Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Президент Буш готовится выступить с последней речью о положении страны. Почему американские кандидаты в президенты не говорят о России? Беспрецедентное падение цен на недвижимость


Юрий Жигалкин: Президент Буш готовится выступить с последней речью о положении страны. Почему американские кандидаты в президенты не говорят о России? Беспрецедентное падение цен на недвижимость. Таковы темы уик-энда в рубрике «Сегодня в Америке».


Сегодня вечером президент Буш выступит со своим последним докладом о положении страны. Это будет отчасти прощальный акт президента, который не сумел осуществить многое из планировавшегося.


Рассказывает Аллан Давыдов.



Аллан Давыдов: Отчитываться о состоянии государственных дел американского президента обязывает вторая статья конституции, в которой говорится, что глава государства должен проделывать это периодически, предлагая на усмотрение Конгресса меры, которые он считает необходимыми и полезными. Первым, кто стал практиковать такие выступления на совместном заседании Сената и Палаты представителей, стал первый президент Джордж Вашингтон. Но уже третий президент, Томас Джефферсон, в 1801 году отказался от устного обращения, усмотрев в нем аналогию с королевским церемониалом. После чего все американские президенты ограничивались лишь письменным официальным посланием. И лишь в 1913 году Вудро Вильсон возродил традицию живого выступления президента с ежегодным посланием. Это оказалось своевременным решением; всего через десять лет послания к Конгрессу начали транслироваться по радио, несравнимо расширив аудиторию и позволив миллионам американцев почувствовать эффект присутствия на важном государственном событии. С 1947 года, при Гарри Трумэне, была введена телевизионная трансляция послания, а Линдон Джонсон в 60-е годы перенес ее с полудня на самые удобные для телезрителей вечерние часы. В последние десять лет прямая трансляция обращения президента к Конгрессу и народу США дублируется и по Интернету.


Ежегодные президентские послания не раз содержали важнейшие заявления, которые в определенной известной степени повлияли на ход мировой истории. В 1823 году Джеймс Монро изложил внешнеполитическую доктрину США, отвергающую притязания европейцев на установление своего влияния в любой стране Западного полушария. В 1862 году Авраам Линкольн, невзирая на угрозу ужесточения уже идущей гражданской войны в своем послании Конгрессу настаивал на том, что выживание нации должно быть обусловлено отменой рабства. В 1941 году президент Рузвельт, предчувствуя схватку с нацизмом, с трибуны Конгресса заявил, что будущее человечества должно быть построено на свободе слова, свободе вероисповедания, свободе от нужды и свободе от страха.


Седьмое послание Джорджа Буша-младшего «О положении дел в стране» прозвучит меньше чем за год до окончания его президентского срока. Ожидают, что на этот раз президент предпочтет не упоминать о коренных реформах социального страхования и иммиграционной системы, которые, как он надеялся, станут его главным политическим наследием, но в итоге были похоронены в Конгрессе. Источники в администрации говорят, что Буш попросит Конгресса поддержать такие его идеи, как продолжение снижения налогов, продление закона об электронном слежении за подозреваемыми в контактах с террористами и переход на альтернативные энергоносители.



Юрий Жигалкин: Как предполагают политологи, президент Буш едва ли упомянет об отношениях США и России. И не потому, что президенту Бушу, обронившему в начале своего президентства не забытую никем фразу о том, что он увидел в душе президента Путина, сегодня трудно записать в свой актив отношения с Москвой.


Интересно, что российская тема практически незаметна и в дебатах кандидатов в президенты. Почему? Мой собеседник профессор Мичиганского университета Владимир Шляпентох.



Владимир Шляпентох: Я думаю, что в американском сознании политическом и в американском общественном мнении Россия не представляет собой никакой угрозы, серьезной угрозы ни для Запада, ни для США. Интерес Америки главным образом концентрируется на тех странах, которые сейчас действительно важны для Америки: Китай, Иран, Пакистан, в известном смысле Европа. России в этом списке места нет.



Юрий Жигалкин: Профессор, тут невозможно не упомянуть разительный контраст. Ведь американская тема постоянно присутствует в том или ином виде на языке практически всех российских политиков. В общем, парадоксальная вещь, не так ли?



Владимир Шляпентох: В современной российской политической жизни антиамериканская пропаганда играет огромную роль. Это один из факторов легитимности нынешней режима, поэтому для антиамериканской пропаганды крайне была бы необходима русофобия в США. Тогда как бы чувство справедливости было бы в России удовлетворено, Россия выступала бы не как агрессор по отношению к Западу, а как страна, которая себя защищает от непрерывных оскорблений и унижений. Для России, для нынешнего российского сознания вообще характерно сочетание комплекса высокомерия и комплекса неполноценности.



Юрий Жигалкин: Но ради справедливости нужно сказать, что ведущий кандидат от республиканцев Джон Маккейн известен как довольно частый критик российских властей. Да представители администрации нередко высказывают свое негативное отношение к сворачиванию демократии в России.



Владимир Шляпентох: Представители администрации действительно время от времени высказывают критические замечания по поводу политических процессов в России и внешней политики России в отношении ее соседей. Однако я не соглашусь, что Россия является важным элементом в политических дискуссиях в современной Америке. Возьмите нынешние выборы, два десятка кандидатов с обеих сторон день и ночь высказывают свои взгляды по всем наиболее важным вопросам жизни страны, и Россия там практически не упоминается. Поэтому нынешняя избирательная кампания начисто, с моей точки зрения, опровергает миф о господстве русофобии в Америке.



Юрий Жигалкин: Профессор Мичиганского университета, социолог Владимир Шляпентох говорил о феномене отсутствия темы России в предвыборной президентской кампании.


Прошлый год стал первым, по крайней мере за сорок лет, годом, когда средняя цена дома на одну семью упала. Уровень падения выглядит незначительным – меньше двух процентов, средняя цена дома составила 217800 долларов. Но уникальность этого факта и очевидный продолжающийся кризис на рынке недвижимости, где цены продолжают падать, а на продажу выставляется все больше и больше домов, заставляет некоторых экспертов вспомнить японский прецедент. В Японии цены на недвижимость упали на 50 процентов со времени пика, достигнутого в середине 80-х, и не хотят возвращаться.


Рассказывает Ян Рунов.



Ян Рунов: По данным Национальной ассоциации реалторов, такого не было в Америке лет 40. А по мнению главного экономиста ассоциации Лоренса Юна, такого не наблюдалось со времен Великой депрессии. Означает ли это, что США стоят накануне глубокой депрессии, во всяком случае на рынке недвижимости? Президент и директор вашингтонского Института экономики налогообложения Стивен Энтин считает, что нынешний спад даже отдаленно никак не напоминает Великую депрессию.



Стивен Энтин: Если учесть, что в последние 5-6 лет цены на жильё невероятно выросли, то и сейчас, после значительного падения за последние год-полтора цены остаются намного выше, чем они были 5 лет назад. Те, кто купили дом или квартиру 5-10 лет назад, все равно в выигрыше. Кто сильно пострадал, так это те, кто купил недвижимость год назад с целью спекуляции, с надеждой роста стоимости на 7 процентов, а стоимость упала на 7 процентов. А те, кто купили дом лет 20 назад и живут в нем, они в порядке. В истории не раз бывало, когда страна переживала длительный период экономического роста, стабильности, низкой безработицы, и это вызывало у людей уверенность, что так будет всегда, что риск капиталовложений невелик. И в этом случае даже незначительное колебание на рынках может вызвать панику. На самом деле, сейчас происходит оздоровление рынка недвижимости: банковский процент повысился, цены на жилье понизились, начался процесс восстановления баланса и восстановления рынка. Паникуют те, кто купил недвижимость на пике стоимости, и те, кто занят в секторе недвижимости. Для них падение цен – тяжелый удар. Но это не означает, что их сосед, который работает на заводе по производству велосипедов или работает в ресторане, или в государственной компании, попал в столь же трудное положение. Трудности в одном секторе не обязательно распространяются на всю страну. Есть у нас такая экономическая шутка: когда твой сосед теряет работу – это рецессия, когда ты теряешь работе – это депрессия. Вот почему риэлтеры считают, что наступила депрессия, а другие говорят, что, возможно, наступает рецессия. Да, люди нервничают, но это не означает, что наша экономика в депрессии.



Ян Рунов: Экономисты предсказывают, что цены на рынке недвижимости в США будут падать, по меньшей мере, до лета, а потом, скорее всего, надолго останутся на этом низком уровне. Так что в ближайшее время оживления в этом секторе американской экономики не ожидается.



Юрий Жигалкин: Если судить по заголовкам статей и телесюжетов, паника и отчаяние царят на американском рынке недвижимости: цены на дома падают, но покупателей на них нет, поскольку получить кредит на покупку недвижимости практически невозможно. Мой коллега Владимир Морозов решил выступить в роли потенциального покупателя и направился в банк.



Владимир Морозов: Итак, на рынке жилья предложение далеко опережает спрос. Но давайте посмотрим, легко ли купить дом, когда его легко купить? То есть как взять в банке деньги на приобретение дома? Мне отвечает Дэби Бакком, сотрудница банка Нэшнл, отделение которого находится в городе Гленн Фолс, штат Нью-Йорк.


Это около 330 километров к северу от города Нью-Йорка. Дэби, на покупку дома на сколько лет вы даете долг и под какой процент?



Дэби Бакком: Если вы заплатите за дом не менее 5 процентов его стоимости, если у вас хороший доход и небольшие расходы, то, теоретически, наш банк может внести за вас остальную часть стоимости. Вы будете отдавать нам долг в течение 30 лет из расчета 5,75 процента годовых.



Владимир Морозов: Мы с женой хотели бы подыскать средних размеров одноэтажный дом на одну семью на участке не более трех десятых гектара. Можно ли в вашем регионе найти такой дом, скажем, за 150 тысяч долларов?



Дэби Бакком: Думаю, да. Все зависит от того, какой дом и где он расположен. Например, у нас в городе Гленн-Фоллз есть дома и за 100 тысяч долларов, и за 200, и за 300 тысяч.



Владимир Морозов: Дэби, а как вы исчисляете сумму, которую можете дать в долг клиенту?



Дэби Бакком: Общее правило такое: платежи банку и другие выплаты не могут превышать 38 процентов от ежемесячного дохода. Потому что, кроме этого, человек еще тратит деньги на еду, одежду, бензин и так далее.



Владимир Морозов: Тогда давайте считать. Представим, что наш с женой годовой доход составляет 60 тысяч долларов до уплаты налогов. Мы ничего не должны банкам и по кредитным карточкам. Платим 1600 долларов в месяц за квартиру, которую снимаем в Нью-Йорке. Дэби пробегает пальцами по калькулятору.



Дэби Бакком: Ваши ежемесячные выплаты не могут превышать 2 тысяч долларов. Сюда входит и квартплата. Вы можете отдавать банку всего 400 долларов в месяц. Это очень мало. Поэтому и дать вам мы можем тоже немного – всего 26 тысяч долларов.



Владимир Морозов: Значит, большую часть денег нам пришлось бы выложить из собственного кармана. Так что, переезд в собственный дом пока подождет. Остается утешаться тем, что остальные американцы или зарабатывают больше нас или меньше платят за квартиру. Это сильно повышает их шансы на покупку своего дома, сегодня он есть у 70 процентов американских семей.


XS
SM
MD
LG