Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Мировая пресса и журналисты в минувшем году стали жертвами масштабной необъявленной войны против них


Программу ведет Александр Гостев . Принимает участие корреспондент Радио Свобода Марк Крутов .



Александр Гостев : Мировая пресса и журналисты в минувшем году стали жертвами масштабной необъявленной войны против них. Таков главный вывод, содержащийся в очередном ежегодном докладе о свободе прессы авторитетной американской организации «Комитет защиты журналистов». Россия в этом докладе стоит в одном ряду с 12-ю другими странами, в которых погиб один журналист - это военный обозреватель «Коммерсанта» Иван Сафронов. Российские защитники прав журналистов называют другие цифры. Подробности - у нашего коллеги Марка Крутова.



Марк Крутов : 2007 год стал рекордным по числу погибших журналистов за последние 13 лет - 65 человек, из которых почти половина была убита в Ираке. 70 процентов журналистов стали жертвами преднамеренных убийств. В докладе говорится и о фактах преследования журналистов в других странах, в том числе в России. Отдельной строкой отмечается, что неугодные российским властям публикации все чаще приравниваются к экстремизму - а это по новому закону является поводом для уголовного преследования. Вот что рассказал в интервью Радио Свобода сотрудник комитета защиты журналистов Фрэнк Смит:



Фрэнк Смит: Самым опасным местом для журналистов остается Ирак. В 2007 году в Ираке были убиты 32 журналиста, столько же, сколько в 2006. А по количеству арестованных и заключённых в тюрьму журналистов на первом месте в мире девятый год подряд остаётся Китай. Большинство из заключенных - интернетные журналисты, обвиненные в антигосударственной деятельности. На втором месте по количеству арестованных журналистов - Куба.


Ситуация в России по-прежнему вызывает серьезную озабоченность. В 2007 году мы не видели никаких улучшений. В России продолжается «закручивание гаек» в отношении свободных, независимых журналистов. Деятельность органов информации российские власти ограничивают все больше. Помимо гонений на прессу, нас волнует то, что подавляющее большинство убийств журналистов остается нераскрытым. Это касается даже таких громких на весь мир дела, как убийства Пола Хлебникова и Анны Политковской. Не ведется эффективного расследования убийств, и, к сожалению, еще очень далеко до того, чтобы люди, стоящие за этими преступлениями, были преданы суду.



Марк Крутов : Говорил сотрудник Комитета защиты журналистов Фрэнк Смит. За последними случаями преследования журналистов в России далеко ходить не надо. Сегодня в Санкт-Петербурге начался суд над оппозиционным журналистом Николаем Андрущенко. Заместителя главного редактора газеты "Новый Петербург" обвиняют в публикациях тенденциозных и клеветнических материалов. Андрущенко 64 года. Он страдает гипертонией и астмой. С осени прошлого года его содержат в следственном изоляторе, где как заявляет журналист, он подвергается физическому и психологическому давлению. В знак протеста против политических репрессий и цензуры Николай Андрущенко принял решение отказаться от российского гражданства.


В начале февраля еще один российский журналист, Александр Косвинцев, получил политическое убежище на Украине. Косвинцев опубликовал в кемеровской газете «Кузнецкий край» и еженедельнике «Российский репортер» несколько критических статей о губернаторе Амане Тулееве. После этого в его адрес стали поступать угрозы со стороны силовых структур:



Александр Косвинцев: Со мной, как с журналистом, безусловно, там справились. Но когда я вошел в состав "Объединенного гражданского фронта" Гарри Каспарова, организовывал его визит в Кемерово, в частности, и после этого как раз была совершена первая провокация в отношении члена "Объединенного гражданского фронта", когда меня сняли с рейса, отпустили через суд и так далее, и так далее. Я думаю, что именно политическая деятельность была такой же составляющей, как и журналистская. Донос губернатора Кемеровской области, где он прямым текстом писал, прокурору своему писал: "Мы внимательно следим за деятельностью Косвинцева и как редактора газеты "Российский репортер", и как руководителя местного отделения "Объединенного гражданского фронта". И принимаем соответствующие ситуации меры". Ну, вот меры эти выливались в различные провокации, прослушку телефонов, слежку постоянную, визиты милиционеров и так далее.


Я получил очень серьезное предупреждение от людей, которые работают в силовых структурах, действующие сотрудники, они говорили мне так примерно - будь аккуратен, не ездей один, тебя на трассе остановят и под видом гаишника изобьют или тебе подложат какой-нибудь пакетик с наркотиками.



Марк Крутов : Говорил российский журналист Александр Косвинцев, получивший политическое убежище на Украине. За ситуацией с правами журналистов в России следят не только международные, но и собственно российские организации. Их данные зачастую рознятся. В докладе Международного комитета защиты журналистов напротив слова «Россия» в графе «погибшие журналисты» стоит цифра один. Однако, президент Фонда защиты гласности Алексей Симонов в интервью корреспонденту Радио Свобода Евгении Назарец, напомнил и о других трагических случаях:



Алексей Симонов: Они в какой-то степени сами себе противоречат, потому что, говоря, один, они не учитывают второго, которого они называют в тексте доклада, это Ифанова, оператора студии "Новое телевидение" из Алтайского края, который так же, как Иван Сафронов, при очень-очень сомнительных обстоятельствах... Нет ясности, поэтому один занесен в число погибших, второй туда не занесен. На каком основании? Из каких соображений? Только из соображений того, что Иван Сафронов вызвал очень крупный скандал, поскольку это была московская история, а история с Вячеславом Ифановым, которая произошла где-то там на Алтае, она не вызвала такого резонанса. Это довольно частое расхождение наше с нашими коллегами, с которыми мы постоянно работаем, обмениваемся информацией. По нашим данным, во всяком случае, зафиксирована гибель 8 журналистов в этом году. Вроде есть какие-то сведения о том, что два или три из них случая имеют бытовой характер. Я вполне это допускаю, но, к сожалению, расследования проводятся настолько поверхностно и недостоверно, что иногда просто душа не поворачивается верить в результаты. А иногда они просто не проводятся.


Печальный результат? Печальный. Хотя на самом деле нельзя сказать, что в этом году был бы рост смертей, потому что в 2006 году было 9 человек, в 2005 было 7 человек.



Евгения Назарец: Алексей Кириллович, в русском языке, помимо слова "нападение", а именно "Нападение на прессу" называется доклад комитета защиты журналистов, в русском языке еще есть слово "нападки", не нападение, конечно, но напрямую относятся к работе журналиста. Я думаю, что об этом в виде преследования журналистов, об этой журналистской опасности у вас тоже есть данные за прошлый год.



Алексей Симонов: Нападения происходили в 75 случаях, в восьми случаях они закончились смертельно. А нападения были, мы зафиксировано 75, я не говорю, что их было 75, потому что никто не обнимет необъятного и, к сожалению, мы не можем однозначно сказать, что наша статистика всеобъемлющая. Фактов цензуры было 33, это примерно чуть побольше, чем обычно фиксируется. Уголовных преследований журналистов было 46, это примерно столько же, сколько и в предыдущие годы. Зато у нас непосредственный и страшный рост случаев задержания милицией, ФСБ и так далее. Если представить себе, что в предыдущие годы было 75, 47 случаев, раньше даже 37 случаев, то в этом году их 140. Это как раз относится даже не к нападениям, это скорее относится к нападкам, потому что это попытка лишить прессу возможности выполнять свою работу.



Марк Крутов : Говорил президент Фонда защиты гласности Алексей Симонов.




XS
SM
MD
LG