Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Накануне супер-вторника: выборы, которые могут решить судьбу президентский номинаций от двух главных партий. Удастся ли "Майкрософту" совершить крупнейшую сделку в истории электронной индустрии


Юрий Жигалкин: Накануне супер-вторника: выборы, которые могут решить судьбу президентский номинаций от двух главных партий. Удастся ли "Майкрософту" совершить крупнейшую сделку в истории электронной индустрии? Таковы темы уик-энда в рубрике "Сегодня в Америке".


Вторник, скорее всего, станет решающим днем для кандидатов, пытающихся добиться партийной номинации в президенты. Через год после начала кампании, первых агитационных встреч с избирателями и через месяц после начала первичных голосований предвыборный процесс, завороживший страну своей непредсказуемостью, достиг водораздела. 5 февраля пройдут первичные выборы сразу в двадцати двух штатах, в том числе, самых населенных - Калифорнии и Нью-Йорке, после них из четырех главных претендентов на номинацию - двое от каждой партии - останутся два бесспорных фаворита. Кто они? На этот вопрос не могут ответить даже социологи, чьи предсказания во время этой кампании вообще оказались на редкость неверными. Как говорят историки, последний раз американцы стали свидетелями столь напряженной предвыборной интриги больше тридцати лет назад, когда лидеры были определены лишь на сравнительно позднем этапе первичных выборов. Но тогда среди сюжетных линий не было ничего подобного нынешней драме, драме одной из самых известных политических династий Америки. Хиллари Клинтон, негласно утвержденная истэблишментом Демократической партии в качестве неоспоримого кандидата партии в президенты задолго до первичных выборов, вдруг обнаружила, что этого может не произойти, что слезы могут быть лучшим оружием до сих пор крайне уверенного в себе политика. А традиционно популярный Билл Клинтон вдруг предстал в роли не стесняющегося в средствах политического оперативника, готового пойти на фальсификацию, чтобы уничтожить кандидатуру соперника супруги. Но расшатал Билл Клинтон, кажется, лишь свою репутацию, и накануне супер-вторника одна из ведущих либеральных газет страны "Лос-Анджелес Таймс" формально поддержала кандидатуру Барака Обамы, отметив в редакционной статье, что именно он "наиболее сконцентрирован на том, как направить общество на путь конструктивного диалога".


Сейчас Барак Обама явно заворожил значительную часть демократического истэблишмента, воспринимающего его кем-то вроде реинкарнированного Джона Кеннеди. Как написала в "Нью-Йорк Таймс" Кэролин Кеннеди, дочь убитого президента, Обама воодушевялет людей так, как это умел делать лишь ее отец. Как говорят политологи, феноменальный прорыв Обамы из рядов неизвестного никому молодого сенатора в реальные претенденты на президентство свидетельствует об эластичности и работоспособности избирательного процесса, вопреки сетованиям о том, что президентские кампании стоят все больше и позволить себе конкурировать могут только очень состоятельные люди.


Мой коллега Ян Рунов обсудил эту тему с известным американским политологом.



Ян Рунов: Историк и политолог, научный сотрудник вашингтонского Фонда "Наследие" Ли Эдвардс объяснил...



Ли Эдвардс: Есть две группы кандидатов. В одной - действительно состоятельные люди, как, например, бывший губернатор Массачусетса Митт Ромни. В другой - люди, способные собирать деньги других людей в свой избирательный фонд. Это - сенатор Хиллари Клинтон, или сенатор Барак Обама. Избиратели считают, что эти кандидаты могут выиграть или должны выиграть, и дают свои деньги в их фонд. Так что совсем не обязательно быть миллиардером, чтобы попытаться стать президентом США, но надо уметь собирать десятки миллионов долларов на свою избирательную кампанию, чтобы стать жизнеспособным кандидатом. Это тоже одна из форм здоровой конкуренции, ибо, как показывает нынешняя предвыборная борьба, позволяет соревноваться многим кандидатам почти на равных. Сейчас мы видим четырёх лидирующих кандидатов от двух партий с равными шансами. В этой системе все они могут поддерживать свою конкурентоспособность.


Вообще, я считаю, что наша избирательная система одна из самых демократичных. У нас есть первичные выборы, которые являются прямыми, и на которых каждый голос играет роль в том, кто выиграет, а кто проиграет. Одновременно проводятся выборы старого образца, так называемые «представительные» - это «кокусы», то есть внутрипартийные собрания. У нас смешанная система - «кокусов», первичных выборов и съездов. И это хорошо, потому что не дает одной определенной группе возможности больше других влиять на ход выборов, никому не дает слишком много власти и влияния. И еще одно очень важное достоинство нашей демократической системы в том, что у нас практически всего две политические партии.



Ян Рунов: Однако были попытки создать третью партию...



Ли Эдвардс: Очень важное условие политической стабильности, сбалансированности - две партии, что далеко не всегда наблюдается в тех странах, где существует многопартийная система, и где коалиционные правительства часто распадаются, назначаются внеочередные выборы. Мне кажется, больше стабильности дает двухпартийная система. У нас она работает довольно хорошо, и в основном на протяжении нашей истории мы избирали в президенты достойных людей.



Ян Рунов: Перед супер-вторником 5 февраля, когда первичные президентские выборы пройдут в 24 штатах и проголосуют 60 процентов американских избирателей, кандидаты в президенты потратили на телевизионную рекламу в этих штатах более 100 миллионов долларов каждый. По данным исследования, проведенного Висконсинским университетом, кандидаты от Демократической партии собрали денег больше, чем кандидаты от Республиканской партии. Среди демократов Барак Обама израсходовал на политическую рекламу 23 миллиона долларов, Хиллари Клинтон - 19 миллионов. Больше всех потратил республиканский кандидат Митт Ромни - 29 миллионов, из которых половину - своих собственных денег. Сенатор-республиканец Джон Маккейн оказался скромнее других, он потратил всего 8 миллионов.



Юрий Жигалкин: В пятницу компьютерный гигант "Майкрософт" заявил о намерении приобрести за сорок четыре миллиарда долларов интернетного гиганта Y ahoo. Если этот союз между монополистом в области компьютерных операционных систем и одним из главных игроков в интернетном пространстве состоится, а этому могут воспрепятствовать антимонопольные положения, последствия для пользователей компьютеров могут быть очень серьезными.


Слово - Аллану Давыдову.



Аллан Давыдов: В декабре прошлого года через поисковик Yahoo во всем мире было сделано 8,5 миллиардов запросов, в то время как через лидера в этой сфере - Google - 41,5 миллиарда запросов. Второе место Yahoo в сфере интернет-поиска выглядит крайне привлекательным для Microsoft а, потерпевшего неудачу со своим поисковиком MSN . В то же время Yahoo заметно сдает позции в борьбе с Google. В письме генерального директора Microsoft Стива Баллмера совету директоров Yahoo предлагаемая сделка названа "уникальной возможностью" объединить силы в привлечении новых рекламодателей на основе объединения поисковой и непоисковой платформ обеих компаний.


Прокомментировать стремление Microsoft приобрести Yahoo я попросил соучредителя общественной организации "Люди за ответственность в Интернете" Лорена Уайнстина.



Лорен Уайнстин: Microsoft сейчас понимает, как быстро меняется природа его основного бизнеса, связанного с программным обеспечением персональных компьютеров. Он пока остается монополистом благодаря своей операционной программе Windows , но появляется все больше альтернатив традиционным операционным функциям Windows в онлайновой среде. Microsoft обеспокоен тем, что его в будущем могут вытеснить даже из монополизированного им пространства операционных систем. В свою очередь у Yahoo свои собственные серьезные проблемы. Ее поисковый портал теряет пользователей, компания оказалась не способна, в отличие от Google, создать на основе своих популярных сайтов прибыльную бизнес-модель. Несколько дней назад она объявила о сокращении персонала на тысячу человек. Для Microsoft Yahoo считается очень привлекательным объектом для присоединения. Но заинтересована Yahoo в этом или нет, учитывая, что прежде она уже отвергла такую сделку, - понять пока невозможно.



Аллан Давыдов: Но ведь есть какие-то "за" и "против" этой сделки с точки зрения интересов Yahoo ?



Лорен Уайнстин: Разумеется, Yahoo сейчас испытывает финансовую нестабильность, динамика ее прибылей ослабевает. И все же, если руководтво Yahoo чувствует что оно наверняка способно вывести компанию из кризиса своими силами - оно, видимо, не будет склонно принять предложение о покупке Microsoft. И тогда Microsoft должен будет решать, что ему делать. Yahoo структурирована таким образом, что Microsoft не сможет просто так купить на рынке ее контрольный пакет акций. Но теоретически он может начать воздействовать на акционеров Yahoo, с тем чтобы те поддержали сделку с Microsoft. Существует целый ряд неопределенностей, так что трудно делать прогнозы.



Аллан Давыдов: Руководитель Microsoft Стив Баллмер утверждает, что от сделки выиграют обе стороны. Вы с эти согласны?



Лорен Уайнстин: Всегда существует возможность того, что подобная сделка может оказаться проигрышной для обоих партнеров. Я не считаю, что сделка, если она, конечно, состоится, даст обещаемую или объявляемую публично пользу. Особенно когда речь идет о конкуренции с таким могучим и хитроумным соперником, как Google, который расположился неподалеку и не почивает на лаврах. На первый взгляд кажется, что Microsoft и Yahoo, объединившись, смогут открыть новое направление в веб-сервисе, поскольку каждый из них в отдельности преуспел на своих направлениях. Но такой подход может и не сработать.



Аллан Давыдов: Как может слияние Microsoft и Yahoo изменить их взаимоотношения с потребителем?



Лорен Уайнстин: Наиболее вероятный сценарий состоит в том, что, слившись, они будут пытаться конкурировать с Google. Это, как я подозреваю, может принять вид высокоинтегрированных версий их различных операционных систем. Например, Microsoft, скорее всего, будет стремиться максимально интегрировать системы и методологии Yahoo в свою доминирующую повсюду операционную систему Windows. Это в свою очередь может вызвать новый поток вопросов о монополизме Microsoft, который уже имеет ряд исков со стороны Антимонопольной комиссии Евросоюза. Потребители не смогут обойти стороной и вопросы о сохранении частной информации. Microsoft накопила много персональной информации пользователей системы Windows. В свою очередь Yahoo также накопила много персональной информации о пользователях Интернета. Такое сочетание, даже с учетом постоянного совершенствования Microsoft правил конфиденциальности, может создать ситуацию, в которой регулирующие органы или рядовые потребители начнут как минимум выражать озабоченность потенциальными злоупотреблениями в обращении со сведениями личного характера. Но опять же, это только предположения.



Аллан Давыдов: Если Microsoft и Yahoo, имеющие свои поисковики, создадут на их базе что-то новое - как это отразится на популярности поисковика Google?



Лорен Уайнстин: Думаю, что комбинация Microsoft и Yahoo изменит ландшафт конкуренции и создаст потенциально мощного соперника для Google, более сильного, чем Microsoft и Yahoo по отдельности. Но, как я уже сказал, нет никакой гарантии, что слияние такого рода компаний будет сопровождаться их хорошей сочетаемостью друг с другом. Google в случае этого слияния не станет сильно менять свои приоритеты. Потому что эта компания изначально заряжена на сражение с соперниками, она доказала способность к лидерству в области разработки конкурентоспособного продукта. Несомненно, Google на сегодняшний день достиг большого успеха и сможет выдерживать конкуренцию даже в противостоянии объединившимся Microsoft и Yahoo. Ручаться за победу в сражениях с Googlе, как правило, не стоит. И я не думаю, что в ближайшем будущем такое положение изменится.



Аллан Давыдов: Сказал эксперт в области компьютерных технологий Лорен Уайнстин.


Руководители компании Yahoo пока никак не прокомментировали предложение о покупке, сделанное компанией Microsoft.



Юрий Жигалкин: Инвесторы же поспешили дать свое заключение: акции «Майкрософта» сильно упали, поскольку Уолл-стрит считает, что из этого союза не выйдет ничего хорошего.


XS
SM
MD
LG