Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ваши письма. 26 Январь, 2008


В предыдущей передаче прозвучало письмо одного предпринимателя из Москвы о сбережениях советского времени. Автор нападал на думца Павла Медведева, не знающего, по его, Медведева, словам, как вернуть людям их вклады и не вызвать роста цен. «Я, к примеру, знаю, но господину Медведеву подсказывать не буду. Ему должна бы подсказать это его совесть, - говорилось в письме. - Зачем тогда, спрашивается, вы разоряете страну, выкачиваете нефть и газ в таких невообразимых количествах, если гражданам от этого ни жарко, ни холодно?». Я, насколько мог, убедительно попросил этого предпринимателя всё-таки написать нам, как он смог бы вернуть россиянам их сбережения. Вот его ответ.

«Уважаемый Анатолий Иванович! Задача имеет решение хотя бы потому, что решается в других странах. К примеру, в Польше, Чехии, Венгрии. Пусть у них спросят. А еще лучше – у стран Балтии. Заодно – почему в Литве даже минимальная пенсия в два-два с половиной раза выше, чем в России. Или в Греции, где девять из десяти министров – выпускники лондонской Высшей школы экономики, и «бомжовая» пенсия для наших переселенцев – 270 евро. А у нас то Черномырдин, то Зубков в лучшем случае, а то – менты и вертухаи при них… Конкретные способы возврата вкладов общеизвестны. Разумеется, нельзя выбросить на рынок огромную массу наличных денег. Один из вариантов: если большие суммы, направить их на пенсионные счета или на срочные вклады с выплатой процентов ежемесячно или поквартально. Возможны именные гособлигации с разумным графиком погашения. И множество других инструментов.


Более серьезные меры требуют изменения основ и структуры экономики, о чём надеюсь услышать от Михаила Касьянова – самого толкового на нашем мрачном политическом горизонте. Нужно желание правителей и требование народа. А что касается соответствия массы денег, скорости их обращения, цен и реального объема товаров в обороте, то это не про нас. Мы как были Верхней Вольтой с ракетами, так ею и остаемся. Потребительских товаров весь СССР производил как Иордания или Парагвай, зато атомных подводных лодок – сотни, танков, ракет и бомб – немерено. Правда, в те «славные времена» мы еще выпускали топоры и лопаты, утюги, грузовики и тракторы, пусть допотопные. А сегодня и того нет. Ни своих лопат, ни топоров, ни телевизоров. Страна явно собирается и дальше заниматься экономической проституцией – торговать своим телом, то есть недрами. Конечно, это тоже бизнес. Но экономике такого типа нужны не специалисты, а сутенеры. С политической дубиной. Вот их ряды и множатся на наших глазах. Как стыдно, Анатолий Иванович, признавать, что ничего другого мы не можем! А учиться у других нам «западло». Слава Путину!», - так заканчивается письмо и… вызывает у меня ещё один вопрос к автору. Почему в таком случае путинскую экономическую политику в общем и целом одобряют единомышленники и бывшие коллеги Михаила Касьянова – либеральные экономисты, как их называют? Тот же Егор Гайдар недоумевает, зачем «подморозили» страну, когда в этом не было, по его мнению, никакой нужды, и предвидит большие неприятности, но чисто экономические действия правительства не заставляют его вспоминать Верхнюю Вольту.



В следующем письме господин Мартынов из Чебоксар вспоминает офицерские разговоры во время войны в Афганистане – он там был, принимал участие в боевых действиях. «На моё замечание, что мы ведём несправедливую войну, наш политработник – хороший был человек, и не трус – однажды сказал: «Что же вы хотите, мы же завоеватели. Посмотрите на монгольское лицо Ленина».


Я улыбнулся над этим письмом, и вот почему. Пройдёт несколько лет, закончится афганская война, упразднят цензуру, и на орехи достанется всем, в том числе и Ленину. Не первыми, но и не последними его кинутся разоблачать знатоки кровей, точнее, одной крови: еврейской. Так вот, они будут доказывать, что Ленин – еврей, но говорить: «Посмотрите на его лицо», надо им отдать должное, не будут, а вспомнят одного из его дедов по фамилии Бланк. Так до сих пор и не решено: монгол или всё-таки еврей? Вождь нынешних украинских коммунистов Пётр Симоненко недавно объявил его украинцем, причём великим украинцем, и сколько-то процентов населения с ним охотно согласилось.



«Уважаемый Анатолий Иванович! – беру следующее письмо. – Ваша передача для меня хороша тем, что в ней есть особый юмор, призывный подтекст (а сам-то ты, мол, что сопли жуешь, будь посамостоятельней!) и минимум той безысходности, которая исходит от политической информации. Мы, россияне, даже не представляем себе, какой огромный гражданский потенциал заложен в каждом из нас. «Да что от меня зависит?», «Да бесполезно все это!..», «Голосуй, не голосуй…» - они бесчисленны, идиомы нашего идиотского капитулянтства. Пессимизм, угрюмость, халявность, нигилизм, холуйство, страх и ненависть по отношению к начальнику и власти… «Рецептов» стать гражданином много, но все они предполагают волю, желание, решимость. Не говори: у меня нет времени, денег, здоровья, условий!В сущности, ты говоришь это лишь самому себе, в свое оправдание.Неужели же мы опять ввергнем нашу Родину в дебри бесправия, лицемерия, рабьей покорности? Возможно, начало XXI века – это наш последний шанс выжить в качестве самобытной цивилизации. Еще одного авторитарного эксперимента страна не выдержит. Легко представить себе крушение России. Но лучше не допускать этого», - и дальше в таком же духе; письмо большое, и много таких. Автор отмечает «минимум безысходности», которая исходит от моей передачи, а мне кажется, что этого добра в ней максимум – прямо хоть выдумывай бодрые письма, но это была бы уже совсем другая передача – художественная, так сказать, и вряд ли её слушали бы.



«Уважаемый Анатолий Иванович! В прошлой передаче вы привели слова из, если не ошибаюсь, поэмы Некрасова «Кому на Руси жить хорошо» - о светлом будущем, когда русский мужик с базара понесёт «Белинского и Гоголя». Но вы опустили строчку, в которой Белинскому и Гоголю противопоставляется «Блюхер и милорд». Я ещё в школе хотел знать, кто они такие, этот Блюхер и этот милорд, но наша учительница не смогла мне ничего ответить, а вскоре у меня появились другие интересы. И вот вы невольно вызвали в моей памяти далёкие школьные годы. Мне опять захотелось узнать, кто же они, в конце концов, такие, Блюхер и глупый милорд. Владимир Плешаков, Кострома».


Это письмо пришло по электронной почте. Значит, автору ничто не мешало зайти в Интернет и всё узнать, потратив несколько минут. А может быть, что-то и помешало… Обычно я избегаю давать слушателям такие справки, которые могут быть легко получены в библиотеке или Интернете, но на сей раз сделаю исключение, потому что предмет нашего разговора представляет общественный интерес. Во времена Некрасова книжного ширпотреба уже было море разливанное. По деревням бродили офени – книжные торговцы. Товаром они запасались на ярмарках. Купчина-выжига (оптовик) «что любо, тем и потчует», как сегодня – телевизионный воротила. А любо мужику что? Генералы на картинке: «чтоб были настоящие – потолще, погрозней». Блюхер был как раз из таких: пруссак, герой баталии при Ватерлоо. А «милорд» - это действующее лицо из душещипательной книги под названием: "Повесть о приключении аглицского милорда Георга и о брандебургской маркграфине Фридерике Луизе". Вот поэт и сокрушался:


Эх! эх! Придёт ли времечко,


Когда (приди желанное!..)


Дадут понять крестьянину,


Что розь портрет портретику,


Что книга книге розь?


Когда мужик не Блюхера


И не милорда глупого –


Белинского и Гоголя


С базара понесёт?


Не знаю, что сказал бы горестный Николай Алексеевич, если бы встал из гроба и обнаружил, что на смену «милорду глупому» пришёл Коэльо. Моя теория на сей счёт должна быть известна постоянным слушателям «Свободы». Дело не просто в дурном вкусе потребителей дешёвки. Дело в том, что они очень доверчивы по темноте своей. Литературная дешёвка, как и всякая, всегда представляет собою подделку под настоящее. В этом её коварство. Своеобразная бижутерия. Чтобы распознать подделку, требуется чутьё, которое не даётся человеку от природы, а вырабатывается образованием и воспитанием. Да что-то с годами, десятилетиями и, как видим, столетиями низкопробной духовной пищи становится не меньше, а больше. Это наводит на мысль, что мы имеем дело с вечной, неустранимой особенностью человечества. Низкопробность всегда будет пользоваться огромным спросом. Зрителей высоких зрелищ всегда будет очень мало – почти столько же, сколько и создателей.



Следующее письмо:


«Уважаемый Анатолий Иванович! Много говорится о том, что в России люди рано помирают, а на Западе живут долго, и всё дольше. Некоторые доктора с упоением рассказывают, каким огромным достижением является то, что человек уже может прожить (на больничной, правда, койке) чуть ли не год после того, как его выпотрошили и что-то туда напихали взамен. Не знаю, как для вас, Анатолий Иванович, а для меня порочность чисто медицинского подхода к человеческим проблемам очевидна. Принес ли этому пациенту счастье год вегетативного существования? А его близким? По-моему, отрыв медицины от философских, религиозных, если хотите, метафизических проблем – пагубен. С чисто медицинской точки зрения, абсолютный приоритет – лечение, продление жизни любой ценой, строгое выполнение всех рекомендаций врача… десятилетиями жить на диете, таблетках. Спор о том, что лучше: жить, как говорят чехи, «на плно», то есть, на полную катушку и умереть, когда на то будет воля Божья, или руководствоваться медицинскими рекомендациями, бессмыслен. Это как если бы верующий и атеист спорили о религии. Но есть экономическая сторона дела. В развитых странах люди после выхода на пенсию живут на лекарствах в среднем 20, а иногда и 40 лет. Такое достижение медицины вкупе с падением рождаемости грозит крахом всей социальной и пенсионной системы. Медик, который настойчиво учит людей, как благодаря «серьезному отношению к своему здоровью» дожить до ста лет, – подвижник, но подвижник социально опасный. Врач должен помогать тем, кто нуждается в помощи, но не пропагандировать «здоровый образ жизни» и т.д. Вопросами смысла жизни и правильного образа жизни должна заниматься не медицина и, в частности, не психиатрия, а религия и философия. А с социальной точки зрения важно сосредоточиться на продлении не жизни вообще, а жизни активной, доведением пенсионного возраста, скажем, до 80 лет».


В словах этого слушателя, по-моему, много правды. Но всё, наверное, не так страшно. Наука развивается постепенно, хотя способна совершать и семимильные шаги. Не научившись продлевать растительную жизнь двуногих, невозможно, видимо, научиться продлевать и продуктивную их жизнь. Противоречие же, о котором говорится в письме, будет разрешаться, сколько можно судить, следующим образом. Разделяются две политики, две стратегии: чисто медицинская и общественно-государственная. Врач пусть думает, как продлить любую жизнь – честь ему и хвала за это, а общество и государство – как продлить трудовую деятельность гражданина, чтобы не было здоровых, как бугаи, пенсионеров, бьющих баклуши. А кроме медицины и общества с государством, есть ещё такая сила, как Дьявол, Бес. Он не дремлет. Он денно и особенно – нощно подбивает человека жить не так, как учит медицина и призывает общество, а так, как ему вздумается. Поэтому слишком уж опасного увеличения общей продолжительности жизни не будет, я думаю.



«Уважаемый Анатолий Иванович! – пишет автор следующего письма, Владимир Сергеевич из Москвы. – Пропасть между здоровой частью общества и преступной властью растёт. Дело может кончиться кровавой смутой. Власть всё это хорошо знает и старается предотвратить опасное для себя развитие событий. Решению этой задачи и призвана служить коррупция. Власть как бы говорит человеку: «Хочешь хорошо жить, иметь свой бизнес или престижную работу – забудь о правде и справедливости, расстанься со своими представлениями о чести и достоинстве. Не лезь в политику, и всё у тебя будет». Именно поэтому коррупция в России стала фактором, цементирующим общество и государство. Связь коррупции и безопасности настолько тесна, что уничтожение коррупции, если оно когда-либо удастся, автоматически приведёт к развалу государства. Это понимают все», - пишет автор.


Мысль очень серьёзная, хотя вряд ли можно сказать, что все её понимают. Для того, чтобы покончить с продажностью бюрократии и беспределом власти и при этом не развалить невзначай Россию, Владимир Сергеевич предлагает создать «Ассоциацию жертв административного произвола». Даже две. Второй должна быть «Ассоциация слушателей радио «Свобода». И вот эти две ассоциации, по его мнению, могли бы стать «важнейшим средством»... и так далее. Даже не верится: человек, прозревающий, что серьёзная попытка оздоровления России может привести к её развалу, предлагает что-то детское, такое, что только руками развести. Кто знает, почему мы, люди, как на подбор, умные, глупеем, лишь только берёмся изобретать лекарства от общественных болезней. Не потому ли, что само это занятие глупое? Всё, что нужно для более или менее пристойной жизни, давно изобретено и опробовано… И кто же, вы думаете, должен осуществить предложения этого умного человека? Кого он клеймит за то, что отмахиваются от них? Ну, дирекцию Русской службы радио «Свобода» - понятно. Кто, как не она, должна создать в России антиправительственную Ассоциацию своих слушателей… А вот за то, что не создают «Ассоциацию жертв административного произвола», автор порицает правозащитные организации, от которых не получил, по его словам, «никакой помощи и поддержки». Путин поносит правозащитников – и большой недруг Путина туда же, перед ним они тоже провинились. Путину я ничего не скажу, а перед вами, Владимир Сергеевич, встану горой на защиту этих людей.


Правозащитники – не чиновники. Это добровольная служба. На свой страх и риск. Они вам ничего не должны. Они никому ничего не должны. Не нравятся они вам? Плохие? Становитесь сами - хорошим. Считаете, что нужно создать какую-то организацию – создавайте. Как? Да как хотите и умеете, так и создавайте. Не хотите? Тогда и говорить не о чем. Не умеете? Учитесь. Все пособия перед вами. Представьте себе, что кто-то подобрал бездомного ребёнка, обмыл его, накормил, играет с ним. Есть такие семьи – подбирают по доброте сердечной детей. И вот представьте себе, что в эту семью является соседка и начинает зудеть: не такого ребёнка взяли, не так его кормите, не так с ним играете! По какому праву? Кто ты такая?



Письмо из Тверской области: «Здравствуйте, уважаемый Анатолий Иванович. Я всегда хотел докопаться во всем до корней, до первопричины. Теперь мне помогает, помимо своей воли, Русская православная церковь. Она, как вы знаете, купила телевизионный канал и вовсю проповедует. Вместо того чтобы в храме париться, нажал на кнопку «лентяйки», глядь, священник у тебя дома. Сидишь, слушаешь. Так я уяснил, на мой взгляд, важную вещь. Православие говорит человеку: от тебя, дорогой, ничего не зависит. Сколько бы ты добра ни сделал в мире сём, тебе это в зачет не пойдет. Только Господь, только Его воля определит, достоин ли ты Царствия Небесного. Хочешь – жни, хочешь – куй! Далее сами знаете. Вот откуда растет русская идея. Я раньше по простоте душевной думал: что же наш СПС не ищет опоры в церкви? Или: что же это патриарх не поддерживает демократов-гайдаровцев? Признаю: дураком был. Не сразу вдумался в то, почему нынешние коммунисты ходят в храмы, бьют поклоны, ставят свечки. Потому что коммунизм или русская национальная идея, что одно и то же, растёт оттуда, из православия. Тут сразу вспоминается, что немцы Восточной Германии – это русские, говорящие по-немецки. За годы коммунизма они обрусели. Но у них это пройдет. Не сразу, конечно, но пройдет. А пройдет ли у нас? Вот есть такой Жванецкий. Юмором блещет, сатирой. Недавно высказался: хорошая жизнь в России начнется, когда нефть кончится. За этой фразой кроется другая: бытие определяет сознание. Вот, мол, будут другие условия – будут другие люди. Не будут! Ибо сознание определяет бытие! Кончится нефть – разбегутся. Они и сейчас-то бегут. Как кто-то мало-мальски образовался, так сразу разбежался и выпрыгнул. А что же будет, если кончится нефть? Россия тогда точно вернётся к тюремно-коммунистическим порядкам.Большая крестьянская семья, где отец за столом нарезает хлеб и раздает его усталым от дневной работы детям, не забывая при этом и стариков. А непослушных, непочтительных – ложкой по лбу. Это она и есть, русская идея, Анатолий Иванович. Красиво, но нереализуемо».



Из следующего письма прочитаю только две строки, потому что остальные каждый слушатель «Свободы» может представить себе без труда: «Здравствуйте Анатолий Иваныч! Пишу вам о прошедших выборах в Думу. Моё участие в них состояло в том, что я испортил бюллетень. А что делать?».


Мы говорили сегодня о Некрасове… Я вспомнил одно из его предсмертных стихотворений:


Скоро – приметы мои хороши –


Скоро покину я юдоль печали:


Вечные спутники русской души –


Ненависть, страх – замолчали.


Через сто лет Белла Ахмадулина, обращаясь к своим товарищам-поэтам («А я люблю товарищей моих» - так начинается стихотворение), скажет в конце:


Ну, что ж, ну что ж! Да не разбудит страх


Вас, беззащитных, среди этой ночи.


К враждебности таинственная страсть,


Друзья мои, туманит ваши очи.


Здорово сказано, но никакой таинственности, собственно, нет. Страх, ненависть, враждебность – вечные спутники несвободной души. Это всё продукты, спутники, отголоски русского рабства, крепостничества, доволокшегося, в сущности, до самого конца девятнадцатого века. Вот и приходится портить бюллетени в начале двадцать первого…



Письмо из Белоруссии: «Здравствуйте, Анатолий Иванович! У нас по радио читали «Мартина Идена», я удивился тому, как написанные почти сто лет назад слова оказались созвучны нашему времени. Я подумал, что это может быть интересно и вам. Я нашёл для вас это место и посылаю, чтобы вам не пришлось искать в книге. Мы, технари, так устроены, что стремимся всё улучшать. Я бывший электроник, занимался ремонтом, а чтобы заниматься этим делом, необходимо быть достаточно наблюдательным, чтобы замечать малейшее отклонение от нормы. А потом обязательно исправить. Может, стоило бы задуматься, как выглядел бы мир без технарей, и отдать им должное. Ну, не журналисты и писатели создали всё то, чем пользуется цивилизация».


Автор забыл приложить негодующую речь Мартина Идена, но это не страшно. Люди, недовольные окружающей действительностью, говорят всегда и везде одно и то же: какие плохие верхи общества и какие хорошие низы, как много власти над людьми имеет чистоган, как торжествует порок и угнетается добродетель. Совершенно согласен с автором письма, что без технарей пещерный век длился бы до сих пор. Мысль не моя, но давно нет более мне близкой – что мир меняют не революционеры, не социальные реформаторы, не писатели, а учёные и инженеры… Но у некоторых из них на этой почве возникает головокружение от успехов. Иному великому инженеру начинает казаться, что если он преобразовал ту или иную отрасль техники, то сумеет в два счёта преобразовать и общество. Если я, думает он, сварганил хитроумное устройство для превращения дерьма в конфетку, то могу сделать конфетку даже из такого материала, который пошёл на партию «Единая Россия», - дайте мне только власть или поставьте меня главным советником при ней.



И опять – знакомая картина. Маленькое – два десятка строчек – письмо из электронной почты, и в конце просьба простить ошибки и опечатки. Да, друзья, не только ошибки, но и опечатки, они и правда – в каждом втором слове. Ну, казалось бы, если ты знаешь за собою такую слабость, кто же мешает тебе потратить лишние пару минут, чтобы медленно перечитать два десятка строк и устранить если не ошибки, то хотя бы опечатки? Не могу я разрешить эту загадку русской души. На Западе, особенно в немецкоязычном мире, чиновник может оставить без последствий ваше обращение, и ему ничего за это не будет, если оно составлено не по правилам. А небрежное, неряшливое письмо и читать не будет. Недосуг тебе? Не умеешь? Грамотёшки маловато? Поручи своё дело адвокату и забудь о нём. Я-то разберу любые каракули, и ошибки с опечатками меня не заденут (мы привыкши), но, раздумывая вслед за тобою, почему такая недобросовестная, неумелая, неряшливая досталась тебе власть, мне будет трудно не сказать потихоньку: по Сеньке – шапка.




XS
SM
MD
LG