Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Московского журналиста Олега Лурье обвиняют в вымогательстве


Программу ведет Дмитрий Волчек.



Дмитрий Волчек: Двух известных московских журналистов обвиняют в вымогательстве. Об аресте известного своими скандальными публикациями журналиста Олега Лурье стало известно из его блога. "Друзья, если вы сейчас читаете этот материал, это значит, что я арестован и сижу в камере в Бутырке или в "Матросской тишине", написал Лурье в интернет-дневнике, указав, что неким высокопоставленным чиновником возбуждено уголовное дело и что это месть за целый ряд публикаций трех-, четырехлетней давности.


Олег Лурье был арестован 26 января с санкции Тверского суда Москвы. По версии следствия, журналист шантажировал окружение сенатора Владимира Слуцкера серией материалов о ходе расследования убийства генерала ФСБ Анатолия Трофимова. Источник, газета "Коммерсант", уточнил, что уголовное дело было возбуждено по заявлению помощника Слуцкера. Анатолий Трофимов и его жена были убиты в апреле 2005 года. Он возглавлял службу безопасности холдинга "Финвест", совладельцем которого являлся Слуцкер. Как сообщают "Ведомости", дело против Лурье было возбуждено еще в конце 2006 года, но арест журналиста произошел только сейчас, потому что он кандидатом на выборах в Госдуму от партии "Справедливая Россия".


Олег Лурье работал во многих СМИ, в частности в "Экспресс-газете". Сегодня стало известно об аресте обозревателя "Экспресс-газеты" Феликса Медведев. Медведев человек колоритный, известный не только в журналистских кругах, но и среди завсегдатаев московских казино. По версии следствия, он вымогал деньги у руководителя одной из компаний, входящей в группу Олега Дерипаски "Базовый элемент". В МВД заявили, что Медведев вымогал деньги за непубликацию в газете негативных материалов о компании. В "Базовом элементе" эту информацию подтверждают.


Председатель Союза журналистов России Всеволод Богданов сказал, что ему стыдно за коллег, задержанных по подозрению в вымогательстве и мошенничестве.


Владелец сайта "Антикомпромат" и политолог Владимир Прибыловский, с которым я говорил о деле Олега Лурье, предпочитает не спешить с выводами, тем более, что он сам оказался вовлеченным в дело о публикации материалов о сенаторе Слуцкере.


Владимир, разговор об аресте Олега Лурье, видимо, придется начать издалека. Здесь есть очень сложная, замысловатая предыстория, я имею в виду убийство генерала Трофимова.



Владимир Прибыловский: Да, действительно есть такая замысловатая предыстория. Бывший высокопоставленный чин КГБ, бывший начальник управления ФСК ФСБ по Москве был убит и его бывшие коллеги, можно сказать, совершенно не ищут того, кто убил, а ищут преимущественно тех, кто публиковал утечки по этому делу или кто, может быть, организовывал эти утечки, кто торгует документами. Может быть, это и важная вещь - поймать "кротов" в ФСБ, в прокуратуре, в МВД, которые приторговывают документами, но, по-моему, все-таки важнее убийц найти. Они не ищут убийц, как мне кажется.


А версии, там коммерческий компаньон генерала - один вариант, другой, что сами, может быть, коллеги, там могут быть самые разные причины.



Дмитрий Волчек: Генерал Трофимов ведь был связан, собственно, был начальником Литвиненко, Трепашкина, то есть он связан с этим кругом дел.



Владимир Прибыловский: И существует версия, она изложена была Владимиром Линдерманом ("Абелем") в одной из статей на эту тему, что генерал Трофимов мог быть одним из источников компроматной информации, скажем, о Путине для Литвиненко. Вот тоже одна из версий. По этой версии, его коллеги угрохали.



Дмитрий Волчек: Вы говорите, что ищут тех, кто публиковал какие-то утечки. Имеете в виду себя, наверное, в первую очередь?



Владимир Прибыловский: Что называется, нашли сразу, потому что я же не скрывался. Я взял и опубликовал утечку. Дальше меня просто спрашивали, откуда я это получил. Ну, из электронной почты.



Дмитрий Волчек: А что это была за утечка, Владимир?



Владимир Прибыловский: Там было несколько протоколов допросов, один из них, видимо, самый такой важный, это протокол допроса сенатора Чувашии Владимира Слуцкера. Следствие всего прочего подозревало Слуцкера.



Дмитрий Волчек: Вот, тут как раз появляется уже линия Лурье, потому что Лурье обвиняют как раз в том, что он шантажировал Слуцкера.



Владимир Прибыловский: Во всяком случае, так, похоже. Я еще не знаю, может быть, уже появилась официальная информация, что именно в этом его обвиняют. Так вот те документы, которые я опубликовал, это были протоколы допросов самого Слуцкера и двух каких-то там сотрудников службы безопасности, видимо, Слуцкера, я уже не помню. Когда от меня Мосгорпрокуратура потребовала снять эту публикацию, я ее снял, а потом через несколько месяцев под предлогом этой публикации у меня был обыск. Но я думаю, что это две разные вещи. С одной стороны, обыск у меня, для которого, я думаю, моя публикация была предлогом, а с другой стороны, сама публикация, она тоже интересна сама по себе, так сказать, действительно дело. Кроме меня, материалы по этому поводу публиковали еще разные люди, в том числе Лурье, а вот на днях опубликовал Игорь Корольков текст о Слуцкере. А сегодня в "Компромате" появились те же самые протоколы, может быть, не все, я не изучал, те же самые протоколы, которые опубликовал я, а потом снял. По крайней мере, один документ, который сегодня на "Компромате" опубликован, это то, что я публиковал год тому назад, но снял по требованию органов.



Дмитрий Волчек: И что же говорит Слуцкер на допросах?



Владимир Прибыловский: Там длинный допрос. Там, видимо, самое главное, неприятное для миллиардера-сенатора то, что он вроде бы устроил у себя самого взрыв собственного чердака, то есть инсценировал покушение. Во всяком случае, в инсценировке покушения на самого себя Слуцкера обвинял генерал Трофимов и, кажется, охранники, которых допрашивали. А самого Слуцкера тоже об этом спрашивали, но он, естественно, отрицал, нет, не организовывал на самом себя фиктивного покушения. По-моему, в этом основное содержание тех допросов, которые публиковал я, а теперь опубликовал Горшков и которые трактует Корольков на ФЛБ.



Дмитрий Волчек: Что же за материалы были у Олега Лурье?



Владимир Прибыловский: У Олега Лурье, честно говоря, точно я не знаю, какие. Потому что, кроме Олега Лурье, вообще "Коммерсант" на эту тему писал, Юлия Латынина, но они не документы публиковали, а публиковали свои версии.



Дмитрий Волчек: Теперь надо объяснить нашим слушателям, кто такой Олег Лурье и чем он занимался, и почему вокруг него такая скандальная аура на протяжении многих лет?



Владимир Прибыловский: Олег Лурье, я с ним лично не знаком, хотя меня таскали на допросы, в том числе по его делу. Я с ним лично не знаком, хотя за последние месяцы переписывался с ним через "живой журнал". Тем не менее, как журналист я его знал, у него были интересные публикации в прошлом, какие-то из них у меня на моем сайте "Антикомпромат" перепечатаны. Он журналист, который, с одной стороны, на политические темы писавший, с другой стороны, коммерческий. То есть он зарабатывал написанием, как мне представляется, статей, достаточно интересных по содержанию, на темы, которые, похоже, так сказать, заказчик и давал, возможно, снабжал документами. Но были и обычные у него публикации. Одна из самых интересных публикаций Лурье 2000 года - это его текст (я его у себя на сайте перепечатал) "Колбаса для Питера". Это такой антипутинский текст, основанный на документах, о коррупции путинского комитета по внешнеэкономическим связям Санкт-Петербурга в начале 90-х годов. Я не знаю, может быть, он тоже был заказной, этот текст, а, может быть, - нет. Я бы сам такой текст с удовольствием написал, если бы в нужное время у меня оказались все документы, которые оказались на руках у Лурье. Или там другая статья, которую я тоже переопубликовывал, это именно Лурье первый пустил в ход вот эту кличку Касьянова "Миша два процента". Он опубликовал в "Новой газете" материал, можно его тоже трактовать как слив, но, тем не менее. Ну и другие, по каким-то более частным поводам его материалы, которые можно считать, с одной точки зрения, журналистскими расследованиями. Такой вот, с Хинштейном, наверное, можно сравнить. Просто Хинштейн работает на какую-то одну конкретную, околокремлевскую силовую группировку, предположительно группировку Черкесова, а Лурье работал с разными, так сказать, коммерческими и политико-экономическими группами, превращая статьи и те материалы, которые ему давали.



Дмитрий Волчек: А какие у вас соображения, почему он арестован?



Владимир Прибыловский: Поскольку меня вызывали на допрос по его делу летом, из вопросов, которые задавались мне, у меня сложилось такое впечатление, что формально его обвиняли тогда, летом, во всяком случае, обвиняли в вымогательстве как раз у этого самого Слуцкера денег за снятие материалов. Не за написание, а за снятие каких-то уже опубликованных материалов, видимо, самого Лурье или к которым он имел отношение, за деньги. То есть якобы он требовал деньги или за непубликацию, или за снятие. Тут мне самого не очень ясно, что имел в виду следователь. Но на самом деле из того же самого моего допроса, моей беседы со следователем у меня сложилось такое впечатление, что вымогательство как такового на самом деле не было, а была наоборот, провокация со стороны или следствия, или обиженного олигарха. То есть не он вымогал, а ему предложили деньги, чтобы он что-то там из опубликованного убрал. А деньги, видимо, были меченные, его, что называется... Такое у меня сложилось впечатление.



Дмитрий Волчек: Некоторые уже персонажи из журналистского сообщества поспешили сегодня заклеймить Олега Лурье, сказать, что он занимался позорными вещами. Вы не торопитесь, кажется, это делать.



Владимир Прибыловский: Во-первых, поскольку стопроцентно ничего не известно, это все-таки домыслы. Мало ли, может быть, через меня следователь пускал дезу, это же у них один из методов. Может быть, и не было никаких меченых денег. У меня сложилось впечатление, что он не вымогал, но оформили как вымогательство. Но, опять-таки, само по себе это все в точности не известно. Мне не близка вот эта коммерческая журналистика. С другой стороны, если люди налоги платят, то, по-моему, она никак не выходит за пределы закона. Это с этической стороны выглядит, конечно, некрасиво, мне это не близко, сам я этим заниматься не собираюсь. Но сразу так вот осуждать людей, которые так зарабатывают на жизнь, не берусь. Жизнь, она сложная.


Кроме того, когда человек, так зарабатывающий на жизнь, попал в жернова между сильными людьми, я, во всяком случае, не на стороне этих сильных людей, которые с постами, со связями в ФСБ, с сенаторскими должностями, с деньгами и так далее.



Дмитрий Волчек: Вот арест Феликса Медведева сейчас подверстывают в информационных сообщениях к аресту Лурье. Но, кажется, в этих двух сюжетах не так уж много общего.



Владимир Прибыловский: Я про дело Феликса Медведева знаю гораздо меньше. Его тоже обвиняют в вымогательстве, только у другого олигарха, не у Слуцкера, а у более крупного - у Олега Дерипаски. Я просто помню предыдущее дело самое громкое, когда там журналистке Пелеховой было доказано, что она брала деньги, но, на мой взгляд, не было доказано вымогательство. Так ей там что-то... убийцам столько не дают, сколько дали тогда Пелеховой, правда, освободили досрочно. Может быть, это аналогичные дела, может быть, не совсем. То, что инкриминируют Лурье, это очень похоже на дело Пелеховой, где со стороны Пелеховой попытка взять деньги за снятие опубликованных материалов, по-моему, была, вымогательства, по-моему, не было, а судили ее таки за вымогательство. Похоже ли дело на Феликса Медведева, не знаю, похоже или нет.



Дмитрий Волчек: Владимир, я думаю, в сухом остатке нашей беседы останется вывод, что это невероятно сложная и запутанная история, о которой, в общем, никто ничего толком не знает.



Владимир Прибыловский: Да, знают Лурье и его следователь.


XS
SM
MD
LG