Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Беседа о свободной Армении и несвободном Азербайджане. Индексы свободы экономики за 2007 год


Ирина Лагунина: В январе американский фонд Херитидж Фаундейшн обнародовал Индекс экономической свободы за истекший 2007-ой год. Страны в этом Индексе расположены в нисходящем порядке по мере снижения уровня экономической свободы. Бросается в глаза невероятный разброс между государствами Южного Кавказа – Армения вошла в первую тридцатку экономически свободных стран, в то время как Азербайджан оказался во второй сотне. Показатель «экономической свободы» способен ввести в заблуждение, поэтому мой коллега Ефим Фиштейн посвятил этой теме дискуссию c экспертами из стран Южного Кавказа.



Ефим Фиштейн: В бакинской студии находится кандидат экономических наук Сабит Багиров, глава Центра экономических и политических исследований, на ереванском конце провода Эдуард Агаджанов, тоже кандидат экономических наук, а Грузию представляет Резо Сакеваришвили, независимый экономический эксперт. По показателю экономической свободы сравниваются 162 государства мира, причем этот показатель выводится как производная величина из 10 разных показателей свобод, таких, к примеру, как свобода торговли, предпринимательства, капиталовложений или прав собственности. Так вот, по этому показателю страны Южного Кавказа разместились следующим образом: Армения на 28 месте, Грузия на 32, Азербайджан на 107 месте. Скажу еще, что Армения оказалась сразу после Швеции, но выше Австрии, Грузия расположилась после Испании, но выше Норвегии. А вот Азербайджан затесался между Эквадором и Аргентиной. Естественно, первым делом я попрошу участников прокомментировать такой разброс и пояснить, по каким обстоятельствах их страны оказались в списке там, где оказались. Начать естественно было бы с Сабита Багирова, потому что его страна хоть и идет по алфавиту первой, но в индексе оказалась едва ли не последней.



Сабит Багиров: В нашей стране есть два режима – режим более благоприятный для нефтяных инвестиций и менее благоприятный в ненефтяном секторе для иностранного инвестора. Финансовая свобода есть определенные проблемы, с правом собственности есть определенные проблемы, наконец коррупция продолжает преследовать нашу страну. Эти четыре показателя отодвигают нас назад.



Ефим Фиштейн: Эдуард Агаджанов, чем вы объясняете такой невиданный взлет Армении в этом индексе и связана ли как-то эта экономическая свобода с процветанием Армении?



Эдуард Агаджанов: Естественно, она никак не связана с этим. Экономическое процветание и свобода индекса не совпадают. Все дело в том, что этот подход со стороны определенных структур, которые определяют степень свободы, носит чисто формальный характер. Если мы возьмем сейчас посмотрим все экономические законы Армении, которые касаются свободы экономической деятельности, внешнеэкономической деятельности, действительно они довольно либеральные. Но вся беда в том, что это носит формальный характер. В реальной действительности, к сожалению, это не так. Скажем, есть определенные проблемы в Армении в сфере выбора вопросов сферы деятельности. Весь парадокс в том, что законы либерального характера у нас здесь, начиная с 1994 года, то есть уже тогда Армения в принципе была готова стать членом Всемирной торговой организации, насколько были либеральные законы. Вы знаете, что Армения одна из первых приватизировала сельское хозяйство, землю, приватизировала промышленность. То есть мы были маяком либеральных реформ в 90 годы. Но, к сожалению, сейчас если мы посмотрим, мы увидим, что экономика стала замонополизированной, клановой и если мы возьмем некоторые сферы, то мы увидим, что официально, формально в этих сферах действует 11-20 хозяйствующих субъектов, но при ближайшем рассмотрении вы увидите, что все они афеллированы друг с другом. То есть говорить о какой-либо свободе в этом отношении нельзя.



Ефим Фиштейн: Наконец Грузия, довольно почетное 32 место, хоть и меньше, чем у Армении, но зато Грузия оказалась в хорошей компании, вокруг приличные страны. Далеко за вами находятся словаки, чехи, латыши и прочие восточноевропейцы. Ваше объяснение такой ситуации, Резо Сакиваришвили?



Резо Сакиваришвили: В принципе мы очень гордимся тем, что находимся между Испанией и Норвегией, но на самом деле я должен согласиться со своими коллегами, что данный опрос, данная оценка покрывает только десять показателей, которые на самом деле не дают полной картины инвестиционного или предпринимательского климата в конкретной стране, в том числе и в Грузии. Если посмотреть по этим конкретным направлениям, то вы видите, что в Грузии довольно хорошие оценки по направлению либерализации торговли, либерализации рынка труда, но очень низкие оценки, что касается коррупции, что касается зарегулированности определенных секторов экономики и что касается защиты прав собственности. Исходя из этого, это оптимистическая оценка - 32 место для Грузии. Мне кажется, что не более чем аванс, не полная картина.



Ефим Фиштейн: Перейдем к конкретике. Если верить официальной статистике, рост внутреннего валового продукта в Азербайджане в последние годы достигал совершенно невиданных цифр, по 25, а то и по 30% в год. Даже на этот год прогноз не менее 17%. При таком росте, что называется, можно и на 107 месте поторчать. Сабит Багиров, прокомментируйте, где берет ваша страна резервы для такого роста?



Сабит Багиров: Разумеется, это нефтяной сектор, у нас большие инвестиции вложены в последние 10 лет в этот сектор, и как результат, по двум крупным месторождениям, одному нефтяному и другому газовому месторождению, по этим двум месторождениям мы наблюдаем продвижение к пику добычи. То есть страна реально богатеет, имеет значительные валютные резервы. Скажем, лет через 15-20 аккумулятивные резервы могут достигнуть порядка 250 может быть даже 300 миллиардов долларов, если, конечно, не будут тратиться за этот период.



Ефим Фиштейн: Составители индекса очень хвалят Армению. Я процитирую «Уолт Стрит Джорнал», газету американскую: «Армения показала результат гораздо выше среднего по Европе. Это впечатляет, учитывая, что речь идет о бедном маленьком государстве без выхода к морю. Валовой внутренний продукт в прошлом году рос темпом выше 13%». Мы знаем, что у Армении нефтяных запасов нет как у Азербайджана, газовых тоже, наверное, немного. Эдуард Агаджанов, какие же отрасли тянули за собой армянское народное хозяйство?



Эдуард Агаджанов: Вы знаете, вообще я вам скажу такую вещь: экономические показатели Армении уникальны по своей природе. Действительно, у нас начиная с 2002 года, Армения демонстрирует двузначный экономический рост. Но что беспокоит нас самих, экспертов. Беда в том, что экономический рост, различают экономический рост с точки зрения количества и качества, в этом отношении наша экономика очень хромает. Мы имеем количественный рост, но отнюдь не качественный. Если возьмем 2006-2007 годы, то мы увидим, что основной рост обеспечило строительство. Но к сожалению, это не промышленное строительство, а строительство элитарного жилья и строительство так называемых комплексов отдыха и досуга. То есть как такового промышленного строительства не было в Армении. Тут, что у нас растет, если мы возьмем структуру валового продукта, то увидим, что в основном метал, производство металла, металлических концентратов, меди, молибдена, синтетического каучука, то есть всего того, что нельзя назвать продукцией высоких технологий или информационных технологий. То есть весь этот рост, к сожалению, оставляет желать лучшего в качественном отношении. И еще самое главное: по подсчетам независимых экспертов половина роста Армении ВВП обеспечивается в основном за счет трансфертов, которые поступают из-за рубежа. Согласно данным Центрального банка Армении, 90% трансфертов непосредственно поступают на потребительский рынок, то есть как таковых капитальных затрат на увеличение трансфертов очень мало.



Ефим Фиштейн: Резо, у вас по Грузии точных цифр роста внутреннего валового продукта за минувший год, по-моему, пока еще нет, а прогноз на 2008 порядка 12%. Вы нам наверняка расскажете, за счет чего растет грузинская экономика.



Резо Сакиваришвили: В принципе, исходя из того, что конкретных итоговых данных пока нет, в принципе есть только прогнозные данные. В сравнении с предыдущим годом в 2006 году рост ВВП составил 8,8%, по экспертным и прогнозным оценкам рост в 2007 рост составил около 12% и в принципе ожидался рост на более высоком уровне, но свой отпечаток оставили явления, которые вам всем известны, я имею в виду те волнения, которые имели место и в определенном смысле сейчас продолжаются, начиная с ноября прошлого года. Что касается конкретных секторов, которые, можно сказать, тянули рост грузинской экономики, в первую очередь это банковский сектор, который уже третий год держит лидерство в этом списке, за ним идет строительный сектор и третье место занимает спектр обслуживания. Что касается такого конкретного параметра, как ВВП на душу населения, тоже по прогнозным данным он в предыдущем году составил 3200 долларов на душу населения, в принципе тоже рост солидный. Но прогнозы более умеренные. Грузия в 2008 году уже, наверное, не потянет на двузначный рост. Даже Министерство финансов, которое всегда выделялось оптимистическими прогнозами, считает и прогнозирует рост на уровне всего 5-6%, что будет в два раза меньше по сравнению с прошлым годом.



Ефим Фиштейн: Спасибо. Я только уточню, что это пока в два раза больше, чем средний показатель роста ВВП по Европе. Сабит Багиров, мы с вами пока еще не говорили о таких показателях, крайне важных для экономики страны, как, скажем, инфляция или безработица. Ведь мы знаем, что доходы населения могут расти, но именно инфляция превращает растущие доходы населения в труху. Как выглядит этот показатель по Азербайджану?



Сабит Багиров: К сожалению, Азербайджан среди стран СНГ в прошлом году, наверное, занял одно из последних мест в плане высокой инфляции. Уже в первом квартале прошлого года были проведены альтернативные расчеты, и они показали, что довольно высокий уровень инфляции уже в январе прошлого года имел место, порядка примерно 14-15%. В последующем он рос. Правительство впоследствии согласилось, что имеет место 17% рост инфляции по сравнению с 2006 годом. Объясняется это монетарными, в основном не монетарными причинами, такими как рост цен, который мы имели в январе прошлого года, когда тарифный совет более чем в три раза поднял стоимость электроэнергии, в два раза были подняты цены на основные виды топлива, на газ, бензин и ряд коммунальных услуг были повышены. И все это, естественно, подхлестнуло эту инфляцию. Национальный банк пытается с этим бороться, Национальный банк контролирует рост инфляции, зависимый от монетарных причин, а это 10% от причин, обуславливающих высокий рост инфляции.


XS
SM
MD
LG