Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В России подводят итоги налоговой амнистии


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Любовь Чижова.



Александр Гостев: В России подводятся итоги налоговой амнистии. По данным Федерального казначейства, эта акция принесла российскому бюджету около 28 миллиардов рублей. Эксперты говорят, что эта сумма ничтожно мала, и считают амнистию провальной. Ее результаты показывают, что бизнес по-прежнему не доверяет государству, а государство к этому и не стремится.



Любовь Чижова: Налоговая амнистия в России проводилась с 1 марта по 31 декабря 2007 года. Граждане могли легализовать доходы, полученные ими до 1 января 2006 года. В акции принимали участие люди, не привлекавшиеся к уголовной ответственности за налоговые преступления. Для того чтобы заявить о своих доходах, достаточно было перечислить на специальный счет в Федеральном казначействе 13 процентов от суммы, которую решили легализовать. Указывать источник происхождения этих средств не требовалось. Больше всего о своих скрытых доходах заявили в Москве и на Чукотке. Россияне заплатили в бюджет почти 3 миллиарда 700 миллионов рублей. По мнению директора департамента стратегического анализа компании ФБК Игоря Николаева, эта сумма ничтожно мала. Он считает, что налоговая амнистия в России проводилась «для галочки».



Игорь Николаев: В общем, это в разы меньше, чем в странах, которые проводили подобные амнистии, в том же Казахстане. Первая попытка была, которую признали еще не очень успешной, в 2002 году, и то тогда им удалось около 480 миллионов долларов получить. Даже в сравнении можно понять, что, конечно, результаты не самые хорошие. Цели-то, какие преследовались? Целью и не было получение средств, то есть фискальной целью. Более того, целью проводимой или проводившейся налоговой амнистии не была и легализация капиталов. То есть не преследовалась цель вовлечения капиталов в экономику. А если посмотреть соответствующий закон, целью было предоставить право в упрощенном порядке задекларировать и уплатить вот этот декларационный платеж.


Цели были достигнуты, право было предоставлено. Эти результаты говорят о том, что, к сожалению, мы не использовали этот высокоэффективный инструмент по легализации теневого сектора экономики. В идеале она бы могла привести к тому, что значительные объемы капитала, которые заинтересованы в легализации, могли бы влиться в экономику.


Не получилось по целому ряду причин. К примеру, требование об уплате 13 процентов, оно реализовывалось как? Вы должны были заполнить эти платежки по декларационному платежу. В платежке на самом деле вы должны, естественно, были указать все свои данные. Люди, которые бы хотели легализовать, они же, к сожалению, не имеют никакой уверенности, и, наверное, правильно, что завтра эти данные не будут использованы против них же. Что можно было бы сделать? Можно было бы сделать анонимными эти платежи, чтобы у людей просто оказался квиточек, что он уплатил. Ему было бы спокойно, к нему бы никто завтра не пришел. Даже если вы заплатили, спать вряд ли будете спокойно. У нас акция эта получилась как бы для галочки. Много было разговоров: хотите, вот мы провели эту налоговую амнистию.



Любовь Чижова: Известный экономист, руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин - один из тех, кто приветствовал налоговую амнистию. Но ее результатами он разочарован: в России бизнес и государство до сих пор сосуществуют по диким правилам, и все попытки изменить ситуацию ни к чему не приводят.



Евгений Ясин: Государство многократно показывало, что оно понимает во взаимоотношениях с бизнесом, прежде всего, язык силы. И постольку, поскольку права собственности не ограждены надежно, случаи произвола происходят очень часто, поэтому это можно понимать именно как следствие. По крайней мере, это сигнал, который должен был бы заставить наши власти задуматься относительно того, что они ожидают от бизнеса и от рыночной экономики. Понятно, что существование рыночной экономики - это существование бизнеса. Если вы давите бизнес, может быть, вы и получите нравственный рай, но боюсь, что в нем никто не будет жить.



Любовь Чижова: А вообще сама по себе идея налоговой амнистии вам нравится?



Евгений Ясин: Да. Я в свое время поддерживал налоговую амнистию, я и сейчас считаю, что не просто налоговую амнистию, а амнистию, не только по налогам, но и по всем сделкам, приватизации и так далее. Вот я исходил из того, что если бы для восстановления доверия между властью и бизнесом нужно в какой-то момент подвести черту, представить бизнесу убедительные доказательства того, что, начиная с этого момента, будет какая-то новая жизнь. Амнистия сама по себе является после этих "лихих" 90-х годов неким символом. Потому что, если этот символ не проводится, вы продолжаете как бы жить вместе с рецидивами дикого капитализма и дикого государства, беззаконного, ну тогда... Это в основном недоверие, хотя на словах все клянутся социальной ответственностью и так далее. Бизнес продолжает оставаться диким, таким же, как и государство, я имею в виду политическую деятельность, коррупцию и лоббизм. Вот эти все вещи, они не отрегулированы и как бы государство делает такой пас, что на самом деле, если вы захотите, вы со мной договоритесь. И вот это значит, жить по понятиям, а не по закону. Это несовместимо с доверием.



Любовь Чижова: Главная из причин, по которой российский бизнес не доверяет власти, - это высочайший уровень коррумпированности чиновников, которые знают массу способов отъема денег у предпринимателей, и успешно ими пользуются. Вот почему предприниматели не спешат рассказывать государству о своих реальных доходах, считает руководитель фонда «Индем» Георгий Сатаров.



Георгий Сатаров: Мне кажется, что эта амнистия ограниченная, ее идеология - это гнусный бизнес и светлые и пушистые чиновники. Что делать с нашими чиновниками в этой амнистии, я еще не понимаю. Но даже в рамках такой ограниченной амнистии, мне кажется, ее результаты могли быть более солидными. То есть тут, мне кажется, работает недоверие людей к власти.



Любовь Чижова: Больше всего денег от амнистии московского и чукотского происхождения. Вы это как-то можете объяснить?



Георгий Сатаров: Московское - понятно. Москва - это не только столица, но и финансовый центр. А что касается Чукотки, тут трудно сказать. Я думаю, что, видимо, сказалась работа Абрамовича там и регистрация большого числа предприятий чукотских, относительно большого, конечно.



Любовь Чижова: А что нужно делать для того, чтобы эти самые налоговые амнистии проходили с большей пользой?



Георгий Сатаров: Нужно другое государство, к которому бизнес испытывает доверие.



Любовь Чижова: Георгий Сатаров иронизирует, что для наибольшей эффективности налоговой амнистии свои доходы должны были бы легализовать и чиновники-коррупционеры. А всю историю с налоговой амнистией руководитель фонда «Индем» назвал имитацией.


XS
SM
MD
LG