Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Представительство Фонда ООН в области народонаселения представило отчет об исследовании проблемы насилия в российских семьях


Программу ведет Марк Крутов . Принимает участие корреспондент Радио Свобода Ольга Беклемищева .



Марк Крутов : Представительство Фонда ООН в области народонаселения на этой неделе представил общественности отчет об исследовании в четырех российских городах, посвященный проблеме насилия в семьях. Документ называется «Насилие в семье - насилие в обществе». Основный вывод исследования парадоксален. Несмотря на то, что в России все больше людей признают наличие насилия в семьях, все меньше кризисных центров, в которых потерпевшие могут получить поддержку. Продолжит тему обозреватель Радио Свобода Ольга Беклемищева.



Ольга Беклемищева: Это второе исследование Фонда по народонаселению в России. Первое было 5 лет назад. Руководит исследовательской группой Фонда Татьяна Забелина. На вопрос, что же изменилось в российском обществе за пять лет в отношении к проблеме семейного насилия, она ответила так:



Татьяна Забелина : Изменилось отношение, может быть, к этой проблеме. Люди как-то больше о ней знают, и более открыто говорят на эту тему. Но сама проблема, к сожалению, остается по-прежнему очень острой. Никакого здесь сдвига, улучшения не заметно.



Ольга Беклемищева: А что, на ваш взгляд, наиболее кричащее проблемы в этом аспекте?



Татьяна Забелина : Прежде всего, это, конечно, то, что очень многие уже молодые семьи, молодое поколение продолжает ретранслировать отношения в семье такое же, как, видимо, было в их семьях, то есть допускающее насилие. Вот это, по-моему, самое опасное. Плюс отношение еще к старшим женщинам, то, что, пожалуй, раньше так явно не было. Это были какие-то вопиющие случаи, а сейчас встречаются, и опросы это показали.



Ольга Беклемищева: Что встречается?



Татьяна Забелина: Насилие в отношении старших членов семьи, женщин - бабушек, мам, престарелых. Распускают руки, так грубо скажем. Психологическое насилие применяют или грубят, относятся унижающе их достоинства.



Ольга Беклемищева: А скажите, пожалуйста, как вы считаете, с чем это может быть связано? Тем, что все отношения перевелись на экономическую основу? Раз ты не вносишь свой вклад, то тебя можно унижать? С чем это связано?



Татьяна Забелина : И это, и, конечно, какое-то общее падение культуры, образованности в обществе. Как-то не воспитывается то, что раньше было естественным в семье. Этого нет, к сожалению, теперь. Это очень тяжелая ситуация.



Ольга Беклемищева: Татьяна Юрьевна, скажите, вопросы последствий семейного насилия как-то в обществе обсуждаются?



Татьяна Забелина: У нас мало на это обращают внимания. За границей очень много исследований, которые пытаются даже измерить экономически, то есть в деньгах.



Ольга Беклемищева: Да, я читала в вашем отчете отсылку к американским данным, что там чуть ли не 16 миллиардов долларов стоит.



Татьяна Забелина: Да, да, потому что женщина теряет работоспособность. Им должны оказывать медицинскую помощь. Они обращаются в центры, которые тоже кто-то содержит. А у нас это, к сожалению, не очень кто-то поддерживает. Просто какие-то были местные попытки на эту тему обратить внимание, но...



Ольга Беклемищева: В России не только не считают потери от избиений на дому, но и потихоньку закрывают кризисные центры, которые содержат на деньги грандодателей и местных администраций. Если в 2005 году их было 24, в 2006 году - уже 22. В общем, в России на 9 миллионов человек приходится 1 кризисный центр. Тогда как ООН считает нижней допустимой планкой - 1 место в кризисном центре на 10 000 населения. Понятно, почему "Эмнисти интернешнл" озаглавила свой доклад по этой проблеме: «Российская Федерация - некуда бежать».


Но если Россия сама не заинтересована в решении проблемы семейного насилия, зачем этим вопросом занимается ООН? Я спросила об этом представителя Фонда народонаселения ООН в России Карла Кулесса.



Карл Кулесса : ЮНФП работает в этой области и во всем мире очень давно. В основном, ЮНФП, мандат, является репродуктивное здоровье. Однако домашнее насилие связано также с репродуктивным здоровьем и взаимосвязано ровно так же, как и сексуальное здоровье женщины, и домашнее насилие. Поэтому мы работаем в этой области.


Что же касается России, то мы стараемся проводить адвокативные мероприятия, которые направлены на людей, принимающих политические решения, обратить внимание, что эта проблема существует в России.



Ольга Беклемищева: Карл, а вас лично что-то поразило в этом исследовании?



Карл Кулесса: Что меня особенно впечатлило в этом исследовании, это восприятие домашнего насилия мужчинами и женщинами в России. Мужчины воспринимают насилие, как физическое насилие, тогда как женщины воспринимают насилие, прежде всего, как очень глубокие последствия психологического характера, стресс, а также недооценка того, что они делают, особенно, домашняя работа.



Ольга Беклемищева: Но для борьбы с семейным насилием, как правило, есть и личные основания.


Карл, у Вас был личный опыт, вы встречали семейное насилие в собственной жизни?



Карл Кулесса : К счастью, в моей семейной жизни, в моей личной жизни я не наблюдал, и не было опыта, касающегося домашнего насилия. Тем не менее, я наблюдал насилие над женщинами в Канаде. Когда я шел по улице, видел, как мужчина избивал свою подругу. Мы все бросились ее защищать. Я считаю, что насилие над женщиной - это, прежде всего, мужчина сам себя не уважает. Я думаю, и об этом мы должны говорить.



Ольга Беклемищева: Это был Карл Кулесса, представитель Фонда ООН в области народонаселения в России. Может быть, когда-нибудь и российские мужчины почувствуют, что избивать и унижать женщин - не совместимо с чувством собственного достоинства.



XS
SM
MD
LG