Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Birdwatch: англичане подсчитывают птиц




Иван Толстой: В конце января британское Королевское общество охраны птиц (RSBP) уже в 30-й раз подряд провело зимнюю акцию Big Garden Birdwatch – «Большое наблюдение за птицами в садах». Это ежегодное исследование-опрос на предмет присутствия обычных птиц в садах и парках страны. Добровольным участникам предлагалось скачать с интернета анкету и с ней просидеть часок либо у себя в саду, либо в городском парке, считая увиденных или услышанных галок, скворцов, голубей, воробьёв. С подробностями из Лондона Джерри Миллер.



(Пение воробья)



Джерри Миллер: Вы узнали по щебету воробья? А ведь так можно опознать птицу, которая залетела к вам в сад. Для своей акции «Королевское общество охраны птиц» поместило на вебсайте подробное описание наиболее распространённых британских пернатых, их детальные фото, видеоленты с их участием и звуковые дорожки их пения, чтобы легче было считать. Ну, разве можно воробья «по голосу» перепутать с горлицей:



(Пение горлицы)



Джерри Миллер: Или с сорокой...



(Пение сороки)



Джерри Миллер: Или с малиновкой...



(Пение малиновки)



Джерри Миллер: Впервые такой всенародный подсчёт птиц в Великобритании был проведён в 1979-м году. «Birdwatch» или «birdwatching» - любительская орнитология, наблюдение за птицами – одно из самых популярных британских хобби. Достаточно сказать, что в прошлом году в операции «Большой садовый бёрдвотч» приняли участие 400 тысяч человек, и они за час наблюдений насчитали в 240 тысячах садах, в общей сложности, 6 миллионов птиц.



Я спросил у сотрудницы Королевского общества Фарры Стивенс, каких результатов следует ожидать в этом году?



Фарра Стивенс: Окончательные результаты будут известны только к концу марта, поскольку нашим учёным потребуется время на обработку анкет, однако мы ожидаем увеличения числа щеглов. Из-за тёплой зимы многие из них решили не лететь к Средиземному морю, как они это делают обычно. Из-за крайне сырой весны прошлого года синицам оказалось трудно продолжить потомство, мы ожидаем сокращение их числа, но в долгосрочном плане синицам ничего не грозит.



Джерри Миллер: А что показал предыдущий «Большой садовый бёрдвотч»?



Фарра Стивенс: В прошлом году воробей был садовой птицей номер один, за ним, с небольшим разрывом, следовал скворец. Надо сказать, что обе эти птицы занесены в «красный список», это значит, что их поголовье резко снизилось – воробьёв на 56% за последние 30 лет, а скворцов – аж на 76%. Очень хочется надеяться, что в этом году их число окажется большим.



Джерри Миллер: Несколько слов о бёрдвочинге вообще. Несколько лет назад, во время путешествия по Мексике, мне посчастливилось примкнуть к смешенной англо-американской экспедиции бёрдвочеров и узнать многое об этом популярнейшем в Великобритании и США, но нигде более, хобби. В мире существует около 9 тысяч видов птиц – для сравнения - лишь 6 тысяч видов млекопитающих. Все птицы разделены на 60 семейств – есть семейства, в которые входят несколько сот видов, а есть семейства состоящие из одного единственного. Несколько лет назад группа британских орнитологов-любителей поставила перед собой нелегкую задачу – за один год увидеть, по меньшей мере, одного представителя каждого из 60 семейств. Для этого нужно было посетить все континенты, все климатические зоны планеты, все уголки и острова с уникальной фауной, такие, скажем, как Галаппагос. И им этот план осуществить удалось.



Бёрдвотчеров интересуют только дикие пернатые. Они не разглядывают в бинокли куриц или индюков. Но вот, скажем, пингвины – это другое дело.



Большинство бёрдвочеров путешествуют по свету либо небольшими группами – на 6-10 человек приходится один профессиональный гид, либо независимо - скажем, муж с женой. Группы формируются задолго до путешествия, часто люди знакомы друг с другом по предыдущим путешествиям. И увлечение это довольно дорогое, стоимость туров для орнитологов-любителей в несколько раз дороже путевок, скажем, на курорт.



Заядлый бёрдвотчер встает рано, как утренняя птаха, ведь многие птицы особенно активны рано утром. Серьезный бёрдвотчер хорошо экипирован: у него с собой и мощный бинокль, и портативный магнитофон с миниатюрными динамиками – чтобы записывать пение птиц, а затем, проигрывая запись, их «подзывать». Тут порой и складной стульчик, чтобы часами с комфортом сидеть в засаде в надежде увидеть ту или иную птицу. При встрече на лесной тропе бёрдвотчеры охотно делятся друг с другом информацией о том, где какую птицу можно узреть. Фотоаппаратов и видеокамер бёрдвотчеры не признают: вся суть этого хобби – увидеть птицу собственными глазами.



Уважающий себя орнитолог-любитель тщательно регистрирует увиденное. Есть на сленге бёрдвотчеров такие понятия, как «птица жизни», то есть увиденная впервые в жизни, «птица года» - та, которую бёрдвотчер уже видел, но в этом году видит впервые. И каждый бёрдвотчер сходу назовет вам самую первую птицу, которую он увидел в своем детстве – она всегда занимает в его личном списке особое место. Наверное, заядлым бёрдвотчерам, с которыми я путешествовал по Мексике, было скучно слушать мой рассказ о том, что первые птицы в моей жизни, жизни горожанина, были голуби и воробьи.



У бёрдвотчеров есть и свои, порой только им понятные, шутки и анекдоты. В магазинах можно купить даже целые сборники юмора орнитологов-любителелей. К примеру, мне запомнилась такая карикатура из американского журнала «Ньюйоркер». На дереве сидят две птицы, а пятеро бёрдвотчеров пристально в бинокли рассматривают их. Одна птица говорит другой, - «Ну, что, сказать им кто мы?».



А вот не лишенная юмора история из жизни. Британский журналист и писатель Иен Флеминг, после Второй мировой войны, долгое время жил на Антильских островах. Там у него был друг – американский орнитолог по имени Джеймс Бонд, чьим справочником по птицам Карибского моря орнитологи пользуются и по сей день. Когда Флеминг начал писать свой первый роман про тайного агента 007, он решил, что имя Джеймс Бонд – именно то, что ему нужно для его героя – мужественное англосаксонское имя. Он спросил у своего приятеля-орнитолога, не возражает ли тот против использования его имени. Бонд ответил, что не против, но в «обмен» должен получить право назвать любую открытую им в будущем породу птиц «Иен Флеминг».



В заключение интервью я спросил работницу Королевского общества охраны птиц Фарру Стивенс объяснить, почему именно к птицам у британцев такая страсть?



Фарра Стивенс: Я думаю, что в первую очередь потому, что птицы так легко заметны. Где бы вы ни были, где бы ни жили, куда бы ни шли – вы всюду видите птиц, они всюду есть, люди с ними близко знакомы. Наша организация - благотворительная, вместе с тем число наших членов превышает миллион, а это значит, что птицы глубоко запали в сердца британцев.



Джерри Миллер: Как и с любой страстью, рациональное основание английской одержимости птицами вы вряд ли не найдёте.



XS
SM
MD
LG