Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Русские сюжеты на неаполитанской театральной сцене



Иван Толстой: Русские сюжеты на неаполитанской сцене – так называется репортаж нашего итальянского корреспондента Михаила Талалая.



Михаил Талалай: В январе неполитанцы-театралы дважды смогли окунуться в атмосферу русского классического театра – музыкального и драматического.


Великий Театр оперы и балета имени Святого Карло опять обратился к «старине» Чайковскому, и опять с большим успехом.


В начале 2008 года, Сан Карло предложил «Щелкунчика» – по сути дела в Италии стало доброй традицией давать гофманскую сказку в переложении Чайковского на Рождество. С легкими напевными мелодиями, с феерическими персонажами и хеппиэндом, балет в самом деле возвращает людям рождественские надежды и мечтания.


Все спектакли «Щелкунчика» шли в Сан Карло с аншлагом – в первую очередь, благодаря блестящему танцору Роберто Болле, ставшим настоящей этуаль итальянского балета. Конечно, такой красавец и есть лучшее воплощение принца в феерии Чайковского-Гофмана.


Сыграла свою роль и отличная работа хореографа-постановщика, англичанина Дерека Дина, давно сотрудничающего с Сан Карло. Конечно, к «Щелкунчику» в Италии не раз обращались и другие хореографы, в частности – легендарный Рудольф Нуриев: в 1993 году он, кстати, привез в Неаполь свою версию балета. Впервые же в Сан Карло поставили балет еще в 1950 году, не так давно, и это странно, что шедевр проник на неаполитанскую землю так поздно. Но, проникнув, остался здесь прочно.


Дерек Дин бережно отнесся к опыту предшественников, сделав истинно классический балет. По его словам, ключевым словом к постановке было «волшебство», и это зрители почувствовали. Англичанин уже один раз ставил «Щелкунчика» для Сан Карло – в 2003 году. И сейчас, пять лет спустя, конечно, его задача была упрощена.


И еще одна русская классика, на сей раз – в области драмы. Еще одно русское имя, ставшее классическим – Чехов. «Три сестры». Что, казалось бы, неаполитанцам до метаний этих провинциальных русских барышень, мечтавших о Москве? Но они непременно трогают сердца. Театр Меркаданте на пьяцце Муничипио был переполнен каждый вечер.


Приезжая труппа из Рима держала неаполитанских зрителей в напряжении три с половиной часа. Поставил спектакль Массимо Кастри. Назову имена актрис, игравших сестер: Ольга – Бруна Росси, Маша – Лаура Пазетти, Ирина – Аличе Торриони.


Надо сказать, что итальянский темперамент актеров давал себя знать – думаю, что у русских артистов спектакль шел бы на полчасика подольше. Играла в основном молодежь, но был и один актер старого поколения - Ренато Скарпа, в роли доктора. Римлянин Ренато Скарпа немного стал и «местным», южанином: в блестящем фильме «Почтальон», с Массимо Троизи, он прекрасно выступил в роли начальника почтового отделения, что разместилось во время съемок на Прочиде, в рыбачьем порту Коричелла.


Во время спектакля я с удовольствием заметил, чуть ли не впервые, что все русские имена и фамилии актеры произносили на удивление правильно – явно кто-то им помог расставить ударения. Да благо теперь носителей русского языка в Италии не занимать. Лишь одна фамилия актерам никак не давалась правильно – Протопопов.


Актеры были, повторю, из Рима, а я так предвкушал знаменитый возглас сестер «В Москву!» на неаполитанской мове – «А Мошка!» Но тут все звучало корректно – «А Моска!».


Сценография была лапидарной: стол, стулья, чемоданы. Ничто не отвлекало от чеховского слова, от диалогов героев – а по сути дела это были перемежающиеся монологи, каждый говорил сам с собой, никто никого не понимал, не слушал и не слышал. Меланхоличный мир Чехова возвращал нас в действительность после волшебного мира Чайковского.




XS
SM
MD
LG