Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Предстоящие выборы президента России будут лишены интриг и сюрпризов


Программу ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Ольга Вахоничева.



Дмитрий Волчек: С каждым днем появляется все больше свидетельств, что предстоящие выборы президента России будут на редкость неинтересными, лишенными интриг и сюрпризов. В минувшее воскресенье Центризбирком не зарегистрировал кандидатуру Михаила Касьянова. В понедельник было объявлено о том, что Дмитрий Медведев решил не участвовать в теледебатах, поскольку загружен работой в правительстве. Геннадий Зюганов, возможно, тоже откажется спорить с Владимиром Жириновским и Андреем Богдановым. Нынешние президентские выборы очень ограничивают возможности избирателей, но и электорат не требует реальной политической конкуренции, считает вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин.



Ольга Вахоничева: Бывший советский президент Михаил Горбачев в интервью "Интерфаксу" раскритиковал состояние российской избирательной системы. "Результат выборов полностью предсказуем и предопределен той огромной ролью, которую сыграл Владимир Путин", - заявил Горбачев.


Ведь было время, когда бывший лидер Советского Союза публично выступал в поддержку Путина и хвалил его за возрождение России, хоть и без демократии. В этом нет ничего удивительного, считает вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин. "Результаты выборов 2 марта, - говорит он, - были известны еще до того, как была объявлена фамилия кандидата, преемника действующего президента".



Алексей Макаркин: Отсутствовала фамилия, а все знали, что он выиграет. Такая парадоксальная ситуация. Еще в 2006 году был проведен социологический опрос "Левада-Центра", который показал, что уже тогда 40 процентов россиян были готовы проголосовать за любого преемника. Отсюда понятно, что когда таки определились с фамилией преемника, то у преемника сразу такая огромная общественная поддержка. Это одна проблема - проблема предсказуемости. Но проблема предсказуемости связана с особенностями российской политической ситуации. Предсказуемость во многом связана с тем, что сами же россияне, как свидетельствует опрос, о котором я только что говорил, по сути, отказываются избирать президента. Они только готовы утвердить решение, которое уже принято главой государства, принято президентом. Почему это происходит? Да потому что в течение 90-х годов они имели право выбирать и голосовали за Ельцина и за Лебедя, и в которых потом очень сильно разочаровались, в этих политических фигурах. И они опасаются, что если сейчас снова им скажут, давайте, приходите на участки и избирайте того, кто вам в наибольшей степени понравился, что они снова ошибутся. Поэтому, кстати, в обществе было очень большое желание третьего срока для президента. Но так как третий срок невозможен, то вот пускай он скажет, кто будет его преемником, за кого он отвечает, что он гарантирует, что при этом человеке ничего страшного не произойдет, никаких катастрофических изменений не будет. Эта ситуация, она понятна, и здесь вряд ли стоит обвинять избирательную систему предсказуемости выборов.


Проблема в другом, что, несмотря на предсказуемость выборов, несмотря на то, что, в общем-то, все решено, все равно идет снижение политической конкуренции. И вот это как раз проблема избирательной системы. Это связано и с отказом от выборов глав регионов, сразу целый ряд возможных перспективных политиков исчезает из большой политики. Отменены выборы в одномандатных округах. Внешне вроде все вполне демократическое, но если посмотреть немножко поглубже, проблемы есть. В России очень сложно зарегистрировать политическую партию оппозиционного характера. Соответственно, те оппозиционные кандидаты, которые раньше могли пройти по одномандатным округам, у них просто отсутствует возможность создать свою партию и попасть в парламент. Избирательная система создает достаточно серьезные ограничения для политической конкуренции. Это насчет выборов.



Ольга Вахоничева: Почему Дмитрий Медведев, на ваш взгляд, фактически отказался от теледебатов?



Алексей Макаркин: Было бы странно что-то противоположное. У нас никогда президент и партия власти, никогда не участвуют в дебатах. Кандидата от власти будут все критиковать. То есть представитель партии власти превратится в главный объект для критики. В Соединенных Штатах Америки дебаты - это общенациональное событие, способное сыграть значительную роль в исходе кампании. В России к дебатам отношение у населения очень специфическое. Население устало оттого, что собираются какие-то кандидаты, которые что-то в телевизоре обсуждают. И если главный кандидат пойдет на дебаты, он тем самым в каком-то смысле уравняет себя со всеми остальными. Таким образом, на фоне вполне авторитетных, серьезных политиков он сыграет на стороне своих конкурентов, по сути, повышая их значимость. Соответственно, Медведев, я думаю, исходил их этих аргументов.



Ольга Вахоничева: Вслед за отказом от теледебатов Дмитрия Медведева главный его конкурент, кандидат от коммунистов Геннадий Зюганов тоже поставил под сомнение необходимость участия в них. Вот что по этому поводу Радио Свобода сказал первый заместитель председателя ЦК КПРФ, вице-спикер Государственной думы Иван Мельников.



Иван Мельников: Мы считаем ненормальным явлением в нашей политической системе, когда партия власти, кандидат от власти отказываются от дебатов. И мы все еще продолжаем надеяться, что Дмитрий Медведев уйдет от этой порочной практики. Мы бы очень хотели, чтобы дебаты между двумя основными кандидатами, Геннадием Зюгановым и Дмитрием Медведевым, состоялись. И мы будем в этом направлении работать. Я думаю, в нормальном, цивилизованном государстве отказ одного из кандидатов в президенты от дебатов фактически бы означал то, что он снят с предвыборной гонки. Будет включаться в дебаты Геннадий Андреевич в формате без Медведева? Пока окончательного ответа на этот вопрос мы дать не можем. Мы эту ситуацию будем изучать в четверг на заседании штаба. Потому что, конечно, полемика с Жириновским и Богдановым нам не интересна, но в то же время нам не хочется терять те возможности, которые нам предоставляются для того, чтобы донести нашу позицию, нашу программу, ответы на наиболее острые вопросы.



Ольга Вахоничева: Политолог Алексей Макаркин, считает, что участие Зюганова в теледебатах с лидером ЛДПР Владимиром Жириновским заведомо проигрышное для коммунистов.



Алексей Макаркин: Кто остается? Остается Жириновский, который просто в дебатах у Зюганова выиграет. Жириновский человек яркий, харизматичный, он не оглядывается на какие-то условности, он апеллирует к эмоциям. И пока глава КПРФ, так сказать, апеллировал бы к истории большевизма, к разуму своих избирателей, Жириновский с его эмоциями, с его взрывным темпераментом, с его готовностью сразу отыскать любой аргумент, Жириновский бы у него, наверное, выиграл, и Зюганов здесь вряд ли что-то получил бы.


Что касается Богданова. Это уже кандидат страховочный. Если Зюганов будет с ним конкурировать, таким образом, он очень сильно приподнимет своего соперника. Поэтому понятно, что Зюганов отказался от дебатов, эти дебаты были ему явно невыгодно.



Ольга Вахоничева: Соглашение о заморозке цен на продукты, на ваш взгляд, это политическое решение? И что ждет экономику страны после президентских выборов?



Алексей Макаркин: Решение, конечно, политическое. Потому что это соглашение было на период парламентской избирательной кампании, оно закончилась, но все равно у нас продолжается электоральный цикл, теперь уже президентская избирательная кампания. И было бы очень странно, что во время президентской избирательной кампании вдруг отпустили бы цены на основные продукты.


Что касается того, что будет, когда выборы пройдут? Наверное, будет все-таки увеличение цен, потому что вряд ли будет продолжение этого замораживания, оно противоречило бы всей политике, которую проводит государство, политике, все-таки на свободное ценообразование ориентированной. Поэтому, наверное, цены увеличатся. Но при этом я думаю, что будут предприняты какие-то шаги, чтобы это увеличение было плавным, чтобы оно не являлось шоковым.



XS
SM
MD
LG