обращаться-то больше не к кому. Мы были единственное направление, которое обеспечивало бесплатную, добросовестную защиту населения. Судиться будем. Другого пути нет.



Сергей Хазов : «Юристы другой правозащитной организации, самарского Центра права намерены оказать помощь правозащитникам», - рассказал его председатель, адвокат Николай Гаврилов.



Николай Гаврилов : Сразу мне вспоминается любимый, как чиновниками, так и другими людьми Достоевский. Это все он называл «административным восторгом». Когда человеку дадут ничего не значащую будочку, в которой он будет выдавать какие-нибудь разрешения или билеты продавать, и к нему не подъедешь на пьяной козе. У него появится административный восторг. Когда не будочка, а весь административный ресурс в одной руке, когда слишком много власти, и начинается не то, что там административный восторг, а такой административный экстаз!.. Эти издержки распространяются на всех.


Что касается Росрегистрации, то, разумеется, здесь не без политического заказа все эти проверки и так далее, и так далее. А уж, что касается результата любой проверки, если нам дадут проверить аппарат правительства, интересно, что мы бы с вами там нашли? Ничего нового, никаких выводов ребята, которые сегодня заняли власть (и свой парламент, и свой президент, и прочее), никаких выводов и уроков не делают. Вот эти тупые и бессмысленные наезды на остатки настоящего активного гражданского общества, они ведь приведут к тому, что все равно пружина будет разгибаться.


Что касается юридического момента. Нарушения по заказу можно найти в любой организации и в первую очередь в той, которая пришла с проверками. Не зря часто летят руководители налоговых инспекций. Потому что нарушений в этих налоговых структурах такое количество!... Нарушение инструкций, нарушение подзаконных актов, самих законов, положения о своей деятельности и так далее и так далее. Резковато, но это правда.



Сергей Хазов : По сообщению правозащитников, самарское отделение Росрегистрации в прошлом году приостановило деятельность более десятка общественных организаций, многие из которых работали в правозащитной сфере, занимаясь консультациями по вопросам защиты прав человека.



В эфире Тамбов, Екатерина Жмырова:



В Тамбове началась «талонная реформа». Именно так окрестили горожане нововведение местной администрации. С 1 января изменилась система оплаты проезда в общественном транспорте для льготников. Если раньше инвалиды и ветераны просто платили в автобусах и троллейбусах половину цены билета, то теперь они должны заранее покупать в отделениях почты специальные талончики.


Как отмечают в администрации, это сэкономит немалую часть бюджетных средств - десятки миллионов рублей. Ведь именно из казны перевозчикам возмещают деньги за льготников. И раньше подсчитать, сколько человек пользуются общественным транспортом, было практически невозможно. А теперь, по словам начальника областного управления труда и соцразвития Елены Гордеевой, транспортники будут отчитываться талончиками, и всех льготник учтут.



Елена Гордеева : Поэтому наша задача вести точный учет перевезённых льготников, какие маршруты наиболее востребованы. И как можно изменить этот вид льготы, чтоб он дошел до каждого льготника.



Екатерина Жмырова : О нововведениях многие тамбовчане узнали уже в транспорте. Кондукторы же не шли навстречу горожанам и требовали, чтобы льготники-безбилетники оплачивали полную стоимость проезда – 6 рублей.



Жительница : Кондукторы сидят с довольными лицами и говорят – давайте 6 рублей. Почему я должна давать 6 рублей, когда нужно 3 рубля мне платить? Какие талоны? Где их брать? Безобразие какое-то!



Екатерина Жмырова : Тем же, кто заранее знал о введении билетов, пришлось отстоять за ними немаленькую очередь. Видимо, городские руководители не учли, что в Тамбове проживают более семидесяти тысяч (!) льготников. Для того чтобы продать им билеты, работникам почты надо было найти каждого в списке и проверить документы. А некоторые ветераны и инвалиды вообще оказались неучтенными, и им еще придется доказывать свое право на льготный проезд.


Еще одну проблему льготники создали себе сами. Из-за ажиотажного спроса талоны быстро кончились. Причем, по данным руководства «Почты России», напечатали билетов достаточно - первой партии должно было хватить примерно на полтора года. Но некоторые пенсионеры, привыкшие запасаться всем впрок, покупали сразу по тысяче талончиков. По словам вице-губернатора Владимира Черкасова, этого никто не ожидал.



Владимир Черкасов : Раньше мыло, спички запасали во время войны и так далее. А сегодня чего? Ну, тысяча талонов!!! Можно подумать, что у нас пенсионеры работают курьерами. И в день совершают по 10-20 поездок. Быть такого не может.



Екатерина Жмырова : Пришлось после праздников печатать дополнительную партию талонов. Специалисты уверяют, что сейчас их втрое больше, чем нужно. И, как отмечает директор регионального отделения «Почты России» Татьяна Саблина, несмотря на то, что проблемы с их приобретением пока еще остаются, больших очередей уже нет.



Татьяна Саблина : Билеты продаются на постоянной основе.



Екатерина Жмырова : В скором времени приобрести талоны будет проще. С февраля всем желающим билеты на проезд по специальной заявке почтальон будет приносить вместе с пенсией прямо на дом.



В эфире Саранск, Игорь Телин:



Водители такси столицы Мордовии требуют для себя исключения из вступившего в силу с начала этого года нового закона, регламентирующего наказание за несоблюдение Правил дорожного движения. В данном случае речь идет о штрафах за не использование ремней безопасности. По мнению водителей саранских такси, для них езда с использованием этих самых ремней куда как более опасна, нежели езда без них. Пояснил ситуацию знакомый таксист, живущий в соседнем доме. Он наглядно показал, чем опасны для него и его коллег ремни безопасности.



Геннадий Тузов : Можно сделать по-другому чуть-чуть. Сзади за ремень дерни. Вот и все – я готов, понимаете.



Игорь Телин : По словам Геннадия Тузова, ремень безопасности очень легко превращается в настоящую удавку. Причем именно тогда, когда водитель пристегнут этим самым ремнем. Слово "готов" в данном случае надо понимать в том смысле, что водитель машины со сжатым плотным ремнем горлом полностью парализован и лишен возможности оказать сопротивление в случае нападения на него с заднего сидения.


"Наша служба и опасна и трудна", – говорят саранские таксисты. В столице Мордовии очень часто происходят нападения на водителей такси. Цель злоумышленников – и автомобиль, и те деньги, которые возможно уже накопились за несколько рейсов у его водителя. Это не просто нападения, говорит Геннадий. Те люди, которые нападают на таксистов, стремятся не просто ограбить, но – убить.



Геннадий Тузов : Сколько ребят и раньше погибало в таких ситуациях, сколько таксистов пропадало. Их находили потом, трупы находили. Был не один случай, много случаев было.



Игорь Телин : В Саранске есть несколько районов, соответственно, и несколько пригородных поселков, куда таксисты в вечернее и ночное время стараются не ездить. Вероятность подвергнуться нападению пассажиров здесь очень велика.



Алексей Бессонов : Да, есть такие районы в Саранске, куда лучше не соваться – это ТЭЦ-2, поселок Цыганский, Белозерье, Кривозерье, куда каждая вторая поездка заканчивается неприятностями.



Игорь Телин : Если же и едем туда, говорит Алексей Бессонов, то стараемся при этом постоянно поддерживать связь с "диспетчерской", а все такси в Саранске радиофицированы, чтобы хотя бы таким образом обезопасить себя. Помогает это далеко не всегда. Большинство ночных пассажиров – такова статистика – находятся в состоянии алкогольного опьянения, и в нетрезвую голову может прийти что угодно, в том числе, и идея совершить нападение на водителя. В минувшем году в судах столицы Мордовии состоялось несколько процессов по фактам нападений на таксистов. Несколько случаев со смертельным – для водителей – исходом. Около десятка дел находятся на стадии следствия. Каждый водитель такси, говорит Геннадий Тузов, если проработал года два-три, уже не раз подвергался нападениям со стороны пассажиров.



Геннадий Тузов : Самому убегать из машины приходилось, но не было ремня безопасности. А с ремнем не выбежишь.



Игорь Телин : Вот еще один аргумент в пользу того, что надо сделать для водителей такси исключение и не наказывать их за то, что они не пользуются ремнями безопасности. Наказания же начались уже в первый день Нового года. Так что не доход в праздники получился, а сплошной расход, рассказал руководитель одной из саранских фирм такси Сергей Кизима.



Сергей Казима : Многие водители такси попались в первую же новогоднюю ночь на штрафы. Многие таксисты к нам обращались с просьбой как-то вроде бы написать обращение, чтобы для водителей такси ремни отменили.



Игорь Телин : Сейчас такое обращение уже готово и ведется сбор подписей водителей. Причем, в данном случае, конкурирующие друг с другом таксисты разных фирм единодушны в своей просьбе об отмене штрафов. Адресовано обращение в администрацию города и Госавтоинспекцию. Один из аргументов водителей – смысла в ремнях безопасности в городе нет, так как скорость движения все равно ограничена, сами они суперпрофессионалы и виновниками аварий бывают редко. Прокомментировать ситуацию я попросил саранского юриста Алексея Четвергова.



Алексей Четвергов : Следует четко понимать, что закон, какой бы он не был, нравится или не нравится, един для всех, для всей страны, мало того – для всех граждан. Все обязаны его выполнять. Набор исключений из закона обычно приводит к тому, что исключенных из-под нормы этого законодательного акта у нас оказывается больше, чем людей, которые обязаны его исполнять. Я считаю, что если закон принят, поступать именно так, как он предписывает, должны все – будь то таксисты, президенты, главы местных муниципальных администраций, сотрудники милиции. Кстати, насчет милиции. Я ловлю себя на мысли, что единственный раз, когда я видел старшего офицера МВД, пристегнутым ремнем безопасности, это был сюжет, когда как раз вводилась норма этого закона. Начальник московского ГАИ очень неумело, так скажем, непривычно для себя пристегивал себя ремешком.



Игорь Телин : Проблема безопасности водителей саранских такси есть, признает Алексей Четвергов. Конечно, ее надо решать, и надо искать способ ее решения. Таксисты остановились только на одном варианте – отмена штрафов за нарушение ими закона, и - все. Но это, в свою очередь, есть ничто иное как тоже нарушение закона. Одно нарушение влечет за собой другое, затем будет еще одно и так далее. В итоге от закона ничего не останется. Тем временем, пока водители такси столицы Мордовии собирают подписи под обращением в администрацию, сотрудники ГАИ им поблажек не делают.



В эфире Псков, Анна Липина:



Елена Дорожанская : Мы на сцеплении будем ехать?



Анна Липина : Е лена Дорожанская - начинающий водитель. В учебном автомобиле, находясь за рулем, каждое свое движение она согласовывает с инструктором, сидящим рядом.



Елена Дорожанская : И вот ту начинаем руль выворачивать, да?



Анна Липина : На автодроме Елена учится парковаться и ехать змейкой. Это для нее третий практический урок. Как рассказала Елена, самостоятельно управлять автомобилем она мечтала давно и вот, наконец, поступила в автошколу.



Елена Дорожанская : Если в семье есть машина, а у нас с мужем есть машина, то я считаю, чтобы женщина тоже водила. Во-первых, это определенная доля свободы. Кроме того, ситуации бывают разные и иногда просто необходимо сесть за руль самой.



Анна Липина : Учиться Елене предстоит еще полтора месяца, потом ее ждет 4 экзамена – два выпускных в автошколе и два в ГАИ: теория и практика. Вместе с ней сдавать будет вся группа - 17 человек довольно разного возраста - от 18 и гораздо старше. Как отмечают в псковских автошколах, в последнее время количество представительниц прекрасного пола, намеренных получить водительские права, резко выросло. В автошколах есть группы, состоящие только из одних женщин, говорит инструктор по вождению Александр Морозов.



Александр Морозов : Женщины, бывает, приходят - первый раз машину видят, и педали тоже первый раз видят - сцепление, тормоз. Все приходится заново. Но ничего - на третьем вождении уже катаются в город.



Анна Липина : Прежде, чем выехать в город, ученик должен освоить теорию, изучить Правила дорожного движения.



Преподаватель : Руки у него опущены или вытянуты в стороны.



Анна Липина : Преподаватель объясняет сигналы регулировщика. В классе 17 человек, 15 из них - женщины. Явный перевес в сторону слабого пола, который стремится к самостоятельности. Как говорит учащаяся Татьяна Иванова, в семье есть автомобиль, и она пришла учиться, чтобы самой его водить.



Татьяна Иванова : В принципе, сейчас да, можно сказать независимость. Женщины сами ездят на работу за рулем. То есть, в принципе, я считаю, что это может быть как-то независимость.



Анна Липина : Как утверждают в автошколах, женщины очень старательно осваивают водительские премудрости.



Владимир Татаринов : По отношению к самой учебе женщины к учебе более серьезно относятся, чем мужчины.



Анна Липина : Говорит преподаватель автошколы Владимир Татаринов.



Владимир Татаринов : Мужчина как-то ну там пропустил и ладно, а женщины, они более ходят на занятия и на вождения то же самое. Редко-редко пропускают.



Анна Липина : С каждым годом в Пскове женщин, мечтающих получить водительское удостоверение, становится больше. Водит дама, как правило, аккуратно, и по статистике из 100 ДТП лишь 10 совершены женщинами. Скорость - не всегда показатель качества, так утверждают женщины-автомобилисты, а особенно с введением новой системы штрафов. Ведь причина большинства ДТП, как говорит статистика - нарушение скоростного режима. На псковских дорогах это нарушение наиболее распространено.



Водитель : Я теперь пристегиваюсь всегда. Скорость превышаю, да, потому что так надо.



Анна Липина : Говорит водитель остановленной сотрудником ГИБДД иномарки.



Водитель : Здесь участок… Сделали бы 80 километров в час, потому что здесь ехать 60 - сами понимаете.



Анна Липина : С заметным увеличением шкалы штрафов в псковском ГАИ появилось и новое оборудование, использование которого позволяет на месте доказать нарушение.



Игорь Руденко : Идет видеофиксация, фотофиксация, водителю теперь тяжелее опровергнуть свое нарушение, а нам легче доказать.



Анна Липина : Г оворит Игорь Руденко, заместитель командира роты ДПС.



Игорь Руденко: Все водители говорили, что это не их скорость, что они не двигаются на запрещающий сигнал светофора, не выезжают на полосу встречного движения, теперь мы можем все это фиксировать. Если водитель будет не согласен, то мы в компьютере распечатываем фотографию нарушения и прилагаем ее к протоколу.



Анна Липина : Как отмечают в псковской ГИБДД, водители в Пскове с января стали ездить тише. В связи с введением новых штрафов снизилось количество нарушений Правил дорожного движения. С начала года сотрудники ГАИ в Пскове оштрафовали более 300 водителей, нарушивших скоростной режим. На втором месте - штрафы за не пристегнутый ремень безопасности, на третьем - движение на красный свет. Более 20 водителей лишены прав за вождение в нетрезвом виде. И еще 4 человека - за управление автомобилем без удостоверения получили 15 суток ареста. Любопытно, что преобладающее количество нарушителей - мужчины.



В эфире Вологда, Лариса Телицына:



Еще два десятка лет назад это трехэтажное здание в центре Вологды занимал Дом пионеров. Затем на короткое время сюда переехал городской ЗАГС и регистрировались браки. В 1991 здание сталинской постройки передали только что созданной труппе Детского музыкального театра. Директор Юрий Загрядкин считает, что и время и место неслучайны.



Юрий Загрядкин : Новации в стране процветали. Сколько новаций было, особенно в педагогике. Сколько было экспериментов, сколько было предложений! И вот на этой волне, волне творчества, вдохновения, которое появилось у людей при смене одной формации, на другую, на этой волне перемен мы и вышли, благодаря ей. Потому что вряд ли мы могли создать такой театр сейчас или при советской власти. Очень сомнительно. А тогда, да! «Твори, выдумывай, пробуй» - эта мысль проходила тогда через государственную политику того времени. И мы тогда не только выжили, но и расцвели. Мы никогда не жаловались, что не хватает денег или еще чего-то. Работали, а деньги каким-то образом появлялись.



Лариса Телицына : Стены и потолок небольшого зрительного зала на 250 мест до сих пор украшены лепниной с советской символикой. Уже 17 лет на сцене театра профессионально играют, поют и танцуют вологодские мальчишки и девчонки. Труппа детского музыкального театра - это 500 человек в возрасте от 5 до 17 лет. Они живут и растут за кулисами и на сцене. Утром общеобразовательная школа при театре, днем репетиции в театре, вечером – выступление. «Если театр закроют, мы все равно сюда придем», - говорят воспитанники.



Участник театра : Все придут, все. Уже без этого нельзя.



Участница театра : Хочется встретиться, во-первых. А, во-вторых, все равно… Тем более все встречи, по крайней мере, у нас происходят сначала у театра.



Участник театра : От этого сложно отвыкнуть. И приходим в театр потусить, даже когда у нас репетиций нет. Собственно, удовлетворение просто.



Участница театра : Мне, например, нравится находиться на сцене.



Участник театра : Смотрю, тебе аплодируют. Это интересно. Потом тебя приглашают куда-то еще. Играем.



Лариса Телицына : Детский музыкальный театр создавался на базе вологодского коллектива «Молодой балет». Его руководитель, заслуженный деятель культуры, Светлана Ивойлова, сейчас главный балетмейстер театра пребывает в плохом настроении и подумывает о работе в Петербурге.



Светлана Ивойлова : Театр очень маленький, весь захламленный, перспективы работы никакой. Все обещают нам, что его сделают, но как-то пока ничего. А там огромные театры на полквартала в Петербурге. С огромными сценами, и так там заботятся о них. Все для них! А тут…сама крою, сама девчонкам помогаю расшивать. Я не помогу им, что будет-то?



Лариса Телицына : Все свободные шкафы, полки и помещения занимают разобранные декорации и более тысячи костюмов, говорит костюмер Людмила.



Людмила : Все впритык, впритык. В чемоданы старые костюмы убираем, новые вывешиваем. И ткани у нас здесь, потому что некуда больше. Лампочка у нас перегорает все время, в темноте вошкаемся. Все вот так.



Лариса Телицына : С детьми работает почти сто педагогов. После последнего повышения в России зарплата воспитателей с хореографами и гардеробщиц с уборщицами в театре сравнялась – они получают по 3 тысячи 300 рублей. Но дети требуют полной отдачи, говорит педагог Оксана Верба. В апреле она сдает первый в истории театра мюзикл «Оливер Твист».



Оксана Верба : Вот мне все рано. Я в лагере могу быть вожатой. Скажут, что в садике надо поработать, пойду в садик. Мне главное, что дети должны верить. Вот иногда говорят: «Почему вы не стали актрисой?». Хотя у меня образование. Ну, наверно, обстоятельства жизненные так сложились, не в мою пользу. Но то, что я рядом с театром и сама себя выкладываю, может быть, ощущаю какое-то удовлетворение оттого, что не получилось в профессиональной деятельности, то вышло в любительской.



Лариса Телицына : Выпускники театра играют на сценах Москвы и Петербурга. Воспитанники вместе с педагогами дают гастроли и завоевывают престижные награды на российских и международных конкурсах. И все они, подобно Буратино, мечтают, чтобы в Вологде их театру построили новое и светлое здание с настоящей большой сценой, гримерками, с репетиционными классами, где всем найдется место, и просто здание со свободными уголками, где можно в свободную минутку побыть в одиночестве и помечтать.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG