Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Портреты кандидатов на пост президента США. Республиканец Майк Хаккаби


Ирина Лагунина: После первичных выборов, которые прошли в штате Флорида во вторник, американская пресса заговорила о том, что теперь в списке осталось только два реальных кандидата на пост президента США от Республиканской партии. Это Джон Маккейн и Митт Ромни. Но все-таки самое крупное событие на этом этапе кампании предстоит 5 февраля, в так называемый супер-вторник, когда праймериз пройдут сразу в 22 штатах страны. Так что пока еще можно говорить и о тех, кто не является на данный момент бесспорным фаворитом гонки. Портреты кандидатов. Майк Хаккаби. Серию подготовил наш корреспондент в Вашингтоне Владимир Абаринов.



Владимир Абаринов: Майку Хаккаби 52 года. Он родился в штате Арканзас, по стечению обстоятельств – в том же самом городке Хоуп, что и Билл Клинтон. «Хоуп» значит «надежда», и Хаккаби, как когда-то Клинтон, часто обыгрывает это название в своих речах.


Его отец был пожарным и механиком, мать работала на мелкой конторской должности. Свою первую работу Майк Хаккаби получил в 14 лет – он читал на местной радиостанции новости. Высшее образование получил в баптистском университете, год проучился в духовной семинарии, но бросил. Был пастором, а в 1992 году решил избираться в Сенат и проиграл. Однако судьба предоставила ему новый шанс. В том же году губернатор Арканзаса Билл Клинтон был избран президентом США, вице-губернатор Джим Такер стал губернатором, а для замещения вакансии вице-губернатора были проведены внеочередные выборы, которые выиграл Майк Хаккаби. Спустя три года Такер был уличен и признан судом виновным в финансовых махинациях. Намереваясь обжаловать приговор, Такер не пожелал освобождать губернаторский пост. Тогда Хаккаби пригрозил ему импичментом, и Такер все-таки ушел.


Так Хаккаби стал губернатором. На эту должность он переизбирался затем дважды. Два года назад журнал Тайм назвал его в числе пяти лучших губернаторов страны. Майк Хаккаби принял штат с бюджетным дефицитом в 200 миллионов долларов, а оставил с профицитом в 850 миллионов, постоянно снижал налоги, многое сделал для школьного образования и здравоохранения.


В начале президентской кампании его считали аутсайдером, но первые же первичные выборы, в штате Айова, вывели его в лидеры гонки, оставив позади фаворитов Джона Маккейна и Митта Ромни. Для Ромни это был особенно тяжелый удар – он не имел недостатка в средствах, тогда как Хаккаби был вынужден экономить. В своей победной речи Хаккаби сказал об этом так.



Майк Хаккаби: Большинство умников считает, что если твой соперник потратил в 15 раз больше денег, чем ты, то ты просто не в силах перепрыгнуть эту гору золота и получить такой поддержки избирателей, которой хватило бы для победы на выборах. Сегодня мы доказали, что американская политика по-прежнему находится в руках простых людей, таких как вы, людей, которые верят, что дело не в том, сколько ты можешь потратить денег, а в том, сколько надежды на лучшее будущее ты можешь дать людям. Я надеюсь, что сегодня мы навсегда изменили взгляд американцев на их политическую систему и на то, как они избирают президентов и других выборных чиновников.



Владимир Абаринов: Майк Хаккаби апеллирует к чувству собственного достоинства каждого избирателя. И находит отклик.



Майк Хаккаби: Речь на выборах идет не обо мне. То, что произошло сегодня в Айове, распространится по стране стремительно, как пожар в прерии – это понимание, что речь идет обо всех нас, потому что мы – это народ. Мы увидим это снова и снова в других штатах. Страна жаждет получить лидеров, которые знают, что они избраны на высокий пост не для того, чтобы принадлежать к правящему классу. Они избраны, чтобы служить стране, потому что это мы, народ, правящий класс Америки.



Владимир Абаринов: Будучи ревностным христианином, Майк Хаккаби стилем своей жизни и манерой общаться с публикой показывает, что вера – это не тяжкая обязанность, а источник постоянной радости и оптимизма. В годы губернаторства он организовал в своей администрации рок-группу и играл в ней на бас-гитаре, а недавно прославился тем, что за короткий срок похудел на 50 килограммов. На встречах с избирателями, особенно молодыми, он тоже берет в руки гитару. Вот отрывок из его выступления перед студентами.



Майк Хаккаби: Хочу сказать всем вам спасибо за то, что пришли. Мы, кажется, неплохо провели время. Надеюсь, скучать никому не пришлось. Иногда я думаю, что одна из главных проблем политики заключается в том, что люди воспринимают себя чересчур серьезно – серьезнее, чем проблемы, стоящие перед страной. Я – человек, который наслаждается жизнью. Некоторых это раздражает. Меня критикуют, говорят: кажется, он слишком счастлив. Критикуют за то, что я получаю удовольствие от жизни. Некоторые кандидаты говорят: «Я считаю, президент – это серьезная работа. Руководить страной – это серьезно. Проблемы, с которыми мы сталкиваемся, очень серьезные». Кто бы сомневался! Но, ребята, есть причина, по которой я получаю удовольствие и радость в любой, самой серьезной ситуации: я люблю Америку, это классная страна, и не так уж много на земле мест, где ты можешь быть так же счастлив, как в Соединенных Штатах благодаря невероятному благу, которое мы зовем свободой. И это величайших дар, полученный нами от Господа и отцов-основателей.



Владимир Абаринов: В кампании Хаккаби принимает участие голливудская звезда Чак Норрис.



Чак Норрис: Я не хочу говорить вам, что делать. Все, о чем я прошу вас – сделайте так, как сделал я. Идите на его вэбсайт. Посмотрите, кто такой Майк Хаккаби, и примите решение самостоятельно – тот ли это человек, который, по вашему мнению, способен руководить нашей страной. Я сделал именно это. Я не знал об этом человеке ровным счетом ничего. И я еще не мог решить, кого мне поддержать. Потом я стал помаленьку читать о нем, пошел на его вэбсайт и увидел, что это потрясающий парень. И теперь я хочу, чтобы вы сделали то же самое. Посетите его сайт, узнайте его лучше. И если вы почувствуете то же, что чувствую я, вы, надеюсь, придете на избирательные участки и проголосуете за этого человека. Это все, о чем я прошу.



Владимир Абаринов: Тем не менее, религиозный консерватизм Хаккаби – серьезное препятствие для миллионов американцев. Об этом – диалог Хаккаби и обозревателя телекомпании NBC Тима Рассерта.



Тим Рассерт: Я хотел бы поговорить о вашем прошлом баптистского пастора и о вашей вере. Когда вас спросили о причинах вашего успеха в политике, вы ответили: «Этому есть только одно объяснение. И оно не имеет отношения к деятельности человека». Тем самым вы намекали на вмешательство свыше. В своем предвыборном клипе, где вы называете себя христианским лидером, вы стоите на фоне чего-то, в чем многие увидели крест…



Майк Хаккаби: Да нет, это книжная полка. Хотел бы я, чтобы мы оказались такими хитрыми.



Тим Рассерт: А еще вы сказали: «Я надеюсь, мы услышим сигнал тревоги и вернем эту страну Христу».



Майк Хаккаби: Эта фраза, между прочим, была сказана в 98-м году на съезде баптистов-южан, ведь так? По-моему, это нормально – говорить о Христе, обращаясь к собранию христиан-баптистов.



Тим Рассерт: Да, но куда вы денете нехристиан?



Майк Хаккаби: О, они занимают достойное место в Америке. Иудео-христианская культура этой страны ценит не только людей верующих, но и тех, кто не верит. Главное в настоящей вере – это то, что в нее нельзя обратить насильно. И я никогда не воспользуюсь правительственными структурами для того, чтобы навязать свою веру или ограничить чужую. Я думаю, Первая поправка написана совершенно ясно. Ограничено должно быть правительство, но не вера. Ограничение правительства двоякое: во-первых, оно не должно отдавать предпочтения одной вере перед другой, во-вторых – не должно запрещать отправление какой-либо религии. Точка.



Тим Рассерт: Таким образом, вы без проблем назначите атеистов в свой кабинет?



Майк Хаккаби: Совершенно без малейших проблем назначу. Возможно, атеисты уже работали в моем кабинете, когда был губернатором. Знаете, обо мне постоянно напоминают: «Он был пастором». Но я 10 с половиной лет был губернатором. У меня бóльший опыт работы в правительстве, чем в церкви. И если люди хотят узнать, каким образом я буду сочетать мою работу с моим вероисповеданием, лучше всего посмотреть, как я это делал, когда служил губернатором. Я не предлагал заменить колокольней купол капитолия штата Арканзас. Но моя вера важна для меня. Я стараюсь объяснять это. Я не хочу делать вид, что это не имеет значения для меня. Моя вера определяет мои взгляды на все - от охраны природы до бедности, от инфекционных болезней до голода. Откровенно говоря, я считаю, республиканцы должны играть лидирующую роль в решении этих проблем.



Владимир Абаринов: А вот фрагмент теледебатов, на которых Майка Хаккаби спросили о его взглядах на эволюцию.



Майк Хаккаби: Интересно, что этот вопрос задают человеку, который избирается в президенты. Я не собираюсь писать учебник по естествознанию для восьмого класса. Я прошу дать мне возможность стать президентом Соединенных Штатов. Но коль скоро вы спросили, я отвечу. Сначала Господь создал небо и землю. По-моему, это очень просто. Одно из двух: вы верите либо в то, что их создал Бог, либо в то, что они возникли случайно, в результате стечения обстоятельств. Я думаю, вопрос упрощает проблему. Меня спрашивают в упрощенной форме, верю ли я в Бога. Я отвечу вполне ясно: я верю в Бога. Я верю в то, что Бог участвовал в процессе создания. Как он это сделал, когда и сколько ему потребовалось на это времени – я не знаю. И я не думаю, что знание или незнание этого сделает меня лучшим или худшим президентом. Но я хочу сказать стране: если американцы хотят иметь президента, который не верит в Бога, то у них, похоже, большой выбор. Но если они изберут меня, они получат президента, который верит в Творца. Как сказал Мартин Лютер Кинг, на том я стою и не могу иначе. И от этого я не отступлюсь.



Владимир Абаринов: Майк Хаккаби был и остается сторонником военного решения иракского вопроса. Об этом – еще один фрагмент теледебатов.



Тим Рассерт: Губернатор Хаккаби, война была хорошей идеей? Стоила ли она заплаченной за нее цены – крови и национального достояния?



Майк Хаккаби: Я поддержал президента в этом вопросе. То же самое сделали демократы. И я полагаю, мы не должны издеваться над ним по этому поводу. Он заслуживает нашей благодарности за то, что имел мужество признать, что существует угроза применения оружия массового уничтожения, и вместо того, чтобы дожидаться новой атаки, он сделал так, чтобы от Саддама Хусейна никакая угроза больше не исходила. Теперь всякий может оглянуться назад и сказать: «так мы же не нашли оружия!» Это не значит, что его там не было. Моя точка зрения заключается в том, что, когда президент начал действовать, эта страна была едина в оценке угрозы, все были уверены, что это необходимо сделать. Легко судить о решениях президента задним числом. Кто бы из нас ни был избран, его будут судить задним числом тоже. Но я надеюсь, нам хватит смелости и решительности, когда решение принято, не отступать только потому, что опросы общественного мнения говорят, что мы должны отступить.



Владимир Абаринов: Айова пока остается единственной победой Майка Хаккаби. В общем зачете он занимает третье место и сдаваться пока не собирается. Он рассчитывает на успех в южных штатах, где, так же как в Айове, сильны позиции христианских фундаменталистов. Но для штатов, где большинство составляют либерально настроенные избиратели, его кандидатура неприемлема. Как бы то ни было, Майк Хаккаби запомнится как представитель нового поколения христианских лидеров.
XS
SM
MD
LG