Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

1 февраля заканчивается срок соглашения о замораживании цен на основные продукты


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода в Москве Любовь Чижова и Сергей Гогин.



Андрей Шароградский: С 1 февраля в России на 14 процентов повышаются зарплаты работников бюджетной сферы и на 18 процентов - жалованье военнослужащих. В то же время 1 февраля заканчивается срок соглашения между правительством и компаниями, производящими и торгующими продовольствием, о временной приостановке цен на социально значимые виды продуктов. Скорее всего, власти и бизнесу удастся договориться и продлить заморозку цен еще на три месяца. Эксперты считают, что отпускать цены в преддверии выборов власть не решится.



Любовь Чижова: Российская власть делает все возможное, чтобы убедить своих граждан в том, что они благополучно живут в стабильной и процветающей стране. Бюджетникам в очередной раз повышают зарплаты, а рост цен на продукты пытаются остановить с помощью договоренностей с бизнесом. Напомним, что социально-значимые продукты, цены на которые не должны расти, как минимум, до мая - это хлеб, молоко, подсолнечное масло, кефир и сметана, все самое дешевое и маложирное. О том, как ситуацию с ростом цен решают власти в Ульяновской области, рассказывает мой коллега Сергей Гогин.



Сергей Гогин: Когда к октябрю прошлого года рост цен на продукты питания достиг темпов, которые трудно было проигнорировать, правительство Ульяновской области сделало крупным производителям и продавцам продовольствия предложение, от которого они не смогли отказаться. Компании, входящие в Союз сельских товаропроизводителей, подписали так называемые "соглашения о сдерживании ценовых колебаний": «Ульяновскхлебпром» - главное хлебопекарное предприятие региона - обязался заморозить цену на хлеб, а пять крупнейших сетей супермаркетов установили потолок торговой наценки в 10 процентов на социально значимые продукты (в обычных условиях средняя наценка на продовольствие составляет от 15 до 25 процентов). В результате этих административных мер цены стабилизировать, утверждает правительство области. Здесь гордятся, что из двух с половиной десятков продуктов социально значимой группы цены на 16 из них ниже, чем в среднем по Приволжскому федеральному округу. Впрочем, Ульяновск почему-то вышел в лидеры по цене на творог - 140 рублей за килограмм.


Управляющий торговой сети «Гулливер» Александр Сикачина сомневается, что принятые меры эффективно помогут социально незащищенным. Из его слов можно также понять, что крупные продавцы подписали соглашение об ограничении торговой наценки скрепя сердце.



Александр Сикачина: Социально незащищенные слои населения где приобретают продукты? Конечно, в большей степени, может быть, на рынках. А проще договориться с сетью. На самом деле, формат магазинов - это магазины, рассчитанные на покупателей, которые проживают рядом, магазины шаговой доступности. Стараемся покрывать все сегменты, в том числе пенсионеров, бабушек, предлагать им определенный и уровень обслуживания, и цены. Идем навстречу, потому что администрация есть администрация, у нее есть рычаги влияния.



Сергей Гогин: Теряя прибыль на одной категории товаров, магазины, покрывая издержки, увеличивают наценку на другие, признается Александр Сикачина.



Любовь Чижова: О том, к чему может привести искусственное регулирование цен в политических интересах, я побеседовала с доктором экономических наук, президентом Института национального проекта «Общественный договор» Александром Аузаном.



Александр Аузан: Понятно, что такое замораживание цен могло иметь только временный эффект. Поэтому не исключено, что сейчас попытаются продлить это, по крайней мере, до президентских выборов, потому что понятно, что всплеск цен перед выборами был бы неприятен. Но существенно вот что. Когда это достигается путем соглашения с крупными торговцами или производителями крупными, фактически происходит вымывание конкурентной среды, поэтому для следующего скачка создаются дополнительные условия. Кроме того, конечно, неприятно, что правительство, которое в прошлые годы более-менее контролировало инфляцию, практически потеряло управление. Думаю, что нас ожидают в этом году существенные сюрпризы по поводу уровня инфляции.



Любовь Чижова: Возможен ли какой-то другой вариант регулирования цен на продукты питания?



Александр Аузан: На мой взгляд, единственным более-менее безопасным способом является эффективная антимонопольная политика. Но понятно, что сильная антимонопольная политика бьет по интересам как раз доминирующих групп, доминирующих как в экономике, так нередко и в политической жизни. Очень сложно сказать, что будет действовать. Это ведь не только вопрос соотношения спроса и предложения и количества денег, величина денежной массы. Это и вопрос, насколько монополизированы те или иные отрасли, поставки, цепочки, это вопрос политической определенности или неопределенности. Поэтому я бы не взялся прогнозировать конкретные цифры.



Любовь Чижова: Тем не менее, представители власти говорят о том, что ежегодно несколько раз в год происходит повышений пенсий, пособий, они обещают и в 2008 году добавить зарплату бюджетникам. Вот эти все добавки облегчат людям жизнь, как вы считаете, догонят ли они рост цен на продукты питания?



Александр Аузан: Не только в нашей стране, когда происходят выборы, то, разумеется, под выборы идет определенное повышение пенсий, пособий, индексация. Это вообще закономерность движения политического цикла. И на какой-то период это может догонять рост цен, но, в принципе, конечно, очень сомнительно, чтобы это был длительный эффект. Скорее всего, эти добавки не будут поспевать за ростом цен.



Любовь Чижова: Может ли рост цен на основные виды продуктов питания и на все остальное спровоцировать массовые акции протеста россиян? Политолог Александр Кынев считает, что это лишь вопрос времени.



Александр Кынев: Я думаю, что пока еще нет, но ситуация находится в динамике, она меняется. Мы видим, как постепенно меняются общественные настроения. Конечно, на бумаге, может быть, разморозка цен и существует, но на практике ее не видно. То есть я думаю, что это любой гражданин, который ходит в магазин, ходит на рынок, видит, что ничего близко похожего на заморозку цен не происходит - цены растут, и за последние несколько месяцев они выросли очень существенно, а доходы граждан не увеличиваются. То есть экономическое положение тех граждан, которые имеют незначительные и даже средние доходы, существенно за эти месяцы ухудшилось. Конечно, недовольство этим есть, но пока его масса, наверное, еще не преодолела некий критический рубеж, за которым возможны какие-то акции протеста. Однако, это тревожный звонок, потому что если ситуация будет двигаться в том же направлении, то, я думаю, до этого может дойти, учитывая активно раздаваемые в ходе и думской кампании социальные обещания. Пока ничто не предвещает их выполнения.


Кроме того, я бы обратил внимание на то, что нас пытаются все аргументировать следствием изменения цен на мировых рынках, в частности, в Европе на продукты питания. Но для тех граждан, которые путешествуют, я, например, за последние несколько месяцев постоянно выезжал в Европу и в другие страны… там такого скачка не видно. То есть для тех, кто не сталкивается, это все может воспринимать на веру, но нет нигде такого резкого скачка цен на продукты питания и не только на продукты питания, как мы наблюдаем в России. На самом деле рост цен происходит повсеместно и на транспортные расходы, и на коммунальные, продолжается рост цен на недвижимость. То есть в целом происходит повышение стоимости жизни по всем основным позициям. До какой степени оно будет повышаться, мне даже сложно прогнозировать, и кто этим сможет воспользоваться, тоже пока сказать затруднительно, учитывая, что после парламентских выборов оппозиция крайне ослаблена, лишена ресурсов, пребывает, на мой взгляд, не только в организационном, но и, может быть, в морально тяжелом положении. То есть возникает парадоксальная ситуация, когда кризисное явление нарастает, но пока нет тех сил, которые способны заняться некой организацией протеста в ответ на все эти изменения. Но я думаю, что это вопрос времени.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG