Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Симоновский суд Москвы принял решение о приостановлении судебного процесса по делу Василия Алексаняна


Программу ведет Михаил Саленков. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Любовь Чижова.



Михаил Саленков: Чуть больше часа назад Симоновский суд Москвы принял решение о приостановлении судебного процесса по делу вице-президента ЮКОСа Василия Алексаняна. Гособвинитель заявил (цитата по информационному агентству "Интерфакс"): "Есть медицинские данные, что Алексанян нуждается в лечении, поэтому нет оснований возражать против приостановления процесса". Перед началом заседания сам Алексанян сообщил журналистам, что консилиум врачей Боткинской больницы в присутствии медиков из СИЗО официально подтвердил наличие еще одного смертельного диагноза - рака лимфатической системы, и добавил, что заболевание вирусом иммунодефицита человека перешло в стадию "б", а следующая стадия - это летальный исход. Суд постановил, что лечение будет проводиться в условиях следственного изолятора, если врачи не примут решения о переводе Алексаняна в спецклинику.


Василия Алексаняна, напомню, обвиняют в присвоении и растрате чужого имущества, отмывании денежных средств и уклонении от уплаты налогов.


В центре Москвы всю эту неделю проходят акции в поддержку Василия Алексаняна, а группа российских правозащитников написала письмо в его поддержку. И вот как прокомментировала сегодняшнее решение суда одна из подписантов Людмила Алексеева...



Людмила Алексеева: Те, кто писали письма по поводу дела Алексаняна, требовали, прежде всего перевести его в специализированную клинику. От того, что его не будут возить на суд, он будет умирать в тюремной больнице, что изменится? Конечно, процесс надо приостановить, если его перевезут в специализированную клинику. Но пока его не перевезли в специализированную клинику, эти требования не прекратятся, потому что Алексаняна по-прежнему не лечат так, как его надо лечить.



Любовь Чижова: Людмила Михайловна, может быть вы знаете, в чем специфика тюремных СИЗО, почему там Алексанян не может получить квалифицированную медицинскую помощь?



Людмила Алексеева: Во-первых и самое главное, тюремные врачи непосредственно зависят от тюремной администрации, и как только тюремная администрация приказывает им прекратить лечение или не давать какого-то лекарства, или не поводить какого-то курса лечения, они это выполняют, поскольку у них двойное подчинение и главные их начальники - это тюремное начальство. Во-вторых, у нас далеко не всякая больница на воле имеет все оборудование, весь набор лекарств и опытных врачей, которые могли бы их использовать для того, чтобы лечить столь больного человека, как Алексанян, у которого целый комплекс смертельных болезней. А тюремные больницы по своему оборудованию, опыту врачей и набору лекарств существенно уступают другим больницам на воле, часто в них нет даже самых простых лекарств, которые доступны каждому гражданину в аптеке, не говоря уж о том, что пока это происходит в тюремных условиях, общественный контроль никак не может быть осуществлен. Мы же не знаем, что с ним делают и что с ним будут делать в тюремной больнице. Предположим, действительно, все там есть. Они нам говорят: мы все делаем, как надо. Мы же не можем быть в этом уверены. Тем более что у наших властей обманывать и лгать даже публично, по телевизору, даже не на уровне тюремного начальства, а на самом высоком уровне нашей федеральной власти - это раз плюнуть. Поэтому для нас очень важно, чтобы он был переведен в настоящую специализированную больницу, где мы знаем, что будет все необходимое для лечения, и врачи могут это лечение осуществлять, и мы можем быть уверенными, что действительно делается все возможное для спасения его жизни.



Михаил Саленков: С главной Московской Хельсинкской группы Людмилой Алексеевой беседовала наш корреспондент Любовь Чижова.


И еще один комментарий. Говорит Борис Немцов, один из лидеров Союза правых сил. Он надеется, что Василия Алексаняна будут лечить не в СИЗО, а в клинике.



Борис Немцов: Естественно, по-человечески было бы во всех смыслах правильно, и с точки зрения гуманизма, и с точки зрения выполнения решения Европейского суда по правам человека, чтобы Василия отпустили уже, в конце концов, дали ему возможность лечиться, тем более что он болен смертельными болезнями. Тем не менее я считаю, что это хоть и небольшая, но все-таки победа тех людей, которые боролись за справедливость, боролись за то, чтобы перестали его пытать. Я очень надеюсь на то, что сейчас тюремные власти примут правильное решение. Зная повадки путинской бюрократии, могу сказать, что для того, чтобы снять с себя ответственность, они, скорее всего, отправят его лечиться в гражданский стационар, и это будет правильное решение, которое снимет с них подозрение, что они палачи. Я бы очень хотел в это верить, но считаю, что еще рано прекращать борьбу за его жизнь, нужно ее продолжать.


XS
SM
MD
LG