Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Энн Эпплбаум: "Мы не знаем, какого рода власть будет в России через пять лет"


Программу ведет Алексей Кузнецов. Принимает участие обозреватель Ирина Лагунина.



Алексей Кузнецов: В штаб-квартире Радио Свобода в Праге состоялось выступление лауреата престижной Пулитцеровской премии, обозревателя газеты «Вашингтон пост», публициста, специалиста по России и автора книги «ГУЛАГ: паутина большого террора» Энн Эпплбаум. Тема - «Говорить с русскими… и больше». На эту же тему с Энн Эпплбаум беседовала наш обозреватель Ирина Лагунина.



Ирина Лагунина: Перед нами листовка движения «Наши», напечатанная за день до парламентских выборов в России. Она гласит: «Сегодня мы избрали Владимира Путина национальным лидером страны». И дальше - список достижений нынешнего российского президента: фотография Грозного - прямо-таки модель современного процветающего города, выплата российского внешнего долга (что неправда, потому что долг сейчас больше, чем в 1998 году, только занимало деньги не государство, а государственные компании), Олимпиада в Сочи в 2014-м, саммит "большой восьмерки" в Санкт-Петербурге в 2006-м и возвращение России проекта "Сахалин-2". Все, за исключением парадного Грозного, так или иначе связано с внешним миром. Вам не кажется, что что-то в этой картине достижений режима выглядит весьма странно? - спросила я Энн Эпплбаум.



Энн Эпплбаум: Конечно, проведение саммита "большой восьмерки" в Санкт-Петербурге вызывает только смущение именно из-за того, как этот саммит используется - в пропагандистских целях, как доказательство того, что Путин может делать все, что захочет, что ему все сойдет с рук. На какие бы нарушения прав человека он ни шел, чтобы он ни говорил за рубежом, сколько бы британских культурных центров он ни закрыл - он по-прежнему член международного клуба. И именно поэтому он так добивался проведения саммита в Санкт-Петербурге, и именно поэтому, не мой взгляд, его не стоило там проводить.



Ирина Лагунина: Ну, у западных правозащитных организаций Россия вызывает немалую тревогу. И даже на уровне законодательной власти Кремль вспоминают довольно часто. Помните призывы конгресса в 2006 и в 2007 годах исключить Россию из той же "большой восьмерки"? А вот на уровне исполнительной власти, действительно, есть это безразличие.



Энн Эпплбаум: Я бы говорила более осторожно. Несколько лет назад у нас еще были иллюзии относительно Путина - что он демократ, он хочет добра гражданам своей страны. Таких иллюзий в Вашингтоне, по-моему, больше нет и уж тем более нет в Лондоне или в Берлине. Он больше не является уважаемым равноправным партнером. Путин ведет Россию в направлении, которое не только нам не нравится, нет, больше - которое вызывает у нас глубокое сожаление. И все уже понимают, что это плохо и для России, и для россиян. Но, по-моему, на Западе так есть ощущение, что мы мало что можем сделать, чтобы изменить это.



Ирина Лагунина: Одна из отговорок, которую я слышала от западных аналитиков: хорошо, Путин уничтожил партии, задавил права человека и гражданское общество, но он сделал Россию стабильной!



Энн Эпплбаум: Я абсолютно не согласна. Стабильность - это как раз то, чего я не вижу. Мы в США не знаем, кто будет нашим следующим президентом, но мы знаем, как будет проходить процесс его избрания. В России этого нет - нет правил, мы не знаем, как отбираются люди, из кого, какой властью они будут обладать. Подумайте, мы на самом деле не знаем, какого рода власть будет в России через пять лет.


XS
SM
MD
LG