Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Кинообозрение» с Андреем Загданским Фильм «Джуно» Джейсона Рейтмана




Александр Генис: Каждый год в пятерку лучших фильмов, номинированных на главного «Оскара», попадает маленькая, снятая на медные деньги картина, которую счастливая прокатная судьба или упорство критиков возносит на вершину кинематографического Олимпа. В этом году такой «серой лошадкой», а лучше сказать – «Золушкой» - стал фильм «Джуно», который мы обсуждаем с ведущим нашего «Кинообозрения» Андреем Загданским.



Андрей Загданский: Вы только что сказали, Саша, «медные деньги». Бюджет фильма составляет семь с половиной миллионов долларов!



Александр Генис: Конечно, это медные деньги, если среднее кино в Голливуде сейчас шестьдесят миллионов стоит сделать.



Андрей Загданский: Но эти медные деньги оказались исключительно удачной инвестицией. На сегодняшний день фильм заработал в прокате, только в США, сто миллионов долларов!



Александр Генис: То есть картина «попала». Почему?



Андрей Загданский: Есть такое понятие – социальное ожидание. Фильм имеет дело с болезненной проблемой, с которой часто имеют дело дети и родители в современной американской семье - подростковая беременность. Вообще, это несчастье, горе, нечто из ряда вон выходящее.



Александр Генис: Кроме того, это одна из главных причин бедности.



Андрей Загданский: Совершенно верно. И вот картина, которая в легком, комедийном, остром ключе имеет дело именно с этой проблемой. Первые 15 минут картины мне показались захватывающими, веселыми, интересными, легко написанными, с легким, острым и по-настоящему стройным диалогом. Главная героиня - подросток, которая очень ловко сочетает себе качества такой девочки, школьницы девятого-десятого класса и, вместе с тем, умной, взрослой, по-своему циничной, остроумной женщины. Вот это сочетание детскости и взрослости, собственно говоря, абсолютно точно характеризует состояние 16-летней девчонки.



Александр Генис: Кроме того, героини этого фильма, которая, с одной стороны - девочка, а с другой стороны - готовится стать матерью.



Андрей Загданский: И эта легкая игра в репликах, в первую очередь, создает очень хорошее ожидание. Первые 20 минут совершенно замечательные. Ждешь большего.



Александр Генис: Знаете, Андрей, для меня этот фильм, в первую очередь, интересен своим текстом, потому что он написан крайне примечательной сценаристкой, женщиной, которая до этого прославилась в основном своим хобби, а именно - стриптизом. До этого она работала в рекламном агентстве, а потом она перешла на сцену. Фильм написан необычайно правдивым, правдоподобным языком. Это язык, на котором говорят подростки. Это совсем не то же самое, когда взрослые пишут для подростков. Это то, как говорят подростки. И из него я почерпнул немало выражений, которые мне просто непонятны были, а теперь я начинаю немножко понимать, как говорят школьники. Это очень смешной и очень точный язык. И до тех пор, пока говорили дети, было интересно, а как только появились взрослые я, честно говоря, почувствовал такую инъекцию сахарина, и это ощущение не оставляло меня до конца картины.



Андрей Загданский: Действительно, появляется новый автор с совершенно новым жизненным опытом. Мы понимаем, что автор сценария, женщина по имени Дьябло, действительно входит в другой мир, открываются шлюзы в другое пространство. И это пространство мы рассматриваем. Этот язык дает нам очень много какого-то иного ощущения современного молодежного мира. Но дальше нужно рассказать историю, которая была бы убедительна, интересна, захватывающа и держалась бы до самого конца, при этом, работая в такой, я бы сказал, опасной территории, как подростковая беременность.



Александр Генис: И аборты. В Америке это проблема мучительная и политическая.



Андрей Загданский: И вот находясь на этой территории, которая действительно между Сциллой и Харибдой, скажем так, этого конфликта, этой драмы, не скатиться в сахарную, сладкую территорию очень трудно. И, с моей точки зрения, авторам это не удалось.



Александр Генис: Мне кажется, в таких случаях было бы хорошо, если бы кино было разного размера. То есть этот фильм заслуживает тридцати минут экранного времени. К сожалению, все фильмы должны быть почему-то одинаковые. Почему романы могут быть разные, а фильмы должны быть одинаковые? Андрей, у меня такой вопрос. Каждый год, во времена оскаровского сезона, появляется вот такой маленький фильм. И все эти маленькие фильм по-своему похожи, все они, в основе своей, восходят к чеховской новелле. Не то, что ничего не происходит, но ничего не меняется. Как вы считаете, что это значат для современного кинематографа эти маленькие фильмы?



Андрей Загданский: Это, в первую очередь, попытка войти в большое кино с, как кажется авторам, новым материалом, неожиданным подходом, новой драматургией, когда можно не рассчитывать на суперзвезд, на вещи по-настоящему дорогие, на большие декорации, на суперэффекты и заявить о себе. То есть сделать ставку на хороший маленький сценарий, как вы правильно говорите, в чеховском стиле выписанную историю, и на ней войти в кино.



Александр Генис: Это не получается.



Андрей Загданский: Я с вами не согласен. Есть вещи, которые получаются. Десять с лишним лет тому назад маленький фильм «Фарго» был номинирован за лучший сценарий. Я знаю, что вы скажете, что братья Коэны были к этому времени более знамениты, но, тем не менее, это был маленький фильм, и многие считали, что никогда «Оскар» не дадут такому маленькому, незначительному фильму. «Фарго» получил тогда «Оскара» за лучший сценарий. Появляются эти открытия неизбежно, это всегда повод для молодых режиссеров и авторов войти в кино. В этом фильме, мне кажется, работает механизм наоборот. Картина, с моей точки зрения, совершенно не тянет ни на одну оскаровскую номинацию. По моим понятиям это вообще картина, которая заканчивается посередине, значит, это провал. Но ориентация на то, чтобы увидеть новые тенденции, увидеть новые маленькие, как вы говорите, незаметные картины, которые могут конкурировать с гигантами. В этом году фильму «Джуно» предстоит конкурировать именно с гигантами, потому что речь идет о целом ряде по-настоящему больших, взрослых, мастерских картин.


XS
SM
MD
LG