Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Причины и глубина русофильских настроений в Сербии


Ирина Лагунина: Последние опросы общественного мнения в Белграде показывают, что Борис Тадич, кандидат в президенты, которого считают прозападным, лидирует по сравнению с радикальным националистом и прошлым соратником Слободана Милошевича Томиславом Николичем. Но разрыв между ними минимален настолько, что социологи даже отказываются оценивать его в процентах. При этом оба пытаются заверить сербскую публику, что заручились поддержкой Москвы перед вторым туром, который должен состояться 3 февраля. Тадч побывал в Москве на прошлой неделе, а Николич – на этой. Николич даже заявил, что его визит опровергает спекуляции на тему, что Россия поддерживает только одного кандидата. Но так ли важно для сербов, какого из их кандидатов поддерживает Москва? Из Белграда – Айя Куге.



Айя Куге: В Сербии прошли «Дни благодарности России», которые организовало Общество сербско-русской дружбы при участии правительства с его щедрой материальной помощью.


Завершительный концерт в Белграде назывался «Дети Косова – матери России». На сцене – молодёжный православный хор из Петербурга, 40 человек, около десяти членов детского ансамбля из Косово, церковный певец из России и обожающие русских профессиональные сербские актёры и солисты балета. Торжественный концерт в православно-романтическом стиле, низкого художественного уровня, был сделан по образцам такого рода мероприятий конца сороковых годов. Государственное телевидение Сербии транслировало его в прямом эфире. Подобного страна давно не видела!


Откуда в Сербии вдруг такая жаркая любовь к России? Говорит социолог культуры и религии Мирко Джорджевич.



Мирко Джорджевич: Нынешний всплеск русофильства, который действительно заметен в Сербии, объяснить нетрудно. Не нужно искать в этом какие-то особые исторические корни. Это - чисто политические мотивы, сиюминутные потребности правящей коалиции и националистов. Ведь в данный момент сербские политики и часть национальной элиты ставят только на одну карту – на русскую карту. А ставка – Косово. Правда, что сейчас преобладающее политическое течение в Сербии - русофильство, но у него нет глубоких и широких корней в народе. Люди прекрасно знают, что, несмотря на то, что сегодняшняя Россия, путинская Россия - это государство, которое возвращается к своей силе, имеет огромные ресурсы и свободный капитал, эта Россия ни для кого не пример. Несмотря на великую российскую культуру, ценности которой никто не оспаривает, Россия ни экономически, ни политически не представляет собой модель, которой будет следовать мир. На самом деле Россия у нас не так популярна, как это хотели бы представить правящие политики.



Айя Куге: Заместитель министра культуры Сербии Новица Антич славист, известный переводчик с русского, составитель десяток сборников русских современных писателей и драматургов. Сейчас в репертуарах белградских театров шесть спектаклей русских авторов в его переводе. Но даже интеллектуалы в Сербии мало знакомы с современной российской литературой, с современным российским искусством. Крайне редко в кинотеатрах можно посмотреть художественные фильмы из России, на телевидении практически не представлены современные течения в российской культуре. Помню, однажды на вопрос тележурналиста посетителю большой белградской книжной ярмарки, кто его любимый автор, молодой человек ответил: Толстоевский.


Как, по вашему мнению, в Сербии относятся к культурным ценностям России?



Новица Антич: Никаких глубоких исследований на эту тему нет, однако на основе своего опыта скажу, что в Сербии, если смотреть реально, люди мало знают и современную западноевропейскую, и восточноевропейскую культуру. То есть это характерно не только с точки зрения того, как принимают у нас российскую культуру. Люди просто больше склоняются к давно признанным ценностям, к классике. Интеллектуалы охотнее читают Чехова, Достоевского потому, что слышали про них, учили их творчество в школе, в университете, в отличие от творчества современных писателей.



Айя Куге: Можно ли считать, что сербам ближе русский культурный образец?



Новица Антич: Профиль потребителя современной русской качественной культурной продукции – будь то литература, музыка или изобразительное искусство - почти такой же, как потребителя качественной так называемой западной культуры. Конечно, есть определённая специфика, может быть, она даже заложена природой, потому, что мы, сербы, всё-таки принадлежим к корпусу так называемой славянской культуры, и поэтому наш подход и восприятие русского искусства отличается. То есть, возможно, у нас больше любителей русской культуры.



Айя Куге: Господин Антич, ведь не секрет, что часть сербов, прежде всего, молодёжи, открыто выражают неприязнь ко всему, что приходит из России, даже в области культуры.



Новица Антич: Такие крайности, как русофобия и русофильство, у нас реально существуют. И один, и другой феномен действительно крайности в Сербии. Они происходят из того, что культуру используют как политическое средство. Но тех, кто это делает, по сути культура не интересует, она интересует их лишь из-за очень практических, сиюминутных политических интересов. Такие крайности всегда зависят от политической ситуации и колеблются между гипертрофированной любовью и крайне преувеличенной критикой. Я уверен, что обе стороны на самом деле очень мало знают ту культуру, о которой так много говорят.



Айя Куге: Один из моих знакомых, кто называет русских своими братьям, крестьянин Пеца Павлович.



Пеца Павлович: С русскими у нас сербов всё-таки больше общих генов, чем с остальными народами. Дух православия делает их культуру близкой нам. А ведь в минуту кризиса, естественно повернутся к тем, кто вам ближе всего. С другой стороны, мы русских любим и из-за исторической близости. Правда, наши надежды в истории на русских много раз не оправдывались. Хотя может быть и так, что у нас просто были непомерные ожидания от России, может быть, они и не могли осуществиться, и может, так случится и сейчас. Может быть, ожидания просто нереальные.



Айя Куге: В последний раз сербы, горячо любящие русских, разочаровались в России в 99 году, во время натовских бомбардировок. Тогда была совершенно схожая атмосфера – режим Милошевича провозгласил Россию соломинкой спасения, а народ хотел в это верить.


Насколько сербы знают русских, что любят них? Это вопрос к белградской журналистке Таня Тагировой. Ее предки – выходцы из России.



Таня Тагирова: Я не уверена, что те, кто заявляют, что так страшно любят русских и Россию, когда-либо в своей жизни лично знали хотя бы одного русского. Просто в Сербии сейчас такой политический курс - любить Россию, Путина и «братский русский народ», которые вместе с сербами готовы не отдавать Косово. Здесь говорят, что русских любят из-за широкой русской души, которая известна из романов и преданий. Сербы также воображают себе, что и у них широкая славянская душа и это, якобы, связывает два народа. А на самом деле могу сказать, что конкретно из всего русского здесь любят водку, а сербы из моего круга, - а это люди, которые попутешествовали, кое-что видели и попробовали, - любят русскую икру. И это почти всё! Некоторые любят и русскую музыку, но современная музыка из России в Сербии совсем не популярная.



Айя Куге: Для старшего и среднего поколения сербов типично, что в ресторане в пылу пьянки и веселья, они порой поют русские песни. Часто это песни военных времён, такие как Катюша, русские цыганские – Очи чёрные, ещё Подмосковные вечера и Волга-Волга. Современная популярная массовая музыка из России никому здесь не близка, она совершенно не по вкусу.


Даже если вполне современный кинорежиссёр Николай Бурляев ставит рядом и воспевает Россию и Сербию.


Социолог религии и культуры Мирко Джорджевич считает, что в Сербии про Россию знают мало.



Мирко Джорджевич: Обычные сербы очень мало знают о России и русских. И что ещё хуже: русский язык, к моему огромному сожалению, в Сербии очень не популярен, он почти исчез из употребления, он отступил перед остальными иностранными языками. Так и получается, что обычный человек, а часто и человек образованный, очень мало знает про Россию. Прорусские настроения в Сербии не такие массовые, как принято считать в последнее время. Да и сама Россия во многих моментах и старой, и новейшей истории оставляла Сербию «с носом», всегда успевая договориться со своими соперниками, которые сильнее нас.



Айя Куге: Сейчас по Сербии катится волна благодарности России. Порой эта волна принимает весьма странные формы. За последние несколько месяцев уже четырнадцать городов провозгласили почётным гражданином Владимира Путина, считая, что он спаситель сербского Косово, способный решить все проблемы.



Мирко Джорджевич: Нет сегодня в Сербии такого городка, где у власти радикалы и который не соревновался бы провозгласить почётным гражданином Владимира Путина. У обычного народа это не вызывает большого воодушевления. Всем ясно, что это просто политический маркетинг. Однако если в белградской прессе что-то и появляется из российской публицистики, то это публицистика, близкая к правящим кругам России, к Путину. У нас малоизвестно, что в России существует и демократическая оппозиция. Но с другой стороны, сильно пропагандируются разные Лимоновы и Жириновские, и другие русские националисты, и даже русские фашисты – это не секрет.



Айя Куге: Белградский социолог культуры Ратко Божович иронично предлагает сербским националистам вместо провозглашения Путина почётным гражданином сербских городов, назвать его именем целый город.



Ратко Божович: Удивляюсь, что сторонники этой идеи такого слепого поклонения идолу не додумались пока переименовать один город в Сербии в Путиноград. Но я не исключаю, что и такое может случиться.



Айя Куге: Историк, профессор Белградского университета Никола Самарджич предупреждает, что последствия некритического подчинения России могут обернуться катастрофой для Сербии.



Никола Самарджич: У меня впечатление, что в Сербии складывается совершенно ошибочное мнение, что Россия не только защищает Сербию и её весьма неоднозначные так называемые интересы в Косове, но готова и содержать сербов. Сегодня политическая элита Сербии скрывает настоящее положение дел в российской политике и экономике. Становится актуальным и распространяется как вирус миф о диктаторе, который в состоянии решить все проблемы. Это не хорошо для Сербии, и последствия могут быть такими же, какие восточноевропейские народы пережили во время холодной войны под советской оккупацией.



Айя Куге: Социолог и политический аналитик Степан Гредель не верит, что Сербия и её граждане на долгий срок выбрали так называемый русский путь.



Степан Гредель: Одна часть людей у нас имеют прорусские настроения с давних времён – и связанно это либо с высказыванием «нас и русских триста миллионов», либо верой в «батюшку», или в русского медведя, который вдруг проснётся и ударит кулаком. Есть часть сербов, которая искренне так думает, но я надеюсь, что огромное большинство не забыло, как нам было «хорошо», когда мы были как советская провинция, а как потом нам было «плохо» самим, хотя бы определённый период бывшей Югославии.



Айя Куге: Но пока это большинство, о котором говорит Степан Гредель, голоса не подает. Зато голосят другие


XS
SM
MD
LG