Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

80-летие актрисы Жанны Моро




Иван Толстой: Начнем с Франции, где отмечают 80-летие актрисы Жанны Моро и 60-летие ее творчества. Рассказывает Дмитрий Савицкий.



Анри Шапле: Актриса-медиум, настоящая муза авторского кино, которое вывело её на авансцену в 1957 году с фильмом Луи Малля «Лифт на эшафот», муза, воскресшая вновь в 1993 году в «Отсутствие» Питера Хандке, Жанна Моро выше любых попыток запереть ее в какое-либо определение или категорию, чтобы понять зигзаги ее карьеры. Разве что её ненасытная любовь к жизни может пояснить нам эти 45 лет неистовства, как в кино, так и в театре.


Невозможно и составить хотя бы приблизительный список её лучших ролей; список ею воплощенных женщин, так как невозможно сказать, кто именно из них сильнее, нагляднее выражает тайные страсти и желания, которые шокируют и сбивают с толку.


Стоит ли вспомнить «Любовников» Луи Малля? «Жюля и Джима» Франсуа Трюффо? «Еву» Джозефа Лоузей? «Ночь» Антониони? Или, вдогонку им, фильмы Ренуара, Бунюэля и Орсена Уэллса?


Что нужно выделить в списке ее театральных триумфов? От дебюта у Жана Виллара и до мирового успеха «Рассказов служанки Церлины» Клауса-Микаэля Грюбера?


Ее героини вечно нежат цветы ее внутренних страстей и отправляют нас в мир фантазий ее детства, детства, которое заставляло её мечтать в тайном одиночестве, в капкане семьи, странности которой потрясают.


Жанна Моро, скорее, навсегда стала бы обычной преподавательницей, если бы не увидела однажды через открытое окно своей детской комнаты волшебную игру лучей в будке киномеханика в доме напротив.


Строгость отца, позднее появление на свет младшей сестры, щедрость небес и боевой характер объясняют рождение этой образцовой судьбы, которую она выковала сама и которую она нынче, все с той же упрямой страстью, приносит в жертву открытию талантов других.



Дмитрий Савицкий: Кинокритик Анри Шапле, 15 лет назад, о таланте и судьбе Жанны Моро.


Афродита, как мы помним, родилась в волнах, в пене волн. Жанна Моро родилась в волне, в пене «Новой Волны» французского кинематографа.


Ей довольно рано объяснили, что между ее юной красотой и Афродитой есть разница. Кинорежиссер Жульен Дювивье, классик французского кинематографа, начинавший еще в 20-х, сказал, увидев Жанну Моро: «С ее асимметричным лицом, с этими ее вечными кругами под глазами, с ее фигуркой – ей никогда не сделать карьеру в кино». Тем не менее, она сыграла более двухсот ролей. «Я была небольшого роста, мрачной, скорее замкнутой, но этот облик совпадал с кинофантазиями молодых режиссеров, пытавшихся покончить со стереотипными актрисами».


Она снималась у Бертрана Блие, Жака Бекера, Луи Маля, Луиса Бунюэля, Орсона Уэллса, Райнера Вернера Фассбиндера, у Роже Вадима, Жака Деми, Джозефа Лоузэй, Микельанджело Антониони, Жана-Люка Годара, Питера Хандке, Элия Казана, называя лишь некоторых.


На прошлой неделе она не явилась на два радио-интервью, посвященных ее юбилею: 23 января ей исполнилось 80 лет. Жанна Моро одновременно праздновала и свое восьмидесятилетие, и шестидесятилетие театральной и кинокарьеры. Но в воскресенье вечером франко-германский телеканал «Арте» посвятил ей вечернюю программу, в которой был показан фильм Луиса Бунюэля 1964 года «Дневник горничной». За фильмом последовал документальный, снятый в прошлом году Жозе Даяном и Пьером-Андре Бутангом, «Жанна М.». Понедельник на «Арте» также был посвящен Жанне Моро. Но, прежде всего, несколько слов о биографии актрисы.



Она родилась 23 января 1928 года в Париже. Мать ее, Кэтрин Баклэй, англичанка из Ланкашира, была танцовщицей в парижском мюзик-холле «Фоли Бержер». Отец, Анатоль-Дезире Моро, работал в ресторане, позднее купил гостиницу. Мать-протестанка, отец-католик – подобный расклад привел перед свадьбой к переходу Кэтрин Баклэй в католичество. Отец был категорически против увлечений дочери: сначала она хотела стать, как и мать, танцовщицей, затем влюбилась в театр. «Он представлял меня матерью трех детей, стоящей за кассой ресторана или мясной лавки», - вспоминала Жанна Моро.


Жанна Моро, о чем отец и не ведал, училась в самой престижной парижской театральной школе, носящей имя «Консерватории». Дебютировала она после войны, в 1947 году, на Авиньонском театральном фестивале, но отчет своей творческой деятельности она ведет с 1948 года, когда она вошла в труппу «Комеди Франсэз». Вот, что пишет о ней Елизавета Самышева:



Диктор: «С театром ей повезло сразу. Начало же кинематографической карьеры актрисы совпало со временем, когда прочно было распространено мнение, что актерам театра противопоказано сниматься в кино. Ставка делалась на типажи, соответствующие новоявленным канонам. В моде были блондинки: счастливая кинематографическая пора обворожительной Мартин Кароль и смешливой, озорной Дани Робен. Дебютировала Жанна Моро в криминальной драме Жака Беккера «Не прикасайтесь к добыче» («Touchez Pas Au Grisbi», 1953), где ее партнерами были легендарный Габен и начинающий Лино Вентура. Моро играла роль танцовщицы из кабаре, Жози, коварной любовницы, которая предала своего дружка и столкнула двух матерых гангстеров. В том же году она снялась в «Жюльетте» Марка Аллегре. В этой изящной комедии героиня Жанны, взбалмошная, откровенно антипатичная в своих капризных выходках невеста обходительного адвоката, в уже изначально заданных правилах игры была обречена на поражение в борьбе за сердце жениха с неожиданно появившейся соперницей - восторженной, очаровательной Жюльеттой, героиней Дани Робен.


А год спустя Жанна Моро сыграла роль Маргариты Наварской в «Королеве Марго» Жана Древиля.


В ту эпоху Моро появлялась в десятках картин, где ее партнерами выступали такие молодые звезды, как Жан Марэ. И все же кинематограф не находил достойного применения молодой актрисе, у которой уже за плечами были сложнейшие сценические образы в пьесах Корнеля и Клейста, Кокто и Теннеси Уильямса. Тем временем перед независимой и талантливой Жанной по-прежнему открывались блестящие театральные перспективы: Жанна Моро перешла из «Дома Мольера» в национальный Народный Театр.


«Когда спустя четыре года Вилар позвал меня в свой театр, - рассказывает Моро, - я покинула «Комеди Франсэз» не задумываясь, хотя это вылилось в настоящий скандал и даже судебную тяжбу».


В театре Жана Вилара не было «звезд», деления на статистов и премьеров, здесь даже Жерар Филипп был лишь первым среди равных. Раскрывая свой творческий потенциал, актриса не вверяла его, кроме себя, никому. Или почти никому.


Отыграв добрую дюжину экранных ролей в малобюджетных триллерах, Жанна Моро в середине 50-х привлекла к себе внимание молодых режиссеров французской «Новой Волны».


Весенним днем 1957 года, начинающий кинорежиссер Луи Маль увидел Моро на театральной сцене в роли Мэгги в «Кошке на раскаленной крыше» по Теннеси Уильямсу. Актриса понравилась ему, и зашел разговор о возможном ее участии в фильме «Лифт на эшафот». Жанна Моро рассказывает, что когда ее импресарио узнал о ее согласии сниматься в фильме Маля, он счел ее безумной: «Вы, известная актриса, связываетесь с мальчишками, у которых нет ни имени, ни денег?!»


Но за загадочной улыбкой и восхитительными глазами стояла актриса с тонким чутьем, чутьем влюбленной женщины и природным умом, что позволило Моро заглянуть в будущее, посмотреть на режиссера, как представителя «Новой Волны» - гораздо раньше всех остальных.


Ради работы с Луи она отказалась от главной женской роли в «Спартаке» Стэнли Кубрика».



Дмитрий Савицкий: После работы с Луи Маллем (добавим его же, скандальный для эпохи фильм «Любовники», 58 год) Моро снялась в шедевре Франсуа Трюффо «Жюль и Джим». Это была уникальная, державшаяся на дерзкой интуиции, роль. «Лифт на эшафот» и «Жюль и Джим» вывели Жанну Моро из лабиринта второклассного кино серии «Б» и превратили в ведущую французскую актрису. На нее стали обращать внимание лучшие мировые кинорежиссеры. Питер Брук снял ее в «Модерато Контабиле» (премия Каннского фестиваля 60 года); Микеланджело Антониони в «Ночи» (ее партнером был Марчелло Мастрояни); Луис Бунюэль в «Дневнике горничной»; Орсон Уеллс в «Процессе» и «Фальстафе»…


И нынче, в 80 лет, Жанна Моро полна творческих планов. Она готовиться к съемкам фильма «Девять Дней Клары Норма» с Марсьялом Фужроном, снявшим «Мой собственный сын» с Натали Бай. Моро была в жюри фестиваля Сан-Себастьяна, когда вышел фильм Фужрона и настояла на присуждении ему главного приза.


«Если небеса подбросят мне еще десяток лет,- говорит она, - я попробую все же осуществить давний проект: снять вместе с Бобом Уилсоном - «Марию Стюарт».



Вот «малый» список наград актрисы:


Лауреат высшей театральной награды Франции - Премии Мольера. Кавалер Ордена Почетного Легиона. Я уже упомянул премию Международного фестиваля в Каннах «За лучшую женскую роль» в «Модерато кантабиле». Лауреат премии Британской киноакадемии лучшей зарубежной актрисе за фильм «Жюль и Джим». Лауреат высшей французской кинопремии «Сезар», 1991 год, за фильм «Старуха, входящая в море». Лауреат «Почетного Оскара» за многолетнее творчество (1998) Лауреат награды Московского кинофестиваля - Приза Станиславского (2005).


И – сама Жанна Моро под занавес:



Жанна Моро: Меня вдохновляет сравнение жизни с садом. Это место рождения и в жизни нужно этот сад продолжать возделывать. Хотя, правда, чаще он запущен. Да и земля, с одной стороны, может быть песком, а с другой – черноземом. И свет со всех четырех сторон света падает по-разному. Но моя идея это оставить после себя, после того, как я исчезну с поверхности нашей планеты, красивый сад. Для этого нужно разрешить все проблемы, в том числе и света, и тени; научиться заставлять цветы цвести, оживить ароматы, запахи. И не только роз, но и картофеля.



Дмитрий Савицкий: Жанна Моро из документального фильма «Жанна «М». Не трудно заметить, что для актрисы свет – так же важен, как и для зарослей «глории дэи».




XS
SM
MD
LG