Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

О подлинных причинах снятия кандидатуры Михаила Касьянова и отказа в регистрации его партии



Владимир Кара-Мурза: Сегодня создаваемой Михаилом Касьяновым партии «Народ за демократию и справедливость» отказано в регистрации. Причины такого решения Федеральной регистрационной службы пока неизвестны. А накануне Центризбирком отказал в регистрации самого Михаила Касьянова кандидатом в президенты России по причине превышения допустимого процента брака собранных за него подписей. Причины массированной атаки на единомышленника опального экс-премьера обсуждаем с Николаем Травкиным, одним из активистов Народно-демократического союза и избирательного штаба Михаила Касьянова. Чем вы объясняете столь скоропалительные усилия ваших недоброжелателей по отказу в регистрации НДС и самому Михаилу Касьянову?



Николай Травкин: Такой дуплет получился по отказу и в президентской кампании и во вхождении в реальную политическую жизнь, чтобы участвовать и в региональных выборах. Первое, если говорить о президентской кампании, я думаю, здесь сыграло большую роль выступление Касьянова на «Эхо Москвы», по-моему, две недели назад, программа «Ищем выход» часовая была, где он, наверное, первый раз за всю свою полемику с властью высказался по поводу возможностей федерального бюджета, если не разворовывать все энергетические, нефтяные доходы. То есть если бы все это шло прозрачно и официально через бюджетную систему, можно было бы решить перегоревшие вопросы, как пенсии, расширение бесплатных сфер образования, здравоохранения и так далее. Когда это обвинение звучит из уст Зюганова или Жириновского, к этому привыкли, одна и та же песня, бездоказательные обвинения кажутся. А когда это говорит человек, проработавший четыре года премьером, в компетенции которого никто не сомневается, могут любить, не любить, но то, что человек грамотный в экономическом плане, в устройстве экономики, в финансах - это уже совершенно другое. Наверное, в Кремле подумали: зачем нам головная боль, давать ему эфир и он будет по государственным каналам давать такие вещи. Вдруг у людей будут какие-то подозрения появляться. Чтобы не рисковать, дубинкой просто вопрос и был решен.



Владимир Кара-Мурза: Другой зарегистрированный кандидат в президенты России Андрей Богданов, лидер Демократической партии России, сожалеет о ликвидации НДС.



Андрей Богданов: Жалко, конечно. Чем партий больше, тем лучше для демократии. Михаилу Михайловичу я просто советовал бы более серьезно к этому вопросу относиться, я имею в виду к партстроительству. Я сталкивался с его командой, не очень серьезно они к этому относятся. Невозможно в нашей стране, а я имею в виду прежде всего размеры и количество граждан, за два месяца что-то такое сделать, чтобы два миллиона подписей собрать. На это надо работать не два месяца, а годами. Просто так партии не создаются с нуля - это долгий и кропотливый процесс.



Владимир Кара-Мурза: Принимаете ли вы соболезнования от Андрея Богданова?



Николай Травкин: У меня просто, когда я вижу его на экране или слышу, чувство такой брезгливости, хочется идти либо руки мыть, либо что-то. Более отвращающую от участия в выборах, от какого-то взаимодействия с властью фигуру, чем Богданов, выдумать нельзя было. Нет партии, не собирал Богданов никаких подписей ни на думскую камланию, ни на эту. Все это прекрасно знают. Плохо, хорошо, но у Касьянова десятка полтора тысяч человек, которые действительно занимались этим. А создание партии Касьянова не два месяца, а два года это шло. Сначала создавалось движение, потом проводились учредительные конференции, на которых присутствовал ФРС. И отказ в регистрации партии, я его, кстати, сегодня читал, он состоит из двух блоков. Первый блок, что мы нашли людей, которым не исполнилось 18 лет или мы нашли людей, которые записаны в Орловской области, а зарегистрирован в Тамбовской и еще десятка два с лишним людей. Может быть, но не на этом этапе эти требования могут предъявляться. Регистрация партии - это два таких цикла. Первый цикл – проводятся учредительные мероприятия в регионах в присутствии ФРС, протоколируются, видеоматериалы, сдаются - в более 50 субъектах есть. И дается просто численность в каждом субъектов, вот эта суммарная численность должна быть более 50 тысяч человек. Это выполнено. На втором этапе партию регистрируют и дают ей шесть месяцев. В течение шести месяцев регистрируют региональные организации и там поименно могут проверять членство. На первом этапе это не делается. Это по первому блоку возражений, по поводу отказа в регистрации. А второе, вы, говорит, не указали, где у вас находится постоянно действующий орган. Да указано все это. То есть работа на самом деле два с лишним года велась и эта работа сделана добротно. Поэтому отказ в регистрации политической партии абсолютно лежит в чисто политической плоскости, там нет никаких ни юридических, ни фактических недоделок. Я думаю, что здесь повторно то, что они нам предъявили, будет исправлено, подано снова в ФРС, если нет, тогда уже судебные и прочие дела. Но когда такое политическое ничтожество как Богданов начинает учить, как надо делать партии, партстроительство, подписи собирать, кроме глубочайшего возмущения это ничего не вызывает у меня.



Владимир Кара-Мурза: Другой незарегистрированный кандидат в президенты Владимир Буковский, известный советский правозащитник, откровенно презирает кремлевских идеологов.



Владимир Буковский: Они вообще никаких соперников не терпят сегодня, у них такое настроение, чтобы удалять всех соперников. Касьянов показал себя сильным соперником, почти прошел регистрацию, значит решили в Кремле его добить, не оставлять действующим соперником. Они очень неуверенны в себе, эти кремлевские ребята, они себя ведут совсем не так, как если бы действительно был рейтинг, о котором они говорят. Вспомним думские выборы в декабре. Если бы они были так в себе уверены, зачем идти на все эти нарушения, принуждения, запугивания.



Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, в чем причины страха Кремля перед Михаилом Касьяновым?



Николай Травкин: Я немножко, чтобы подытожить предыдущую тему. У нас, у обычных людей, я себя отношу к обычным, в подкорке есть такое глубокое заблуждение: 20 лет назад, 25, я вспоминаю начало 80-х, когда я оказался из бригадиров строителей, вдруг меня выбросило в верхушку, я участвую в работе съезда КПСС. Ты помнишь, из какого возраста состояло политбюро. У нас у всех было в голове что, черт возьми, наверху, на олимпе на этом, политбюро, ЦК, такие головастые люди, ни чета всем остальным. Поэтому, конечно, умища у них палата и поэтому они правят. И первый раз, год 84, какое-то партийное мероприятие, когда я вплотную увидел этих людей, не только увидел, я мог в кулуарах пообщаться. Это было открытие ошарашивающее, что это не только такие же люди, но более немощные. Такая же примерно картинка рисуется иногда в отношении Кремля. Как шли все рассуждения, я даже тоже в эту колею попадал: зарегистрируют Касьянова, не зарегистрируют. Вот мы рисуем себе всякие схемы, плюсы, минусы, на одной чаше весов не зарегистрируют, а как Запад среагирует, легитимность и так далее. Если зарегистрируют, тогда что. Ничего это нет, никакой изящности мысли у кремлевских ребят не было, у них в руках дубина и ни о чем они не думали. Этот человек против нас? Не регистрировать. Лобовое решение вопроса. Поэтому вся эта интрига шла не потому, что интригу плел Кремль, а потому что эту интригу мы себе в головах вырисовывали и идет это еще с тех советских времен, когда мы обожествляли власть. Вот это по предыдущему. Теперь почему все-таки не пускают. Никто не отрицает, что Касьянов – это успешный премьер. Никто не отрицает, что основной рывок в экономическом развитии, законы наиболее серьезные, кодексы были как раз сделаны во времена, когда Касьянов был премьером. То есть это серьезная фигура. А власть не желает, чтобы на выборах президента противостоял кто-то серьезный. Они должны такую нам схемку представить, когда все остальные - это ничтожества. Мол, вы понимаете, что четыре кандидата. На самом деле может разве быть президент Зюганов, Жириновский или Богданов? Вы посмотрите, что на самом деле по-серьезному может быть из четырех только один - кандидат от власти. Эту картинку ломал Касьянов, поэтому его и не пустили.



Владимир Кара-Мурза: Зарегистрированный кандидат в президенты России Геннадий Зюганов, председатель КПРФ, также недоволен ходом выборов.



Геннадий Зюганов: Это не выборы - это форменное безобразие. У нас, кстати, сильная партия, у нас 70 тысяч молодых людей пришло. Мы сейчас готовим на контроль за выборами 500 тысяч человек. Что касается господина Касьянова, там нет другой точки зрения. Он вместе с Путиным пять лет проводил реформы, из его кабинета вышел закон 122, по которому обобрали всех граждан, и 131 закон, по которому местное самоуправление получило сорок полномочий и ни одной копейки дополнительно. Что такое рейтинг? Если вы посмотрите рейтинг Путина по конкретным вопросам – село, промышленность, оборона, безопасность, ни один показатель больше 24% не поднимается. А когда картинка с утра до вечера, тем более человек не может альтернативную точку услышать, там можно что угодно. А потом, когда хватится, будет поздно.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Владимира Ивановича.



Слушатель: Здравствуйте. Я, конечно, как рядовой избиратель возмущен заявлением Чурова, я слышал по «Эхо Москвы», циничный обман населения о законности права выбора. Это первый вопрос. И низкий поклон Касьянову за то, что вывел Россию из позиции дефолта.



Владимир Кара-Мурза: Как можно охарактеризовать позицию Центризбиркома в вашем случае?



Николай Травкин: Идет откровенное издевательство над людьми, над избирателями, примерно как в «Братьях Головлевых». Умирающий папенька, а Иудушка сидит и говорит: «Что ж вы, папенька, все лежите, вы бы побегали». Так и здесь. Прекрасно понимают, что убрали выборы, нет выборов, есть назначение и дальше пытаются расцветить это назначение, чтобы можно назвать выборами. Начиная с законов, кончая поведением любой власти. Включи любой канал - Медведев постоянно на экране. Сегодня он коров проверяет, под вечер проверяет, как лечат, на следующий день начинает проверять, как учат. Не слезает. Спрашивают Чурова – как? А это, говорит, все по закону. Но ведь самое настоящее измывательство над людьми. Я первый раз, мне 62 года сейчас будет, первый раз я не пойдут на выборы - мне противно.



Владимир Кара-Мурза: А случайно ли, по-вашему, совпадение, что как только сняли Михаила Касьянова, тут же Дмитрий Медведев отказался от дебатов в прямом эфире?



Николай Травкин: То, что Медведев не будет участвовать в теледебатах, наверное, понимали все. Тем более, когда мы говорим о цинизме власти, что она говорит, что делает, вот он выступал на так называемом Гражданском форуме, говорит об обратной связи, о диалоге, о гражданственности, о роли гражданских организаций, о демократии. Проходит неделя, он говорит: я в дебатах участвовать не будет. Он бы не участвовал, если бы Касьянов был, когда нет Касьянова, как вы представляете себе дебаты его с Богдановым или два спаринг-партнера привычные, о чем они будут говорить. Поэтому дебаты среди этой четверки - это уже бессмысленное мероприятие, все выхолощено. Поэтому отказ просто поставил точку уже.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Армавира от радиослушателя Сергея.



Слушатель: Добрый вечер. Эти выборы, которые будут, мне кажется, самые неинтересные и самые предсказуемые. Уже всем известно, кто будет президентом. У меня такой вопрос к Травкину: вы знаете, как вы думаете, возможно ли произойдет какая-то политическая сенсация, или Зюганов отклонит свою кандидатуру, или еще что-то может быть, как вы думаете?



Николай Травкин: Никаких сенсаций не будет. Чтобы не было никаких сенсаций, они убрали Касьянова и включили Богданова. Они включили куклу, единственная роль которой предотвратить форс-мажор. Вдруг не договорятся с Зюгановым, вдруг затребует больше чем нужно Жириновский, тогда есть Богданов, из двух будем выбирать - из Медведева и из Богданова. Поэтому никаких форс-мажоров быть на данном этапе не может. Форс-мажоры могут появиться, когда нефтяные лавины будут более тощие и когда власть не сможет задобрить избирателя хотя бы на сегодняшнем уровне. Хотя если мы вспомним, нефть что она стоит сейчас, она стоила и в советское время. Если полистать, посмотреть, сколько Советский Союз продавал нефти, сколько мы, то на душу населения сегодня приходится, что в полтора раза больше мы нефти имеем, на душу населения в полтора раза. Вспомните, я не хочу говорить, что это был прекрасный период, потому что я по духу антикоммунист, но Советский Союз за счет нефтяной ренты решал все социальные проблемы, жилье бесплатное, коммунальные ноль, здравоохранение, образование и так далее. Не европейский уровень, но очень все это связанное с социалкой было прикрыто. В полтора раза больше нефти и ни на что не хватает денег, ни на больницы не хватает, образование целиком платное, жилье целиком платное, коммуналка растет и растет и так далее. И нормальный человек задается вопросом: а куда же тогда все это девается? Сегодня этот вопрос не выходит на первый план, не выводит людей на улицы, потому что что-то еще перепадает, немножко добавляют к пенсии, съела инфляция, еще триста рублей добавили и так далее. И если этот нефтепоток немножко утончается, то конечно, вопрос будет задан и задан людьми через улицы. Вот тогда произойдет какое-то прозрение. Но я чего боюсь, что это прозрение и когда прозрение идет не только через митинги, а дальше они переходят в бунты, вспомните табачные бунты, которые мы переживали в самом начале 90 годов, что через бунты приходят к власти большие мерзавцы, не демократы нормальные, не люди, понимающие в экономике, придут, а придет какая-то мерзость. И что бесит, что власть как раз по этому направлению нас и тащит. Зачем она затыкает все политические отдушины. Наоборот люди, которые интересуются политикой, надо разрешать легко создавать партии, участвовать в выборах, убеждать избирателей, чтобы не через улицу, а через парламенты местные, региональные, федеральные решалось все это. Нет, все позаткнули, всех несогласных убрали. У нас как сегодня оппозицию видит власть: правящая партия – это, кто очень сильно любит Путина, а оппозиция – это те, которые просто любят Путина. И куда мы придем с такой схемой?



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Александра.



Слушатель: Здравствуйте. Вопрос антикоммунисту по духу и кавалера золотой звезды Героя советского социалистического труда Травкину: надо ли было Касьянову получше следить, чтобы ему в списки не вписали Дементия Варламовича Брудастого и отставного командира Фердыщенко?



Николай Травкин: Я непосредственно этой работой не занимался, я просто видел, что за муравейник, когда все это свезли, где-то 120 человек было привлечено к проверке и так далее. И я не уверен, что можно за какие-то пять-семь дней досконально все проверить. Но несмотря на то, что там появился бы Брудастый и некоторые другие герои бессмертных произведений Салтыкова-Щедрина, подписей недействительных зафиксировано Центризбиркомом всего 213, то есть в том числе Брудастый. 213 – это поддельные подписи, остальные претензии предъявлены по техническим причинам.



Владимир Кара-Мурза: Ирина Хакамада, кандидат в президенты на предыдущих выборах 2004 года, констатирует хроническую нелюбовь Кремля к Михаилу Касьянову.



Ирина Хакамада: Неприязнь Кремля по отношению к Касьянову связана с одной стороны, с тем, что есть какой-то личный конфликт, когда они все разошлись и он носит объективный для них характер, типа не по понятием. Касьянов ушел в оппозицию, хотя не имел права, поскольку обладал большими ресурсами. С другой стороны это связано с тем, что его имидж очень мало отличается от имиджа либералов-преемников и разного крыла в правительстве, поэтому фигура конкурентная. Понятно, что Богданов фигура марионеточная, и все это давно шито белыми нитками. Для меня было бы критерием, что все подписи плохие, если бы не зарегистрировали ни Богданова, ни Касьянова. Но ясно, что Богданов существует на крайний случай, а Касьянову не дают делать политическую карьеру в России.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Тулы от радиослушателя Николая.



Слушатель: Добрый вечер. У меня вопрос к Николаю Травкину. Есть хорошая пословица: сеющий ветер пожнет бурю. Вы когда принимали ельцинскую конституцию и наделили президента столькими правами, что даже азиатский Богдыхан столько не имел, вы что серьезно думали, что это приведет Россию к демократии и законности?



Николай Травкин: Я в какой-то мере согласен с вами, что конституцию можно было бы сделать более путевой. Но тогда, когда она делалась, в голове ни у кого не было, что она не будет выполняться. В конституции записано на ту тему, на которую мы с вами сегодня беседуем, совершенно другое, что люди имеют на выборы, имеют право на политические объединения, имеют право на всякого рода манифестации, демонстрации. То есть права у нас в конституции записаны, но сегодня все эти права попраны. И дело не в букве конституции, а то, что действующая власть плюет на нее, она делает так, как ей удобно.



Владимир Кара-Мурза: Активист движения «Другая Россия» Александр Рыклин главный редактор интернет-издания «Ежедневный журнал», считает главное недопущение Михаила Касьянова к телеэфиру.



Александр Рыклин: Кандидат в президенты получает эфир. Не думаю, что зарегистрировав Касьянова, они смогли бы обойти этот пункт закона, Касьянов бы эфир получил. Я думаю, что его нерегистрация вязана ровно с этим. Многим казалось, что регистрация Касьянова Кремлю выгодна - это создавало бы некий фон, появлялся либеральный флер, вот нормальный кандидат оппозиционный. Но тем не менее, Кремль на это не пошел. Я думаю, что кремлевские чиновники не слишком переживают по поводу того, как выглядит режим Кремля в глазах мирового сообщества. Уже и в мире как-то все поняли, по-моему, что нынешняя власть в России будет делать так, как ей удобно, как ей выгодно, так, как ей кажется целесообразным.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Петра.



Слушатель: Господин Травкин, вы не могли сказать немножко о том, что же все-таки развело Путина и Касьянова в политическом смысле? Ведь оба они дети отца русской демократии Бориса Николаевича Ельцина. Если можно, второй вопрос: с каких пор вы стали антикоммунистом?



Николай Травкин: Антикоммунистом, я здесь никакого мракобесия не имею в виду, что охота на ведьм и так далее. Демократическая партия России, которую я создавал, это была первая партия, существовала КПСС и создавалась Демократическая партия России. Мало того, она создавалась как союзная. И поскольку она первая была и первая на политическом поле воевала с КПСС, ее и окрестили как антикоммунистическая. В этом плане я называю себя антикоммунистом. Мало того, почему антикоммунист? Я считаю, что Советский Союз рухнул по одной простой причине: власть завралась, утонула во лжи. Когда люди по телевизору, в газете видели одно, а в жизни совершенно другое. Это настолько бесило, что антикоммунистами было процентов минимум 80. И как только форточка СМИ приоткрылась, появился «Взгляд», печатная пресса, вот и рухнул Союз. Первые свободные выборы, когда коммунисты пролетели, первые секретари обкомов, горкомов не проходили. Я участвовал в этих первых выборах, вот в этом смысле я антикоммунист. Здесь повторяю нет ничего мракобесного. Веры в светлое будущее, которое, партия нам говорила, мы строим, уже ни у кого не оставалось к тому времени, к концу 80-х.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Виктора Ивановича.



Слушатель: Добрый вечер, Владимир Алексеевич, добрый вечер, Николай Ильич. Самое главное в том, что это то же самое, что была борьба с инакомыслием. Те же люди, им без разницы, будет Касьянов или нет, им надо было спровоцировать. Единственное налицо явная провокация.



Владимир Кара-Мурза: Почувствовали ли вы какой-то признак провокации в признании подписей недействительными?



Николай Травкин: С самого начала тот же Касьянов говорил, что процесс регистрации или не регистрации ЦИКом через подписи, это не графологическая экспертиза – это решение политическое. Решение будет принимать один человек в стране, имя которого все прекрасно знают. Что никаких иллюзий, что регистрация будет по качеству подписей, ни у кого не было. Иллюзии были в другом, что власть будет как бы оглядываться, прилично или неприлично регистрировать или не регистрировать, как мировое сообщество на это посмотрит, а не будут ли нас считать авторитаристами. Но оказывается, власть этими вопросами не задавалась. В ее руках была сила, силу она применила, поэтому никакая тут ни провокация, а то, что поступок в ряду всех поступков последних, которые власть совершает в течение нескольких лет. Да плевать нам на общественное мнение, на мировое мнение, на людей, на избирателей, мы делаем так, как удобно. Вот как удобно они и сделали.



Владимир Кара-Мурза: Лидер Объединенного гражданского фронта Гарри Каспаров, сопредседатель движения «Другая Россия» чувствует страх Кремля перед Михаилом Касьяновым.



Гарри Каспаров: Очевидно, что власть, совершенно изолгавшаяся, насквозь коррумпированная не способна ни к каким публичным дебатам и, конечно, присутствие Касьянова, человека, хорошо знакомого с балансом сил во властных коридорах и хорошо знающего методы функционирования властных механизмов, такая полемика могла бы оказаться для Кремля крайне неприятной. И поэтому Кремль, руководство российское, путинский режим делают все, чтобы полностью выровнять политическую площадку, фактически заасфальтировать ее и гарантировать переход власти в руки технического преемника без какой-либо конкуренции со стороны потенциальных даже оппонентов.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвички Евгении Витальевны.



Слушательница: Добрый вечер. Если говорить о глобальной честности, то Касьянова связывают с Ельциным. А ваш собеседник считает, что коробка из-под ксерокса - это тот самый честный способ прихода к власти. Я соглашусь с Травкиным, что когда говорит Зюганов, что воруют - это неубедительно, так как Зюганов с командой Ельцина не воровал никогда. А когда «Мишка два процента» говорит о том, что воровали, поэтому и боятся, что вор у вора дубинку украдет.



Владимир Кара-Мурза: Кстати, раз вспомнили коробку из-под ксерокса, как вы считаете, насколько справедливыми были выборы 96 года в отличие от нынешних?



Николай Травкин: Выборы 96 года тоже были несправедливыми, потому что вовсю был заряжен и информационный ресурс и административный ресурс. Но в части предоставления равного времени никто же не гнобил противника. Да, все силы были брошены на то, чтобы протащить Ельцина, но одновременно в этой кампании на равных участвовал и Зюганов. То есть ему разрешали проводить и встречи, и акции в виде митингов и так далее. Да, власть тогда уже пыталась сохранить все рычаги властные у себя, но такого беспредела по отношению к оппозиции все-таки не было. По поводу коробки ксерокса, причем тут Касьянов? Что, у людей память короткая? Касьянов появился на вершине исполнительной власти вместе с Путиным, до этого это был замминистра, который даже бюджетом не распоряжался, у него был свой кусок работы. Уж если говорить о коробке с ксероксом, то это главный обвинитель 90 годов Лисовский, который ее вытаскивал, Чубайс. Но Касьянов ни при чем. Поэтому не надо связывать олигархические дела с Касьяновым. Второй момент: пока мы не начнем выбирать, голосовать, думать мозгами, а будем желчным пузырем, сердцем выбирать, ничего путевого не получится у нас в стране. Надо включить мозги. А если их включить, то какие два требования мы должны предъявить кандидату в президенты, на мой взгляд. Первое требование – это несомненный профессионализм, что человек понимает, как работает эта машина под названием российская экономика, российское общество, как взаимодействует эта махина со всем миром. То есть профессионализм управленца. Есть он у Касьянова? Есть. За четыре года он набрался опыта и доказал. И второе: человек, который вернет нормальные демократические принципы в нашу жизнь, свобода СМИ, нормальные суды, чтобы правоохранительные органы занимались охраной безопасности граждан, а не были угрозой для этой безопасности и так далее, набор ясен. В каком случае, когда человеку можно поверить, что он выполнит обещания и эта демократия действительно войдет как закон в нашу жизнь, а не только как декларация? Если его самого так помутузили, на таком беспределе и оболгали, и не дают оправдаться, и никуда не пускают. Если человек через эту мясорубку бесправия со стороны действий власти прошел, то у него будет запас прочности для того, чтобы эти институты демократические действительно ввести в жизнь. Касьянов эту мясорубку прошел. А все остальное – нравится, не нравится. По двум процентам тысячу раз объясняли, откуда они появились и так далее. Люди, у которых есть уши или они понимают, они знают. Не простил Касьянов Гусинскому четыреста миллионов, которые тот требовал как политическое решение Ельцина, что надо списать. Как я спишу, если зафиксировано, и я отвечаю за это дело? То есть имеющие уши давным-давно поняли, что и два процента, и все остальные дела по Касьянову - это просто один из элементов плана уничтожения политического противника.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Казани от радиослушателя Фарида.



Слушатель: Здравствуйте. Вот у меня такой трудный вопрос: в России Татарстан есть, Башкортостан есть, Удмуртия, национальные республики, а в паспорте национальности нет. Вы знаете, что каждый человек имеет определенный политический менталитет. Я знаю Зюганов, а остальные кандидаты я не знаю национальности. Это очень немаловажный вопрос для национальных республик.



Николай Травкин: Национальность Касьянова вы тоже, наверное, знаете и национальность Жириновского знаете. Поэтому тот же Татарстан, когда республика поставила вопрос, там появились в паспорт вкладыши по национальности. И убирали эту графу как раз не по инициативе, если честно говорить, власти, а по инициативе снизу, которая прошла через депутатский корпус, что эту графу надо убрать. Графа сама по себе сыграла злую шутку с очень многими людьми в приснопамятные времена.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Эмиля Викторовича.



Слушатель: Добрый вечер, господа. Тут вот Николай из Тулы другому Николаю поставил в претензию, что, дескать, конституция оказалась немножко не та. Так у меня вопрос почти риторический: скажите, пожалуйста, господин Травкин, а когда вообще в России исполнялась конституция?



Николай Травкин: Мы можем шире поставить вопрос: когда в России исполнялся закон? У нас законы неплохие, а исполнение никуда не годиться и это тоже испокон веков. Но когда-то надо начинать. И для того, чтобы, я уверен, исполнение законов, конституции никогда не будут в полной мере в стране, если эти законы не будут одинаково и для власти. Вот пока власть предержащие не будут соблюдать законы, они не будут соблюдаться в стране ни чиновниками, ни людьми. Вот вы обратите внимание, ремни, сколько разговоров о ремнях безопасности. Хоть один из милиционеров в машине милицейской пристегнутый едет? Хоть один чиновник пристегнулся? Нет. Казалось бы, мелочь, но эта мелочь, еще раз повторяю, закон пишется не для власти или не для тех людей, которые этот закон должны блюсти и исполнять. Да, это у нас в крови. Но повторяю, что когда-то надо начинать, начинать надо сверху, для этого наверху должен быть человек, понимающий через свой жизненный опыт, насколько необходимы правила, закон один для всех. Человека этого выбираем мы.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Рязани от радиослушателя Валентина.



Слушатель: Здравствуйте. Я хочу сказать, что в каждое время человек действует по обстоятельствам и по своему разумению. Поэтому кроме папки ксероксной нужно вспомнить и о демонстрации первомайской, когда противоположная сторона раздавила машинами человека. Я хотел бы задать вопрос Травкину: положа руку на сердце, скажите, эти медные трубы - это очистительные трубы или уничтожающие?



Николай Травкин: В какой связи медные трубы? Я не понял вопрос.



Владимир Кара-Мурза: Наверное то, что Михаил Михайлович прошел, вы сказали, и медные трубы.



Николай Травкин: Я еще раз могу повторить, что если мы выбираем настолько ответственную фигуру, то мы должны отключить часть органов обоняния, в том числе люблю, не люблю, через сердце, что мы должны думать мозгами. Если мозгами, то, наверное, никто не будет спорить, что человек должен быть профессионально подготовлен. И когда мы смотрим на эту четверку оставшуюся, бесспорно, что профессионален и наиболее подготовлен, окажись в этом списке Касьянов, был бы он. По поводу очистительные медные трубы или нет, вот этого запаса, когда тебя власть уничтожает, и ты видишь, что отсутствие демократических институтов тебе не даются защититься, на четыре года это закаляет. У нас был опыт. Что, Ельцин демократ такой, правозащитник был, когда шел к власти? Нет. Откуда же у него проклюнулось признание демократических ценностей, которые он соблюдал до 96 года? Да оттуда, что мордой повозили очень сильно. И через телевидение давали картинки и запрещали ему встречаться с людьми и так далее. Человек прошел школу, на четыре года этой школы хватило. Дальше сама власть помогла вернуться к прежним привычкам обкомовским, и мы видели, что совершенно по-другому Ельцин, Кремль вел себя после вторых выборов.



Владимир Кара-Мурза: Активист Объединенного гражданского фронта Александр Осовцов, бывший депутат Государственной думы, сожалеет о том, что Кремль отсек всех неугодных кандидатов.



Александр Осовцов: Нерегистрацию и Касьянова и его партии я объясняю не местью, Михаил Михайлович не сделал ничего такого, за что заслуживал бы персональной мести и, пожалуй, даже или не страхом или, во всяком случае, не страхом перед Касьяновым. Поэтому, например, все оппозиционные возможные кандидаты в президенты отсекались каждый на своем этапе. Так как Михаил Михайлович собственно сбор подписей пытался провести как сбор подписей, а не как агитацию за оппозицию, то на этом этапе ему дали немножко пошустрить и тут же отсекли, не допустив до телевизора. Дальше все понятно: Зюганов, Жириновский, Богданов, милый такой компот, на фоне которого даже Медведев будет смотреться бифштексом.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Санкт-Петербурга от радиослушателя Александра.



Слушатель: Здравствуйте. Я не думаю, что наш сегодняшний гость отличается изящностью мыслей. Он уверен, что во всем виноват Кремль. Я считаю, что вам, демократическим силам надо быть более самокритичными и думать на будущее, что делать дальше.



Владимир Кара-Мурза: Что, кстати, будете делать дальше?



Николай Травкин: Я абсолютно согласен с этим замечанием по поводу отсутствия изящности мыслей. Сегодняшний Кремль выбран и, конечно, если к истокам возвращаться, то кого избираем, так и живем. Для того, чтобы изменить эту картинку, нужно объединение сил несогласных, оппозиции, демократической оппозиции. Конечно, нужно - это как дважды два. Удастся это сделать, выйти из колеи 15-летний, объединение «Яблока» и СПС и создать что-то новое, мне кажется, что возможность такая после этих выборов откроется и все-таки у нас объединенная демократическая оппозиция. А почему акцент я делаю на Кремль все время, а не призываю к этому объединению? Для того, чтобы подчеркнуть еще больше, с чем мы имеем дело и что если мы не сможем убедить большинство людей, избирателей голосовать не за сегодняшнюю власть, пусть это будет не сейчас, пусть это будет даже не через четыре года, ничего не изменится. Я полностью согласен с замечанием этим.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвички Натальи.



Слушательница: Доброй ночи. Вы знаете, я сегодня от Жириновского, вслед за которым на «Эхо» был Зюганов, узнала много интересно. Во-первых, что Травкина возили убивать перед выборами, помните историю. Пожалуйста, поясните. Потом: вчера на НТВ показывали процедуру сбора подписей, если это не подстава какая-то, то это жуткое зрелище.



Владимир Кара-Мурза: Это имеется в виду Иван Петрович Рыбкин. Сказал сегодня Владимир Вольфович, что его должны были убрать как кандидата. Это уже из области легенд.



Николай Травкин: Да, это не меня.



Владимир Кара-Мурза: Слава богу. Какие сценарии поведения избирателей вы предлагаете на второе марта?



Николай Травкин: Я не могу никаких сценариев, я могу только за себя сказать, еще раз повторю, что за всю свою жизнь, сколько раз я голосовал на разных выборах, я первый раз не пойду голосовать. Не пойду из-за чувства брезгливости. Я не хочу брать бюллетень, где включили вот это существо в виде Богданова и считают, что никуда ты не денешься, что мы тебе подсунем, то и жрать будешь. Вот из-за этого чувства брезгливости я просто не пойду на выборы первый раз. Я человек довольно законопослушный.



Владимир Кара-Мурза: А посоветуете ли вы Михаилу Михайловичу принять участие в объединительных процессах? Не секрет, что в его пользу сняли кандидатуры и Владимир Буковский, и Борис Немцов.



Николай Травкин: Я считаю, что по трем направлениям должна пойти деятельность не только Касьянова, но людей, которые не совсем разочаровались в политике, неважно, на федеральном, на региональном уровне. Первое из этих направлений – это максимально приложить силы для того, чтобы создать объединенную демократическую оппозицию. Скорее всего ее придется создавать заново, а не пытаться сделать на базе «Яблока» или СПС. Это первое телодвижение. СПС зарегистрировано, поэтому давайте на базе ее мы все объединимся, что у них есть лицензия на выборные кампании. Но лицензия в чьих руках? В руках того же Кремля. Объединились, завтра отняли лицензию и все рухнуло. Поэтому лучше пройти более трудный путь, но более честный и создать заново эту объединенную демократическую оппозицию. Второе направление: несомненно, надо участвовать во всех выборных кампаниях, начиная с октября этого года, регионально в 10 субъектах федерации будут выборы, выборы мэров, местные выборы. Нужно участвовать. Не удастся участвовать как партии в списках, надо участвовать в одномандатных округах, но из этого процесса не выпадать. Потому что только через региональные избирательные кампании можно почувствовать, увеличилось какое-то доверие избирателей или уменьшается или то же самое, чтобы корректировать свои действия. И третье направление можно назвать просветительством. Сжалась информационная площадка абсолютно. Четыре, пять лет назад мы и с тобой встречались часто в эфире, комментировали всякие события, сегодня мы можем их комментировать только по телефону через Свободу, через «Эхо», несколько газет. Раз оно сжалось, то я уверен, у нас будет возвращаться в какой-то мере ситуация конца 80 - начала 90, когда никто не знал, что Ельцин сказал на пленуме, но уже какие-то бумаги по рукам ходят, люди читают и так далее. К правде начнут люди тянуться.


XS
SM
MD
LG